У меня шизофрения как мне жить

Люди с легкостью апеллируют такими словами, как «шизофрения», «депрессия», «анорексия», не задумываясь об их смысле, а ведь есть простые советы, благодаря которым жизнь больного человека станет более полноценной.

Диагноз шизофрения очень тяжело поставить, так как ни одни анализы или техника его не подтвердят, поэтому и лечение заболевания затруднительно. Но в настоящее время совершается все больше научных открытий в отношении лечения этой болезни, что позволяет надеяться на полное излечение человека с подобным диагнозом.

При общении с больным возникает вопрос, как себя вести. Часто можно наблюдать такие ситуации, когда общество отстраняется от шизофреника, стараясь не поддерживать с ним контакта. Ведь никто не знает, как поведет себя такой человек в ту или иную минуту. Но ведь больной шизофренией такой же человек, как и все. Конечно, в моменты обострения он может вести себя неадекватно:

  1. У него возникают галлюцинации.
  2. Он подвержен бредовым идеям.
  3. У человека развиваются различные страхи.
  4. Возможна агрессия.
  5. Больной может совершить неожиданные поступки, вплоть до фатальных.

Но отталкивающее поведение может привести к негативным последствиям. Даже здоровые люди не приемлют такое поведение, а что говорить о больном человеке. Поэтому люди, которые живут бок о бок с шизофреником, должны научиться адекватно, реагировать на его поведение и постараться помочь ему. Им следует оберегать и поддерживать его. При бредовых идеях больного человека не стоит на него обижаться, так как в нем говорит его болезнь, а не он сам.

Жизнь больного человека разделена на 2 периода: обострение и период ремиссий. Самый тяжелый — это период обострения. Больной человек в это время не в состоянии отвечать за свои поступки, с ним могут происходить следующие ситуации:

  1. Развитие слуховых или зрительных галлюцинаций.
  2. Бредовые идеи.
  3. Присутствуют различные страхи.
  4. Больной человек может убежать из дома, начать бродяжничать.
  5. Становится агрессивным, нанося тем самым вред окружающим или самому себе.

Задача близких людей — как можно раньше заметить признаки обострения и вовремя обратиться за медицинской помощью.

Как правило, сам больной не может заметить бред и галлюцинации в своем поведении, поэтому определить изменения в состоянии больного — задача родственников.

Если такой диагноз у вас, первое, что приходит на ум, — это отчаяние и вопрос о том, как жить дальше. Придется смириться с таким положением вещей и научиться жить с шизофренией.

Вы хотите вылечиться, но вам тяжело запомнить, что говорит врач, у вас голова идет кругом. Если это так, то можно соблюдать ряд правил, и тогда все встанет на свои места:

  1. Не пугайтесь и спрашивайте сразу о непонятных для вас вещах.
  2. Если вы забываете о том, что хотели спросить, записывайте все на листок.
  3. На прием к врачу возьмите с собой друга или родственника. Так будет легче запомнить все, что скажет врач.
  4. Спросите у доктора о группах взаимопомощи для людей с таким диагнозом. Возможно, существуют и семейные группы.

Первым провокатором шизофрении является тревога, справиться с ней очень сложно, так как наличие болезни уже вызывает тревожные мысли. Но контролировать ее нужно научиться. Тревога действует на мысли и поведение человека следующим образом:

  1. Постоянно думает о трудностях в своей жизни.
  2. Появляется страх, даже перед тем, чего не стоит бояться.
  3. Мир кажется неуправляемым.
  4. Ожидание чего-то ужасного.
  1. Потеют ладони, и дрожат руки.
  2. Появляется сухость во рту и горле.
  3. Учащается сердцебиение.
  4. Чувство давления в груди.
  5. Боль в голове и напряжение в шее.
  6. Скованность мышц.
  7. Покалывание пальцев на руках.
  8. Трудности с дыханием.
  9. Головокружения.

Чтобы справиться с чувством тревоги, постарайтесь соблюдать следующие правила:

  1. Вовремя замечайте тревожные мысли.
  2. Составьте список ситуаций, при которых вы ощущаете тревогу, подумайте, как с ними справиться.
  3. Если в общественном месте вы почувствовали приближение тревоги, отойдите в сторону и постарайтесь успокоиться. Не стоит убегать, так как тревожное состояние только усилится.
  4. Не употребляйте алкоголь, кофе, наркотики. Они лишь усиливают ваше состояние.
  5. Найдите приятного для вас собеседника.
  6. Постарайтесь упростить свою жизнь, не наваливайте на себя гору обязательств, распределите свои обязанности равномерно. Если что-то невозможно выполнить, то вообще откажитесь от этого дела.
  7. Если тревога возникла из-за ссоры с кем-то, то поделитесь ситуацией с человеком со стороны: он объективно оценит проблему и расскажет вам о ваших промахах.
  8. Изучите приемы релаксации.

Вы можете расслабиться следующим образом:

  1. Слушая приятную негромкую музыку.
  2. Принимая теплую ванну.
  3. Прогуливаясь в вечернее время.
  4. Читая интересную литературу.
  5. Даже социальные сети порой неплохо расслабляют.
  6. Сходите на интересный кинофильм или устройте просмотр у себя дома.
  7. Занятия спортом.
  8. Бассейн.
  9. Медитация или занятия йогой.
  1. Доверьтесь полностью специалисту в этом деле. Любой врач, имеющий опыт работы с психически больными людьми, знает специфику отношений и методы борьбы с заболеваниями.
  2. Вместе с врачом необходимо выбрать метод лечения. Доверившись полностью специалисту, вы тоже должны принимать участие в выборе методики лечения шизофрении.
  3. Определить, на каком уровне родственники будут принимать участие в лечении больного, так как их внимание очень важно в процессе терапии. От микроклимата в семье, сплоченности всех родных в борьбе с болезнью может зависеть успех лечения. К тому же больной шизофренией должен постоянно находиться под чьим-то присмотром, так как поступки его могут быть неожиданными, особенно в периоды обострения.
  1. В момент обострения часть обязанностей больного должна перейти на его близких. Но не стоит полностью взваливать на себя всю ношу, иначе человек привыкнет к этому и ситуация лишь усугубится.
  2. Порой слова больного человека могут быть непонятны для вас, тогда следует поступить таким образом: послушайте с ним музыку, порисуйте и т.д. Выберите то, чем можно заменить слова, так как самое важное в это время для него — это ваша поддержка и понимание.
  3. Даже если вам кажется, что шизофреник ничего не соображает, не говорите о нем в третьем лице, несмотря на обострение: он может слышать и сознавать все происходящее.
  4. Все члены семьи, где проживает больной человек, должны следить за собой и своим поведением. Вы не сможете оказать ему поддержку, если сами опустите руки. Но в то же время и не забывайте о себе, помните, что если вы перестанете следить за собой, думая только о больном, то ни к чему хорошему это не приведет.
  5. Заранее разработайте план поведения на случай обострения болезни.
  6. Если у человека наблюдаются явные улучшения в его состоянии, необходимо заранее знать, что делать дальше. В любом случае жизнь больного должна измениться.
  7. В то же время будьте всегда готовы к обострениям.
Читайте также:  Какие изменения происходят при шизофрении

Сегодня доказано, что многие великие умы жили с шизофренией и это им помогало делать свои открытия. Таким образом, жить с диагнозом шизофрения можно вполне сносно, но не прекращайте лечение и консультируйтесь всегда с лечащим врачом. Возможно, окончательно избавиться от психического расстройства не получится, но улучшить качество жизни вполне возможно.

Люди с психическими расстройствами рассказали о своей жизни. Вряд ли вы догадывались, как может начаться шизофрения

Существует радикальная гипотеза о том, что всего каких-то 3 тысячи лет назад все люди были шизофрениками. Такое утверждение ученых основывается на анализе рукописей разных культур: люди в совершенно разных уголках планеты, не имея никакой связи друг с другом, вели себя абсолютно одинаково — слышали голоса и подчинялись им, думая, что это «говорят» боги или музы. В наши дни всевозможные психические расстройства стали синонимом недееспособности, что не мешает тем, у кого голоса в голове и пустые дыры в душе, жить среди относительно здоровых людей. Вероятно, такие примеры есть даже в вашем окружении, просто вы этого не замечаете.

AdMe.ru предлагает вам на несколько минут представить себя буквально в голове человека с различными психическими отклонениями и понять, каково это — быть «избранным» душевной болезнью. Если когда-нибудь вы заметите подобное поведение в своем окружении, вы будете знать, при каких обстоятельствах нужно сразу же обращаться за помощью и спасать человека.

  • Наверняка все вы видели уличного бродягу, который слоняется по центру и бормочет или даже кричит себе что-то под нос? Скорее всего, у него одна из форм шизофрении. Эта болезнь проявляется в любом социальном слое, и многие высокопоставленные лица и даже люди науки страдают этим заболеванием. Как и я.

Впервые это обнаружилось на 1-м курсе в Йельской школе права. Мы сидели в библиотеке и готовили общий проект с однокурсницами Ребел и Вэй. В один момент я вдруг выдала такую речь: «Записки — это посещения. Они дают доказательства. Все дело в вашей голове. Пэт так говорил. Вы кого-нибудь убили?» Ребел и Вэй уставились на меня так, будто их окатили ледяной водой. Затем я поинтересовалась, прыгают ли у них слова из судебных дел как у меня. Потому что мне казалось, что кто-то проник в копии моих судебных дел и нам было нужно исследовать суставы. При этом я доверяла суставам, ведь благодаря им держалось мое тело.

Девочки решили, что я приняла наркотики. Я пошла домой и всю ночь думала об апельсиновых деревьях, ненаписанных документах и массовых убийствах, за которые мне предстояло ответить. При этом я понимала, что все это ненормально и страшно.

Далее в моей жизни были жесткие госпитализации, долгое лечение и сотни злых существ с кинжалами в руках, которые отрезали по кусочку моего тела и заставляли глотать горячие угли. Но благодаря близким моя жизнь не окончилась на больничной койке. Сегодня я профессор психиатрии в Школе права Университета Южной Калифорнии. У меня много друзей, и я счастлива в браке.

У всех есть ангелы и демоны в душе, просто мне не повезло их узреть.TED

  • У меня биполярное расстройство. Все коварство заболевания в том, что, даже будучи доктором, ты не замечаешь, что с тобой что-то не так. Во всяком случае, пока у тебя не будет личного опыта распознавания «первых звоночков», таких как повышенная разговорчивость, восторженность, влюбчивость, энергия, бьющая через край и, что очень важно, сниженная потребность во сне. Если вовремя не принять меры, воронка мании (фазы гиперактивности при биполярном расстройстве, которая предшествует депрессии) утащит тебя за грань разумного, и есть вероятность, что самостоятельно за помощью ты уже не пойдешь — скорее, тебя повезут на карете.

Свою первую манию я как раз прозевала. Свое повышенное настроение я приписала к неожиданной влюбленности в коллегу. Я начала писать стихи. На день медика организовала концерт, нашла артистов, пела песни — это был мой триумф. В этот же день мы поехали всем коллективом на экскурсию в Санкт-Петербург, и я зажигала как могла: бегала по всему городу, знакомилась с людьми (маниакальные быстро знакомятся и располагают к себе), сходила в бассейн, сауну, спа, тренажерный зал. Ночью не спала — проговорила с охранником, — а на утро подбила поехать всех на шашлыки. На все это веселье я одолжила деньги у коллег, но в тот момент это не казалось проблемой. Было просто неимоверно весело.

По возвращении я начала реорганизацию своего кабинета: натащила туда кучу ненужных вещей, дорогих моему сердцу, но неположенных по санэпидрежиму — вот тогда коллеги и заподозрили меня в неадеквате. Уехала я тоже весело. Диагноз, кстати, поставила себе сама, но уже в карете скорой помощи. Он подтвердился. The Question

  • У меня обсессивно-компульсивное расстройство. И это гребаная пытка. Ни одно мое действие не может быть завершено без выполнения какого-либо ритуала, что к тому же еще и отнимает кучу времени. В общем, меня постоянно посещают мысли вроде:

— «Если ты не повернешь этот шампунь этикеткой в другую сторону, твоя мама умрет сегодня во сне, и это будет твоя вина».
— «Если ты не включишь и не выключишь свет 10 раз, то тебя будет тошнить сегодня вечером» (а у меня еще и фобия тошноты).
— «Если ты не переложишь этот нож в определенную часть стола, кто-нибудь из твоей семьи наткнется на него, заколется и умрет, и это будет твоя вина».

Читайте также:  Какое заболевание похоже на шизофрению

Таким образом, совершенно любая повседневная деятельность внезапно превращается в смертельную ситуацию. И, если ты действительно хочешь выжить, тебе придется дотронуться до этой портативной зарядки 80 раз, иначе, если не смерть, то как минимум нервный срыв гарантирован. Quora

  • У меня синдром Туретта: то есть иногда дергается рука, иногда я выкрикиваю всякие словечки, которые человек в здравом уме постесняется сказать, и, главное, я не контролирую этот процесс. Однако это не особо мешает мне и моему любимому человеку. Просто нужно довериться и рассказать о своих расстройствах и болезнях в самом начале отношений, чтобы потом никто неожиданно не впал в ступор при виде, например, жутко дергающейся руки и мата, летящего из уст милой девушки.
  • Биполярное расстройство — это мания, а потом депрессия. Во время своих маний я успеваю натворить дел и наломать дров — наркотики, бессонница, безудержный шопинг и миллион начатых дел. А потом стадия депрессии.

Началась болезнь еще в школе, когда в течение нескольких недель у меня было очень плохое настроение и я ходила на крышу, пытаясь прыгнуть вниз. Потом в университете: сначала было тяжело ходить на пары — не было сил, не было мотивации и желания, пока меня не отчислили.

С каждым разом депрессии утяжелялись и удлинялись. Я бросала работу, не выходила из дома, не ела, не отвечала на звонки. А главное — не понимала, что со мной происходит и во всем винила себя, свою лень и несобранность. У депрессий и маний есть такая особенность — сразу теряется критика. Поэтому, как бы странно ты себя ни вел и ни чувствовал, это не кажется болезнью.The Question

  • Худшее для меня в биполярном расстройстве то, что я боюсь быть слишком счастливым, потому что я не знаю, насколько глубокой депрессией мне это может обойтись. Это похоже на американские горки: чем выше забираешься, тем ниже падать. Может, поэтому уровень самоубийств при таком расстройстве составляет около 20 %. Quora
  • Я изучаю астрофизику в Университете Пенсильвании (CША) и являюсь основателем университетской лаборатории по исследованию пульсаров. Но этот «ботаник», как вы явно подумали про меня, долго хранил ужасающую тайну. У меня шизофрения.

Впервые она проявилась в старших классах, а в колледже я попыталась покончить жизнь самоубийством, потому что больше не могла выносить этот кошмар: куда бы я ни пошла, за мной следовал клоун. Он насмехался надо мной, толкался и даже кусался. Еще мне мерещились пауки — и это раздражало больше всего, так как я не могла отличить, реальность это или галлюцинация. Но хуже всего мне стало после появления девушки, напоминающей персонажа фильма «Звонок». Проблема в том, что она могла говорить сама с собой и точно знала, когда и что сказать, чтобы выбить почву у меня из-под ног. Когда я все это рассказываю, меня воспринимают с опаской. На самом деле мы все видим, слышим и чувствуем галлюцинации: только кто-то лишь в ночных кошмарах, а кто-то и во время бодрствования.

Окружающие меня люди даже не догадывались о моей реальности, о том, что я не могла порой даже писать тесты в классе, потому что «они» перекрывали мне тетради.

Лучшее решение, которое я приняла не только в этой ситуации, а в целом в своей жизни, — я обратилась к врачам. Даже мама говорила мне: «Врачи? Ни в коем случае! Никому не рассказывай. Этого не должно быть в нашем анамнезе, подумай о сестрах, об их будущем. Люди будут считать тебя сумасшедшей и ты не сможешь получить работу». Я скажу только одно: не позволяйте никогда и никому убедить вас не обращаться за медицинской помощью. Сейчас на Земле 51 миллион человек больны шизофренией. И каждый десятый из них кончает жизнь самоубийством. И в основном это те, кто не обратился к врачам.

В какой-то момент мне пришлось совершить некий камингаут — я написала большое признание в фейсбуке. И меня поразила поддержка окружающих. Несколько моих друзей также признались, что у них шизофрения. Сейчас я являюсь основателем некоммерческой организации по защите душевнобольных студентов. Да, мы больны. Но мы не монстры. Если вы или ваши знакомые столкнулись с такой проблемой, запомните: главное, нельзя молчать и бояться обращаться за помощью. TED

  • У меня обсессивно-компульсивное расстройство, и выражается оно в том, что у меня абсолютно все должно быть симметричным, даже действия. Это затрудняет и продлевает любые процессы, но такая симметрия просто жизненно необходима для гармоничной жизни. Объясню на примере клавиатуры.

Я прямо сейчас набираю этот текст. На клавиши с буквами на левой стороне клавиатуры я нажимаю левым указательным пальцем. На клавиши с буквами справа — правым указательным пальцем. На кнопку Delete я нажимаю безымянным пальцем правой руки, a на Shift безымянным пальцем левой руки. Все симметрично, все идеально. Но! Пробел находится посередине, и, чтобы не нарушать баланс, мне приходится нажимать на него большими пальцами обеих рук одновременно либо по очереди, по схемам: например, 2 раза подряд левой, 2 раза — правой. И так абсолютно каждый раз. Quora

  • Биполярное расстройство — как это? Представьте, что вы приняли амфетамин и забыли об этом. Измененная реальность кажется нормой. После недели бессонных ночей мир начинает функционировать по понятным только мне законам: «Я избранная с рождения, все родные и близкие это знают, но скрывают от меня», «Мои родители — это не мои родители, и поэтому они хотят моей смерти», «Мои руки обладают целительными свойствами, поэтому нужно всех трогать».

После первого эпизода больной чаще всего научается довольно успешно манипулировать окружающими, в том числе и врачами, и до поры не выдавать своих наполеоновских планов, в результате чего становится совершенно неуловимым: сегодня я решаю, что должна побывать в как можно большем количестве стран с «миссией», а завтра уже лечу бог знает куда в самолете на последние отложенные деньги. Близкие становятся врагами за то, что отказываются признать очевидное (см. «Я избранная»). Экзальтация сменяется паранойей и паническими атаками. Последний мой эпизод закончился 7 ночами за решеткой за нарушение общественного порядка, последующей депортацией из одной европейской страны и 2 месяцами в московской психиатрической клинике. The Question

Читайте также:  Куда пойти работать с диагнозом шизофрения

  • Девушка о тревожно-депрессивном расстройстве: «Мой муж уехал на неделю в командировку, а мне стало страшно. Мысль о том, что с ним что-нибудь случится и он умрет, посещала меня не раз и не два в день — я думала об этом постоянно. А когда он вернулся, мне не полегчало. Мы шли по улице, держась за руки, а мне казалось, что все — это последние минуты, когда я вижу его живым. Я перестала есть — зачем есть, когда вот-вот случится самое страшное?»

Ее муж: «Обычному человеку для того, чтобы выйти из дома, пообщаться с кем-то, поработать, требуется небольшое усилие — где-то от 0 до 5 по 10-балльной шкале. Человеку, который живет с психическим расстройством, нужно 20 баллов только для того, чтобы встать с кровати. Это требует большой отваги, и близкому человеку очень важно помнить об этом и хвалить. Я хвалил Алию за то, что она налила себе кофе, вышла из дома, вернулась с работы — напоминал себе постоянно, что, вообще-то, она герой».Meduza

  • 5 лет назад я начал встречаться с идеальной девушкой. 2 года у нас все было замечательно, мы решили пожениться. Но через пару месяцев после свадьбы ее поведение сильно изменилось: началось с того, что она вдруг решила уволиться с работы (на которую она очень хотела попасть, а проработала там всего лишь неделю), объяснив это тем, что к ней приставал начальник. Затем она вдруг начала пить, много курить и перестала спать. Итог: скорая помощь, госпитализация и диагноз «шизоаффективное расстройство». The Question
  • Во время учебы в Оксфорде я резко потеряла вес, у меня началась депрессия, я начала часто бормотать себе что-то под нос. При этом я вовсе и не думала, что я больна. Просто считала себя плохим, дефектным, глупым и злым человеком. Но попытка самоубийства заставила меня обратиться к врачу. Диагноз — «начальная стадия шизофренического расстройства». Psychology Today
  • В колледже я была успешным и энергичным студентом. При этом в душе я была несчастна, меня доводила неуверенность в себе, страх перед окружающими и внутренней пустотой. Когда начался 2-й семестр, никто не мог бы и догадаться, что вот-вот должно было произойти.

Когда это случилось впервые, я выходила с семинара, напевала что-то, копалась в сумке и вдруг услышала спокойный голос: «Она выходит из аудитории». Я оглянулась — вокруг никого. И все же я совершенно точно слышала эти слова. Это меня потрясло. Я бросила книги на лестнице и побежала домой. Там голос зазвучал вновь: «Она открывает дверь».

Появившись однажды, голос не исчез. Днями напролет он излагал все, что я делаю в третьем лице. «Она идет на лекцию. Она идет в библиотеку». Порой он даже напоминал доброго приятеля. Но об этом узнала моя подруга, а затем психотерапевт. Мой страх на волне их паники нарастал. И тогда голос перестал казаться безобидным. Более того, он размножился — голосов стало много. Они говорили, что, если я заслужу их помощь, они могут вернуть мою нормальную жизнь. Они стали давать мне «задания». Началось все с мелочей: например мне надо было вырвать три волоса с головы. Но постепенно «задания» становились экстремальнее. Голоса велели причинить себе вред или, к примеру, вылить стакан воды на преподавателя на глазах у студентов. Что я и делала. С этого и начался порочный круг недоверия, страха, непонимания со стороны окружающих.

Голоса ухудшались, абсурдные видения, навязчивый бред — я была уже совсем не в силах их угомонить и хотела просверлить дыру в голове, чтобы их заглушить. Врачи практически поставили на мне крест, лишь накачивали таблетками, а психиатр мне как-то даже сказал: «Элеанор, лучше бы у тебя был рак. Его проще вылечить, чем шизофрению».

Но мои близкие дали мне силы поверить в себя, подтвердив то, о чем я давно догадывалась. Мои голоса — это осмысленная реакция на травмирующие события, прежде всего из детства. Они не враги, они — источник информации о моих эмоциональных проблемах. Первым делом я поняла, что нужно воспринимать их метафорично, а не буквально. Например, если голоса грозили напасть на мой дом, я научилась толковать это как собственный страх и неуверенность, а не реальную опасность дома. Я научилась расшифровывать скрытый смысл их слов. Если они говорили мне, что мне нельзя выходить из дома, я благодарила их за напоминание о том, что сейчас не чувствую себя в безопасности, и за возможность что-нибудь предпринять.

Более того, потом я смогла убедить не только себя, но и их, что мы в безопасности. Я наладила с ними отношения и начала их контролировать. В конце концов я осознала, что каждый голос тесно связан с одним из аспектов моей личности и несет в себе сильные эмоции, которые я когда-то не смогла в себе подавить. Голоса — это просто то, что пришло на смену моей психологической боли, это наиболее пострадавшая часть меня, я должна ее уважать, успокоить и посочувствовать ей.

После того как я буквально собрала себя по кусочкам, я прекратила принимать лекарства и вернулась в психиатрию уже в другой роли — я магистр психологического вуза, и наконец-то я оказываю поддержку другим, открывая истинный смысл голосов у них в голове. TED