Шизофрения у детей 3 месяца

Шизофрения у детей встречается крайне редко – статистика показывает, что в детском возрасте ею заболевает один ребенок из пятидесяти тысяч. Впрочем, проблема усугубляется тем, что распознать недуг в раннем детстве очень сложно, ведь это не физический недостаток, который сразу очевиден. В раннем возрасте проявление болезни может остаться незамеченным, а ведь своевременная диагностика могла бы помочь маленькому пациенту. Стоит подробно рассмотреть симптомы и признаки этого заболевания у детей.

Как и любая другая болезнь, детская шизофрения обусловлена определенными факторами, ведущими к развитию недуга. При этом ученым не удалось установить весь спектр причин – есть лишь факторы, которые увеличивают риск заболеваемости, но не означают стопроцентной вероятности такого исхода.

Основной причиной считается генная предрасположенность, а именно – нарушение генной структуры. Впрочем, никто не может сказать, когда этот фактор сыграет свою роль, потому что врожденная по своей сути шизофрения проявляется лишь под действием определенного катализатора.

Диагностировать недуг у новорожденного вскоре после рождения вероятнее в том случае, если катализатором выступило событие, произошедшее еще в бытность ребенка плодом – например, обвитие пуповиной, митохондриальная недостаточность, другие патологии беременности и осложнения при родах.

В большинстве случаев первые признаки наблюдаются значительно позже, будучи вызванными вирусным инфицированием нервной системы или сильным стрессом. При этом совпадение даже нескольких названных факторов совсем не означает, что ребенок заболеет шизофренией.

Будучи заболеванием генного характера, шизофрения не передается никак, кроме как по наследству.

При этом у родителей с генными нарушениями могут рождаться совершенно здоровые дети, и наоборот – болезнь в полностью здоровой семье может впервые проявиться у малыша, получившего генное нарушение не в наследство, а в результате собственной патологии.

В некоторых случаях определить явные нарушения психики у малыша можно еще до того, как ему исполнится 2 года. Наиболее бросающиеся в глаза симптомы – это странное поведение: например, четко сфокусированный взгляд буквально с рождения, как будто ребенок смотрит на несуществующий предмет. И это при том, что многие младенцы так просто не умеют.

Попадаются и обратные примеры, когда ребенок совершенно не реагирует на движущиеся предметы. Спят такие дети очень мало – всего лишь несколько часов. Они остро реагируют на шум и плачут чаще других – при общей вялости.

При дальнейшем развитии ребенка патология становится все более явной. Типичный признак шизофрении – задержки развития речи и моторики, хотя сами по себе они еще ни о чем не говорят. В движениях очень заметна неловкость и медлительность, кроме того, такие дети обычно не умеют строить межличностные отношения.

В целом поведение малышей выглядит очень эксцентричным. Их былая вялость, наблюдавшаяся в первые месяцы жизни, сменяется легкой возбуждаемостью, склонностью к агрессии и крику, но при этом – сравнительной холодностью по отношению к родителям. Такой ребенок способен увлечься своим занятиям вплоть до одержимости, а в играх обычно не ищет компании, да и вообще не задумывается об интересах окружающих. Иногда шизофрения сопровождается олигофреноподобным дефектом, который характеризуется низкими возможностями памяти и общей наивностью.

Если дети и заболевают шизофренией, то обычно это происходит еще на этапе дошкольного возраста. Это особенно усложняет диагностику, поскольку практически все названные симптомы сами по себе на шизофрению не указывают, а являются отклонениями в пределах нормы, ведь каждый ребенок развивается индивидуально.

Ситуация еще больше усугубляется также тем, что более двух третей всех больных шизофренией детей переживают заболевание в виде приступов. Оно не проявляется стабильно, тогда как непрерывное развитие недуга наблюдается лишь у каждого четвертого маленького пациента.

Каждый третий среди больных шизофренией детей страдает ее злокачественной формой, которая характеризуется высокой степенью сопутствующей олигофрении.

По неустановленным причинам в группе особого риска находятся мальчики – девочки составляют всего лишь четверть всех пациентов такого типа. Кроме того, именно у мальчиков болезнь прогрессирует хоть и вяло, но стабильно, тогда как девочки отличаются более ярко выраженными, но все же не постоянными приступами.

Злокачественная форма шизофрении справедливо считается наиболее тяжелой, поскольку она не просто замедляет развитие ребенка, а буквально поворачивает его вспять. При появлении болезни в самом раннем возрасте подозрительные процессы становятся заметными уже в возрасте около года – и приобретают окончательную форму уже к возрасту 5-7 лет. Хотя в особо тяжелых случаях формирование негативной симптоматики происходит очень быстро.

В первую очередь заметно общее угасание эмоционального фона. Для малышей обычно характерно не унывать, они быстро забывают обиды и снова радуются жизни, но больным злокачественной шизофренией жизнерадостность чужда. Ребенок замыкается в себе, ему уже не интересно происходящее вокруг, даже встреча с родителями не вызывает у него радости.

Игровая активность все больше скатывается в примитив, детская неаккуратность со временем не только не исчезает, но и усугубляется. Малыш настолько не воспринимает все новое, что любые изменения могут оказаться едва ли не единственным фактором, вызывающим у него сильные эмоции – негативные.

Речевая активность тоже падает. Хорошо говоривший ребенок начинает ограничиваться короткими и простыми фразами, затем у него портится произношение, а дальше он может вообще прекратить разговаривать. Регресс задевает и движения – даже если малыш уже умел сам одеваться, в плане моторики рук он понемногу возвращается к уровню ребенка 1-1,5 лет. При этом вероятно регулярное повторение какого-нибудь простого, ничем не обусловленного движения – вроде раскачивания.

При непрерывном протекании злокачественной формы шизофрении описанный регресс неизбежен. Если же она проявляется в виде приступов, то указанные симптомы присутствуют у двух из трех маленьких пациентов.

Читайте также:  Диф диагностика шизофрении и депрессии

Одним из наиболее распространенных сопутствующих шизофрении расстройств является кататония, то есть явное нарушение двигательной активности. Оно не всегда выражено в виде снижения активности – вместо ступора может проявляться необоснованное чрезмерное возбуждение. Нередка также крайне резкая «смена режима».

Если поразительная пассивность просто пугает, то у аномального возбуждения есть вполне конкретные риски, вроде неоправданной агрессии и склонности к импульсивным поступкам. Что характерно, кататонический синдром может развиваться сам по себе, без сопутствующих расстройств умственной деятельности. Его типичными признаками являются:

  • Топтание на месте, прерывистые движения без конкретной цели или же походка без определенного ритма, чем-то напоминающая езду на автомобиле с начинающим водителем, который еще не успел освоить коробку передач. Сюда относится также многочасовая хаотичная ходьба, сопровождающаяся рассредоточенным взглядом, что не мешает больному успешно избегать любых препятствий на своем пути.
  • Ситуация, когда ребенок внезапно «выключается»: только что он был гиперактивен и весьма подвижен, а спустя мгновение – уже лежит совершенно обессиленный.
  • Спонтанные пробуждения посреди ночи – без возможности быстро заснуть дальше.
  • В особо тяжелых случаях – деструктивная гиперактивность, когда фактически беспричинно разъярившийся ребенок способен целенаправленно причинять физический вред себе и окружающим, а также ломать любые окружающие предметы.

Типичным состоянием для большинства детей, больных шизофренией, является безразличие к происходящему вокруг. При этом безразличие буквально ко всему остро контрастирует с нелогичными, но очень заметными увлечениями каким-то определенным предметом, занятием или темой.

Весьма характерным является также галлюцинаторное восприятие, когда маленький пациент видит и тактильно ощущает то, чего на самом деле нет.

Подобные иррациональные ощущения вызывают у ребенка страх и часто развиваются до масштабов полноценной фобии, которая усиливается с наступлением вечера.

В дневное время страх и недоверие также присутствуют, но они больше направлены на реально существующие объекты – например, на незнакомую обстановку или людей. Тревога ребенка сопровождается отказом от пищи и игр, а также стремлением быть как можно ближе к матери.

Специалистами замечено: если страх вызван определенным реальным фактором, то его устранение в целом улучшает состояние ребенка.

Описанные симптомы имеют и внешне выраженные черты: приоткрытый рот и блуждающий, рассредоточенный взгляд. Непрерывная шизофрения – это стопроцентная гарантия нарушений восприятия, а вот более чем у трети пациентов с приступообразной формой такие расстройства психики не наблюдаются.

Поскольку детская шизофрения все же не является неизлечимой болезнью, очень важно как можно раньше и точнее провести диагностику. Даже если вылечить ребенка в итоге так и не получится, только с помощью правильно и своевременно поставленного диагноза можно хотя бы частично уменьшить пагубное воздействие на малыша всех описанных симптомов. При этом чаще всего врачи уверенно определяют шизофрению лишь в младшем школьном возрасте, до 12 лет, да и то – только по результатам большого стационарного обследования.

Сложностей, препятствующих быстрому выявлению шизофрении, сразу несколько. Во-первых, очень многие симптомы этого заболевания действительно могут оказаться всего лишь особенностями характера или индивидуального развития. Они не указывают на болезнь. Во-вторых, многие психические заболевания обладают очень похожим набором признаков, но при этом предполагают совершенно разное лечение.

В-третьих, такой яркий признак психических расстройств, как галлюцинации и ложное восприятие, никак нельзя наблюдать со стороны – об этом может рассказать только сам пациент. При этом дети дошкольного возраста и без того далеко не всегда способны на подробный обстоятельный рассказ, так еще и шизофрения способствует снижению речевой активности.

В таких ситуациях специалисты обычно проводят сложную диагностику, призванную не столько подтвердить саму шизофрению, сколько проверить возможное наличие тех признаков, которые могли бы указывать на иную природу заболевания. В результате изначально поставленный диагноз может неоднократно меняться, что уменьшает эффективность лечения.

Зачастую даже опытные доктора путают шизофрению с аутизмом, поскольку в начале своего развития они действительно очень похожи. Однако шизофрения чаще проявляется не раньше 3-4 лет, она характеризуется постепенным усугублением нарушений. Аутизм обычно формируется к двум годам и представляет собой резкую деградацию, но с последующим развитием, пусть и очень замедленным.

На этот момент нужно обратить особое внимание, потому что сам ребенок этого не расскажет. Доктор не имеет возможности наблюдать пациента так же регулярно, как это делают родители, поэтому отталкиваться в своих выводах он будет именно от слов последних.

Медики отмечают, что приблизительно половина детей, которым в дошкольном возрасте был поставлен диагноз «шизофрения», имеют все шансы вырасти здоровыми людьми. Для лечения данного заболевания используется комплекс методов, значительную часть которых еще около ста лет назад предложил знаменитый российский психотерапевт Владимир Бехтерев.

Шизофрения на томографии выглядит как нарушения развития лобной доли мозга, но причин для этого довольно много, что усложняет лечение. Чем младше ребенок, тем труднее составить для него правильную программу. Круг позволенных детям медицинских препаратов весьма ограничен, а психотерапия на них недостаточно действует из-за недостаточного уровня понимания языка.

В дошкольном возрасте шизофрению обычно не столько лечат, сколько сдерживают – с помощью дозволенных препаратов (в умеренных количествах). В любом случае – специалисты должны объяснить всей семье, с чем они столкнулись, что можно сделать для того, чтобы увеличить шансы на положительный исход. Целебный эффект может давать даже правильно организованное окружение. Лечение занимает несколько лет, но при подключении психотерапии в определенном возрасте результат становится все более заметным, и те же стационарные процедуры нужно проходить не так уж часто.

При лечении шизофрении часто назначают медикаменты седативного направления – например, аминазин и препараты лития, успокаивающие как психику, так и двигательную активность.

Читайте также:  Шизофрения только наследственное заболевание или нет

Для расширения эффекта их дополняют противосудорожными препаратами, а также антидепрессантами и антипсихотиками.

Детская ранняя шизофрения – психическое расстройство, начинающееся у детей в возрасте до трех лет, проявляющееся прогрессирующим распадом психических функций.

Известный советский психиатр В.М. Башина в своем труде «Ранняя шизофрения детская. Статика и динамика» делит заболевание на следующие возрастные этапы:

  • раннего детства — до 3 лет;
  • преддошкольную — от 3 до 5 лет;
  • дошкольную — от 5 до 7 лет.

По наблюдениям Башиной, в большинстве случаев (69%), дебют шизофрении у детей приходится на первые три года жизни.

В детском возрасте наряду с причинами, предполагаемыми у взрослых, большое значение играют время начала заболевания и провоцирующие (пусковые) факторы. Общие причины:

  • наследственность – высокий риск при наличии заболевания в роду;
  • токсическое воздействие на эмбрион в пренатальный период – лекарственное, наркотическое, алкогольное, ионизирующее излучение, химические вещества;
  • стрессы, инфекционные, соматические болезни, черепно — мозговые травмы матери в период беременности;
  • неблагоприятно протекающий интра- и постнатальный период – родовые травмы, гипоксия, внутричерепное давление, инфекционные болезни новорожденных;
  • позднородящие матери (после 35 лет).

Пусковыми факторами могут служить сильный испуг маленького ребенка, нервно-психическое перенапряжение, длительные соматические патологии, эндокринные нарушения, неграмотно выполненные прививки (с нарушением сроков, без учета побочных действий и противопоказаний).

В патогенезе детской ранней шизофрении играют роль следующие механизмы развития:

  • кислородное голодание клеток головного мозга, особенно сказывающееся в период роста и развития тканей и органов нервной системы ребенка;
  • генетические изменения вследствие токсических воздействий на эмбрион – в первую очередь, мутации в коротком плече 6 хромосомы;
  • дисфункции нейромедиаторов – повышение активности дофамина, снижение активности глутаматных рецепторов.

У детей раннего возраста преобладает непрерывная форма течения шизофрении, которая делится на злокачественную, вялотекущую, параноидную. Чаще встречается вялотекущий вариант.

Одной из особенностей протекания шизофрении в детском возрасте является присоединение неврозоподобной симптоматики, которая нередко наводит на ложный след при диагностике, маскирует клиническую картину.

Отсутствие продуктивной симптоматики (бреда, галлюцинаций) обусловливает редко встречающуюся приступообразно — прогредиентную форму у маленьких детей. Эта форма характерна для школьников, причем бред носит рудиментарный, монотематический, систематизированный характер. Развернутая картина наблюдается в подростковом возрасте.

Также почти не наблюдается реккурентное течение (лишь в 5% случаев).

По клиническим проявлениям в раннем детском возрасте наблюдается кататоническая и простая шизофрения. Гебефреническая типична для пубертатного периода. Параноидная – в редких случаях диагностируется у учащихся средних классов.

Диагностировать заболевание у младенцев очень сложно, ввиду неразвитости речевых, коммуникативных навыков, схожести проявлений с другими симптомокомплексами, отсутствии классических признаков, характерных для взрослых, завуалированности эмоциональными расстройствами.

Первые признаки шизофрении могут проявляться уже в 9–12 мес. Наблюдаются:

  1. Внезапная смена двигательной активности – вялые или обычные дети вдруг пытаются ползать, ходить, прыгать, вскакивать на ноги. Их невозможно уложить.
  2. Наряду с чрезмерным двигательным возбуждением эмоции уплощаются – реакция на мать становится слабой, ребенок не радуется ее появлению, не выделяет ее среди других. Наоборот, может проявляться негативизм – малыш отталкивает мать, отказывается от груди, кусается.
  3. Приобретенные навыки исчезают, наблюдается их регресс.
  4. Снижается аппетит, нарушается сон.

Состояние продолжается от нескольких недель до полугода. Со стороны может показаться, что ребенок активный, подвижный. Но если присмотреться, становится заметна стереотипия (повторяемость движений), монотонность, быстрая смена вялостью. При присоединении эмоционального безразличия к окружающему – матери, другим людям, новым играм, игрушкам и регрессе навыков опытный врач может поставить диагноз.

Двигательное возбуждение у младенцев выражается в виде:

  • гиперкинезов наподобие судорог;
  • тиков – зажмуривании, подергивании глаз, жевании, кивании, потирании рук, запрокидывании головы;
  • бесцельного пробегания вперед (пропульсий).

Клинические проявления различаются в зависимости от формы заболевания и стадий физиологического развития ребенка.

В возрасте 1–3 года часто диагностируется синдром Каннера – ранний детский аутизм. Мнения ученых до сих пор не сходятся: является ли аутизм Каннера проявлением детской ранней шизофрении или это самостоятельное заболевание. В Международной классификации болезней МКБ -10 аутизм Каннера отнесен в рубрику «Нарушения психологического развития» (F84), а ранняя шизофрения – в разделе «Шизофрения» (F20). Но по клиническим проявлениям эти два заболевания у маленьких детей практически идентичны.

В течение первого года у малышей наблюдаются:

  • нарушения инстинктов – сна, аппетита;
  • беспричинный плач и повышенная возбудимость.

Такие проявления характерны для любой патологии, а зачастую на них вообще не обращают внимания. Должно насторожить неадекватное эмоциональное поведение – отсутствие «комплекса оживления» при виде матери, удовольствия, радости.

В конце первого года и на втором году жизни формируются двигательные стереотипии – перебирания, перекатывание, сгибание пальцев рук, раскачивания. Малыши подпрыгивают, кружатся, бегают на цыпочках, взмахивают руками. У большинства детей к 5–8 годам стереотипные движения уменьшаются или исчезают, а в пубертатном возрасте не наблюдаются ни у кого.

У детей 2–3 лет на первый план выходит отставание в психомоторном развитии – не развиты навыки самообслуживания (не могут самостоятельно есть, одеваться, ходить в туалет), неловкая походка, сочетание точных движений с хаотичными, множество движений, присущих новорожденным.

Особенности речи у малышей этого возраста:

  • дети не задают вопросов, и не отвечают;
  • говорят о себе в третьем лице;
  • эхолалии (повторение последних слогов, слов), скандирование, штампованность, незавершенность фраз;
  • неестественные интонации, вычурность, лепет;
  • нарушение грамматического и синтаксического построения предложений.

Игры носят странный, неестественный характер. Дети не обращают внимание на игрушки, перебирают какие — то предметы (например, крышки от кастрюль), перекладывают их, постукивают, пересыпают песок или крупы. Действия бесконечно повторяются, не сопровождаются эмоциями. При попытке оторвать ребенка от такого занятия, он становится агрессивным.

Дети с аутизмом Каннера негативно реагируют, когда нарушается привычный уклад жизни – меняется распорядок дня, расположение вещей в комнате, надо ехать в незнакомое место, появляется посторонний в доме, пойти гулять по другой дороге.

Читайте также:  Как по лицу определить шизофрению

Начало внезапное. Проявляется в 2–4 года. Прежде активный ребенок вдруг становится безучастным, ничто не доставляет ему удовольствия, пропадают желания, стремления. Ребенок может подолгу сидеть, уставившись в одну точку, совершать длительные стереотипные движения – раскачиваться, катать машинку, постукивать. Появляются хаотичные движения, характерные для более раннего возраста.

Постепенно нарастает уплощение аффекта – негативные реакции (протест, недовольство, агрессия) тоже исчезают, сменяясь отрешением от всего, уходом в себя. Дети не реагируют на наказания, повышенная потребность в родительском тепле, наблюдающаяся в начале болезни, сменяется на отчужденность, холодность. Утрачивается интерес к общению со сверстниками, способность к эмпатии (сопереживанию).

В речи наблюдаются неологизмы (новые слова), эхолалии, повторения одних и тех же слов. Ребенок говорит о себе в третьем лице. Речь становится бессвязной, переходит в бормотанье. Контакту ребенок недоступен – не реагирует на обращенную речь.

Утрачиваются навыки самообслуживания, опрятности. Нарастание шизофренической симптоматики, заканчивающееся дефектом, при этой форме происходит на протяжении 3–6 мес, стремительно.

Неврозоподобный вариант. Начинается с тиков, заикания, стремления к аутоагрессии (дети бьют, кусают, царапают себя). Становятся придирчивы к мелочам, раздражительны. В ответ на требования, устраивают истерики – показывают демонстративное поведение, валяются по полу, стараются обратить на себя внимание, кричат, дерутся, плюются.

Характерна гиперестезия – повышенная чувствительность к яркому свету, шуму, посторонним звукам, запахам, тактильным прикосновениям. Дети становятся брезгливыми, в том числе и к еде. Может наступить полный отказ от пищи вплоть до истощения. Нарушается сон. Возникают ночные кошмары с фантастическим ужасающим сюжетом. У некоторых детей бывают раптоидные состояния – внезапные приступы страха как в ночное, так и в дневное время, во время которых они в приступе ужаса, паники мечутся, бегут, куда глаза глядят, могут напасть на посторонних людей, попасть в ДТП.

Постепенно происходит нарастание дефицитарной симптоматики, которая «перекрывает» неврозоподобную, что ведет к формированию шизофренического дефекта.

Кататонический вариант. Проявляется преобладанием возбуждения. Ступор наблюдается у младших детей реже, он характерен для подростков. Кататоническое возбуждение проявляется отсутствием усталости – ребенок почти не спит, не ест, беспрерывно мечется, хаотично двигается. Такое состояние ведет к резкому истощению вплоть до летального исхода.

Кататонический мутизм трудно дифференцировать с распадом речевых функций вследствие регресса. При дифдиагностике надо учитывать понимание речи при кататонии, выражающееся в эхолалиях в ответ на обращенную шепотную речь.

Невозможно определить возрастной диапазон дебюта этой формы из — за маскированности неврозоподобными и психопатоподобными нарушениями. Для этой формы характерно отсутствие кататонических проявлений, а также бреда и галлюцинаций в более старшем возрасте. Шизофренический дефект формируется с самого начала, параллельно с аффективными и поведенческими расстройствами.

Дефект проявляется в виде искаженного типа развития (аутистических симптомов, нарушения мышления). Течение медленное, равномерное, без усиления или ослабления симптоматики. В подростковом возрасте возможна смена неврозоподобных признаков на психопатоподобные.

Встречается, в основном, в более старшем возрасте, но иногда дебютирует в первые три года. Приступ характеризуется внезапностью, пронзительным криком, плачем, страхами. Состояние может длиться до 1 года, прерываясь кратковременными ремиссиями. Позже присоединяется кататоническая симптоматика.

Через 4–5 лет после манифестации болезни формируется дефект – распад психических функций. В старшем возрасте может перейти в непрерывную форму течения или проявляться классическим чередованием приступов галлюцинаторно — бредового синдрома и ремиссий.

Диагностика ставится на основании анамнеза (вероятность наследственной предрасположенности, особенности протекания беременности и родов), жалоб родных и тщательного наблюдения за ребенком. Точный диагноз детской ранней шизофрении зачастую возможно поставить только с помощью динамического наблюдения (на протяжении определенного промежутка времени).

Дифференциальную диагностику проводят с:

  • умственной отсталостью – отсутствие изменений на ЭЭГ, МРТ, частичная обратимость психических функций, вычурность в поведении, характерные стереотипии, эхолалии подтверждают шизофрению;
  • судорожным синдромом – шизофренические гиперкинезы (отсутствие потери сознания, смена возбуждения вялостью, регресс навыков, безразличие к родным говорят за шизофрению);
  • неврозами – неврозоподобный компонент (эмоциональная холодность, особенности поведения, речи подтверждают шизофрению).

Прогноз при непрерывной злокачественной форме крайне неблагоприятный. Распад психических функций наступает за 2–3 года. Форма заканчивается формированием тяжелого дефекта или летально вследствие физического истощения.

При других формах течения возможны несколько типов развития:

  1. Астенический – ребенок не может правильно ориентироваться в окружающей действительности в силу аутистических наклонностей, он живет в своем мире, нерешительный, робкий, зависимый от окружающих.
  2. Депрессивный – следствие перенесенных страхов, другой неврозоподобной симптоматики. Человека мучают депрессивные и ипохондрические мысли, навязчивости, он постоянно подавлен и озабочен чем — то.
  3. Анэтический – расторможенность влечений, психопатоподобное поведение, чреватое совершением антисоциальных действий, лишением свободы или летальным исходом.

При любом варианте развития детской ранней шизофрении ребенок — подросток — взрослый не может адаптироваться в окружающем мире, ему требуется постоянная помощь и поддержка.

Большинство нейролептиков, рекомендуемых для лечения шизофрении у взрослых, маленьким детям противопоказано. Назначаются седативные средства на растительной основе, расслабляющие и успокоительные ванночки, чаи.

При истощении ребенка госпитализируют, проводят интенсивную терапию в отделении реанимации. Для профилактики формирования дефекта применяются ноотропные препараты, витамины, микроэлементы.

Большое значение придается психотерапии, направленной на коррекцию неврозоподобных и аффективных расстройств. Сеансы проводятся как индивидуально, так и в группах. У маленьких детей – это игровая, песочная, арт-, сказкотерапия, терапия общения с животными (дельфинами, лошадьми). Родственникам малыша рекомендована семейная психотерапия, на которой им объясняют суть заболевания, как надо правильно вести себя с ребенком, что делать при приступах.

Автор статьи: Вейц Алина Эмильевна, врач — психиатр, кандидат психологических наук