Можно ли работать парикмахером с шизофренией

Диагноз «шизофрения» пугает и шокирует. Для близких людей больного шизофренией и самого шизофреника возникает ощущение конца света. Кажется, что поставлен «крест» на всю дальнейшую жизнь.

Но жизнь продолжается, несмотря на страшный диагноз. Просто нужно научиться жить и работать с болезнью, понимая её особенности, чувствовать свое состояние и добиваться нормального качества собственной жизни.

Не все шизофреники получают пенсию по инвалидности. Большинство больных шизофренией должны учиться зарабатывать себе на жизнь самостоятельно. Это ещё более актуально, так как кроме обычных расходов, больные шизофренией вынуждены тратить большое количество средств на медикаментозную поддержку своего состояния.

Для больного шизофренией важен правильный выбор рода деятельности, который даст материальную обеспеченность, возможность самореализации и социальной адаптации. Кроме того, правильно подобранная работа поможет человеку в выражении своих эмоций, проявлению интереса и желания к деятельности.

Работа может быть методом профилактики обострения шизофрении. При шизофрении наблюдается такое явление, как апатия ко всему окружающему, включая деятельность. Трудовая деятельность не приемлет ситуативных желаний, а формирует дисциплинированность. Таким образом, в период апатии человеку приходится заставлять себя совершать определенные действия, а значит, двигаться по пути борьбы с болезнью.

Универсальный список профессий, которые подходят больным шизофренией, составить просто невозможно. Причина в том, что больные шизофренией, как и здоровые люди, имеют целый ряд индивидуальных особенностей, которые оказывают влияние и на профессиональный выбор, и на саму деятельность.

Тем не менее, можно определить ряд закономерностей и рекомендаций по профессиональному самоопределению больных шизофренией.

В рекомендациях по профессиональному самоопределению учитывается, прежде всего, безопасность для самого больного. Некоторые особенности профессиональной деятельности могут негативно сказаться не только на больном, но и иметь последствия для окружающих.

Во-первых, нужно избегать таких видов деятельности, которые связаны с нарушением циклического биоритма. Особенно пагубно на состояние больного оказывает работа в ночное время. Насилие над собственным состоянием может спровоцировать ухудшение состояния и даже тяжелые приступы.

Во-вторых, для большинства больных шизофренией опасна работа, связанная с нервным или эмоциональным напряжением, стрессами, психологическими перегрузками. На течение заболевания негативно сказываются конфликты на работе, волнительные состояния и переживания.

В-третьих, больным шизофренией противопоказана работа, которая предусматривает контакт с оружием. Деятельность, связанная с охраной, работой в правоохранительных органах, военными действиями, предусматривающая ношение оружия. Военнослужащих с первыми признаками шизофрении комиссуют из вооруженных сил сразу же при обнаружении расстройств.

В-четвертых, виды профессиональной деятельности, связанные с повышенным риском для жизни. К таким профессиям относят работу с электричеством, приборами газификации, высотные виды деятельности и др.

В-пятых, опасность для больного и окружающих вызывает ситуация, если вид деятельности или кто-то из коллег является причиной шизофренического бреда. В этом случае от работы нужно сразу отказаться.

В-шестых, для больных шизофренией противопоказана деятельность, связанная с ответственностью за других людей. Это опасно для окружающих по причине возможного невыполнения своих обязанностей, и для больного по причине повышенного нервного напряжения.

Во время СССР государство уделяло большое внимание реабилитации больных людей, в том числе и шизофреников. Существовали целые комплексы лечебно-трудовых мастерских, в которых больные шизофренией осваивали несложные профессии, получали трудовые навыки, осваивали способы взаимодействия с окружающими людьми и основы трудовых отношений.

К сожалению, сейчас этот опыт канул в прошлое и современное общество не уделяет должного внимания людям с шизофренией, не задумываясь, что число больных этой категории неустанно растет, а группа людей активно омолаживается.

Трудовые мастерские – это прекрасная возможность реализации себя. Действия с различным материалом, в процессе которой получается определенный продукт, учит людей не только трудовым навыкам, но и удовлетворению собственным трудом. Человек начинает чувствовать себя нужным, принятым в общество, способным себя обеспечивать. Это благотворно сказывается и на лечении болезни, и на возможности нормально адаптироваться в обществе.

Кроме того, практическая деятельность в мастерских отвлекает от болезненных переживаний, увлекает деятельностью, меняет приоритеты человека.

Читайте также:  История болезни при шизофрении параноидная форма непрерывное течение

При возникновении болезни в зрелом возрасте, люди, как правило, уже профессионально реализованы. Признаки шизофрении заставляют их пересмотреть свою профессиональную деятельности и отношение к ней.

Одни меняют режим работы, добиваясь сокращенного рабочего дня, или меняя глубину ответственности, а другие начинают осваивать новые виды деятельности.

Люди с заболеванием шизофрении проводят большое количество времени в больницах. И хотя, современные листы нетрудоспособности не указывают диагноз, каким-то непостижимым образом окружающие становятся обладателями информации о заболевании человека и его особенностях.

Психиатрическая неграмотность людей приписывает шизофрении массу совершенно необъективных свойств и качеств, опасных для окружающих и качества работы. Далеко не все работодатели с уважением и пониманием относятся к болезни подчиненного. Большинство начальников стараются как можно быстрее «избавиться» от больного коллеги: отказать в продолжение трудовых отношений, подвести под сокращение штата, довести до увольнения по собственному желанию.

Единственным способом сохранения отношения к себе для больного шизофренией часто является работа на дому: на приусадебном участке, в интернете, в собственных мастерских.

Но и этот вариант подходит далеко не всем больным. Материальная обеспеченность многих не позволяет реализовать себя в творческой деятельности.

В любом случае, проблемы трудоустройства нужно решать. Поощрение стремления к труду со стороны родных больного благотворно влияет на состояние пациента и на процесс лечения. Нужно поддерживать человека в попытках трудоустроиться, а не сокрушаться о сложностях жизни и невозможности найти работу.

Если даже шизофрения протекает остро, нельзя полностью отказываться от трудовых действий. Оберегать больного от самообслуживания или простейших бытовых функций крайне нежелательно.

Любой шизофреник может оказать посильную помощь в приготовлении пищи, уборке, работе на приусадебном участке, строительной деятельности. Самое главное – побуждать человека к деятельности и поддержка стремления заботиться о себе и своих близких.

  1. Профессии, которые допускают перерывы и переключение внимания: слесарь, жестянщик, столяр, плотник, бондарь, мастер по ремонту электроприборов, работники на производствах, оформитель, художник, портной, архивариус, агроном, лаборант, фотограф, регистратор, статист.
  2. Профессии, требующие узкого объема деятельности при однообразных операциях: рабочие на производстве, швея, мастер росписи и отделки, садоводы, работники на фермах.
  3. Работа, не связанная с материальной ответственностью из списков 1, 2.
  4. Работа, не требующая постоянного общения и выполняемая в маленьком коллективе: инженер-плановик, бухгалтер, конторщик, секретарь, мастера по ремонту оборудования, ветврач, зоотехник, лаборант, оформитель.
  5. Работа, не связанная с нервно-психическим напряжением.
  6. Профессии, не требующие физического напряжения и тяжелых условий труда.

Больные шизофренией имеют нормальный и высокий интеллект, поэтому остро понимают, осознают и переживают свою никчемность и ненужность.

Родным и близким нужно приложить все силы, чтобы трудоустроить или занять своего больного родственника, и положительный результат не заставит себя долго ждать.

Не только больные с психиатрическими проблемами, но и все остальные больные в России часто оказываются в состоянии очень сильного удивления. Человек только что испытал шок, встретился с серьёзной болезнью. Ему проведена хирургическая операция, или долгое лечение наконец-то позволило ему собрать «колёсики» своего рассудка. Но для получения инвалидности всё это требуется подтвердить. Каким образом проводится оценка трудоспособности безногих понятно — визуально. С шизофрениками всё сложнее. Какой-то врач сам скажет о том, что он готов дать соответствующее заключение, которое потянет на II группу. А какой-то пожмёт плечами и скажет, что никакой серьёзной потери трудоспособности нет. Это об инвалидности, которая ведёт за собой получение пенсии. Одна сторона медали «шизофрения и работа». Вторая — это потеря возможности занимать какие-то должности, выполнять обязанности и управлять транспортными средствами.

Решает трудоспособен ли больной и до какой степени медико-социальная экспертиза. Но она не организуется просто так, потому что больной покидает заведение. Для этого нужна просьба больного, иногда подкреплённая заявлением. Тогда он, если лечился не по месту проведения экспертизы, будет лежать в стационаре ещё один месяц.

Читайте также:  Как в старину лечили шизофрению

Ответ на вопрос о том, возможно ли больному шизофренией найти работу положительный. Более того, её можно и не потерять.

Какого-то чёткого регламента того, как в ГИБДД или по месту работы, службы лица, находящегося на учёте у врача-психиатра или нарколога, должны узнать об его ограничениях в России нет. Психиатрические больницы сами по себе никому ничего не рассылают. К ним могут обратиться за выпиской из медицинской книжки или эпикриза, но они могут обращения игнорировать, сославшись на закон о врачебной тайне. Эти выписки, называемые чаще справками, даются или самому больному, или его представителю, но не руководителям по месту работы или третьим лицам — родственникам, журналистам и подобным. Единственное, что меняет ситуацию — это решение суда.

Если человек работает программистом или бухгалтером в частной фирме, то уж точно никаких уведомлений из больницы его руководству не поступит.

Многообразие стечения обстоятельств очень велико, а чёткого определения того, кто и что может, а что не может не существует. Что считать правильным критерием лишения водительских прав? Человек на учёте у врача-психиатра? Ну так он после депрессии средней тяжести тоже может быть на учёте. Смотря, что происходило в ходе эпизода. Учёт сам по себе ни о чём не говорит, но используют чаще всего факт этого. Только тут нужно обращаться к врачам за их заключением, за разъяснениями. А откуда врач знает, что происходит с пациентом каждый день после его выписки? Поэтому перестраховываются, но выражается это молчанием. Отказывают выдавать справки в том, что человек что-то может, к примеру. Если диагноз хоть как-то связан с шизофренией, то врачи вряд ли дадут справку со словами о том, что человек может управлять автомобилем или работать авиационным диспетчером. Но это не говорит о том, что нет водителей и лиц, выполняющих ответственную работу, с диагнозами. Есть и очень много…

Диагноз «шизофрения». Считается ли человек дееспособным? Смотря какая и как она выражается в конкретном случае. Дееспособность — это юридическое понятие. Её выявление базируется на степях ограничения жизнедеятельности. Этих степеней три, как и групп инвалидности.

В своей деятельности СМЭ руководствуется определённой документацией и положениями, которые исходят от ведомственных структур Министерства здравоохранения и других органов. Однако часто такие документы представляют собой смесь научного и бюрократического языка. Некоторые термины путают и специалистов, а непосвящённому человеку разобраться ещё сложнее… Попробуем внести явность и использовать минимум специальной терминологии.

  • Третья степень ограничения жизнедеятельности — самая тяжелая, соответствует 1-ой группе инвалидности. Скорее всего её присвоят при постоянном течении болезни, вообще без светлых промежутков. Это могут быть и кататоно-параноидные и галлюцинаторно-параноидные варианты выражения, сопровождающиеся автоматизмом. Больные не способны выполнять действий по самообслуживанию. Они могут находиться очень долгое время в ступоре, а могут быть активными, но без признаков осознания реальными, будучи поглощёнными бредовыми идеями или галлюцинациями.
  • Вторая степень ограничения жизнедеятельности — в медицинской практике встречается достаточно часто и соответствует 2-ой группе инвалидности. Расстройство проявляется эпизодически. Основным критерием при этом считает прогресс развития дефекта по степени выражения. (Когда-то голоса в голове были слышны несколько раз в неделю, а потом постоянно.) Негативных симптомов становится больше. Эпизоды длятся дольше и доставляют больше страданий. Снижается качество ремиссии, т. е. в период «просветления» сохраняются остаточные признаки бреда или других симптомов.
  • Первая степень ограничения жизнедеятельности — в житейской практике встречается чаще всего и соответствует 3-ей группе инвалидности. Это то, что отечественные психиатры называют «вялотекущая» шизофрения. Приступы случаются редко и могут быть краткосрочными. Ограничение происходит в силу наличия стойких, но умеренно выраженных нарушений психической функции. Первая степень может быть вызвана аутизмом, неадекватной оценкой себя и социальным отчуждением даже без признаков бреда или галлюцинаций.
Читайте также:  Больной шизофренией не хочет мыться

Данные степени и дают ответ на вопрос о том, кем может работать человек с диагнозом «шизофрения». Третья степень и первая группа инвалидности — строго отрицательный. Никем, во всяком случае, — до тех пор, пока присутствует картина заболевания. Вполне возможно, что когда-то кто-то, в силу таланта и широты мышления психотерапевта или своих особенностей, и вышел из такого положения, но это такие редкие исключения, что упомянуты лишь из желания сохранять надежду. В остальных никто не задаётся вопросом о том, какая возможна работа для больных шизофренией в такой форме. Вопрос неуместен.

Вторая степень подтверждает, что с диагнозом «шизофрения» можно работать. Правда, нужно будет сделать много оговорок. Не в период эпизода. И даже нечто смутное, что может быть превратится в бред, а может и нет — это тоже может полностью снизить трудоспособность. Человек собрался на работу, а тут происходит нечто такое, что он и описать не может. У каждого выражается по-своему, оценки субъективны. Он просто берёт и никуда не идёт. А потом он понимает, что уже начался эпизод, или это он так думает. Махнул рукой и сам приехал в больницу. И положат… А что ему делать? Как ему жить? Но это не означает, что вот так всё и будет. А кто-то, наоборот, стремится на работу, потому что она его вовлекает. Совсем не обязательно, чтобы творческая. Выполняет больной в период ремиссии какую-то рутинную работу, и ему легче от этого. Не остался наедине со своей пустотой.

Попробуйте через отдел кадров. Устраивайтесь на такую, которая не требует никаких серьёзных проверок.

Все лёгкие формы лучше попытаться от диагноза оградить. Считается, что на Земле живёт не более 1% шизофреников. Называют цифры 0,55-0,77% от населения планеты. Если же добавить к ним всех оригиналов, людей с нестандартным мышлением, слишком активным воображением, страдающих амбивалентностью и аутизмом, который иногда принимает вид агорафобии, все пограничные диагнозы, которые тоже время от времени связываются ещё и с галлюцинациями, то процент как возьмёт, да как увеличится. Да до таких размеров, что превзойдёт процент распространения банальной депрессии.

Наша фирменная «вялотекущая» шизофрения — это и те, кто никогда не обращался к психиатрам, и те, кто обратился, но ему поставили какой-нибудь простенький диагноз — невроз, неуточнённое расстройство нервной системы или что-то такое. Инвалидность дали бы маленькую, а лишние проблемы никому не нужны.

Не нужно верить и в то, что в России существуют какие-то права и льготы больных шизофренией. Говорили про внеочередное предоставление жилья. На практике это право на то, чтобы больной встал в очередь на предоставление и стоял в очереди на предоставление жилья. Есть лишь единичные примеры предоставления жилья по договору социального найма. В очереди же люди стояли не менее 10 лет. Но это считанные единицы достоялись.

Все названные степени не нужно путать с вменяемостью. Последнее является более юридическим термином, который используется при анализе различных действий человека — совершения сделок или преступлений. Вменяемость определяют на момент чего-то. Подписал контракт, но думал, что с инопланетянами, убил, но думал, что спасая Землю от пришельцев… Любая шизофрения и вменяемость сочетаются с большим трудом. Но в юридическом понимании невменяемость — это не просто неадекватность, а полная увлеченность бредовыми идеями. Это устанавливают по ряду признаков, а занимается этим не медицинско-социальная, но судебно-медицинская психиатрическая экспертиза.

Существует и ещё один термин — дееспособность. Это не степень ограничения жизнедеятельности как таковая. Это перспективная юридическая оценка состояния гражданина, которая делается на базе медицинских заключений о состоянии больного. Если у него третья степень ограничения жизнедеятельности, то он вряд ли может быть дееспособным. Но признание его недееспособным происходит в суде.