Можно ли делать гипноз при шизофрении

Попробуем провести один любопытный эксперимент. Сейчас возьмём и дадим супер-постулат: шизофрения заразна. С большой долей вероятности можно утверждать, что большая часть читателей сочла, что автор пошутил. Тем не менее, утверждение не только знаковое, но и доказуемое. Это заболевание особое, а сама его фактура уникальна, в том числе и на уровне социальных связей. Все готовы посмеяться над заявлением о том, что расстройство передаётся, потому что передача любых болезней в сознании большинства людей связана с вирусами и микробами. Но чуть ли не каждый согласиться с тем, что если совершенно здорового человека поместить на год в палату с явными шизофрениками, то он тоже сойдёт с ума.

Был в истории человечества один период. Мы его все видели только в кино. Автор этих строк умудрился пообщаться с пожилой женщиной, которая была насильно угнана с Украины в Германию и попала в рабство. В молодости она была красивой, доброй и умной селянкой. Однако нахождение в Германии, в качестве восточной рабочей, а потом и заключённой в лагере в СССР, существенно её изменили.

Она спрашивала у меня о том, почему её били, почему не давали больше трёх картошек в сутки так, будто бы жаловалась начальнику на неправильных работодателей. При этом сохраняла активность. Бреда в её речах было много. Очень много. Никто и никогда не сможет сказать что-то определённое про реактивную шизофрению. Такие состояния чаще относят к шизоподобным, но не именно шизофрении. Но мы не сможем заявить, что эта женщина сошла с ума просто так, по внутренним причинам. Освободители её освободили, но про период 1945-54 она вообще ничего и никогда не говорила. Хоть как спрашивай. Про Германию запросто, даже про избиения и не совсем желанный секс, а про Сибирь ничего. Дальше каждый может догадываться сам.

Был на небосклоне литературы и практики психотерапии некто Кемпинский, Антон. Он утверждал многое, но наиболее спорное и знаковое его заверение — это попытка научного доказательства «заразности» шизофрении. Он написал много книг, а одна из самых известных «Психология шизофрении». При чём тут наша бабка, узница лагерей? Основная идея Кемпинского заключается в том, что существует сигнальный метаболизм. Чем выше по степени значимости сигналы, тем ярче защитная реакция психики. В определённый момент человеку проще жить в состоянии расстройства, чем без него. Антон Кемпинский опирался на некоторые законы. В частности закон специфичности структуры и равновесия, который интерпретировал по-своему. Сам же был узником лагерей два раза. Правда, лагеря были не такими, как Освенцим-Айшвиц. Лагерь для польских военнопленных в Венгрии и лагерь в Испании, куда его поместили франкисты.

Суть идей Кемпинского можно свести к тому, что психология шизофрении основывается на построении внутреннего мира посредством обработки внешних сигналов. Один из его основополагающих доводов можно было бы не только оспаривать, но и осмеивать, однако практика, упрямая статистика, говорят об его истинности. Смеяться можно, но осторожно. Психика человека не имеет средств защиты от массированных информационных атак, которые были бы отличными от изменения течения процессов мышления. В результате образуется расстройство с определённой функциональностью.

Вспоминая ту женщину можно прийти к странному выводу. Если власть захватят сумасшедшие, то они запросто сведут с ума целые народы. Всё дело в том, что в обычном медицинском смысле власти у шизофреника мало. Но в истории случаются исключения. Нам хорошо известен немецкий генерал Гейнц Гудериан, но более тем, что одиозным стало само имя. Он написал интересную книгу «Воспоминания солдата», которую прочитали разве что очень уж большие любители истории. В ней он чётко заявил о том, что в 1943 году Гитлер полностью сошёл с ума. Гудериан доказывал этот факт своим личным свидетельством. По его словам, он слышал то, как Гитлер распекал кого-то из генералов. Речь была фантастической. Гитлер постоянно упоминал приход сверхчеловека, миссии. По вполне понятным причинам Гудериан не мог воспроизвести высказывания целиком. Такое запомнить трудно. Однако он привёл несколько вполне разумных доводов. Это жестикуляция, блеск глаз, набор слов, который иногда переставал быть понимаемым.

Глядя на прошедшее нашими глазами Гитлеру на самом деле можно было бы поставить диагноз. Скорее всего это шизоаффективное расстройство. Купировали же яркое проявление симптомов наркотиками. В результате заболевание стало комплексным, сочетающим в себе черты расстройства психики как такового и его наркотическое осложнение. Оказавшись у власти Гитлер стал исключением, больным человеком, которому это всё же удалось. Очень быстро болезнь распространилась по всей Европе и попала даже в Африку. Это можно рассматривать в качестве символического заявления, но можно и в виде вполне медицинского. В период двух мировых войн люди на самом деле творили то, что трудно связать с реальностью. Дело не только в лагерях, но в самой идеологии. По поводу лагерей и жертв нацизма написана масса книг, статей. Но в них авторы пытаются передать факты и дать им объяснение. Мы же говорим о том, что психические расстройства непонятны и необъяснимы, поэтому нельзя исключить и эпидемический характер их распространения. Слишком много сказок превратились в реальность всего за несколько лет. Сама наука Германии была пёстрой смесью теории вечного льда, полой Земли и подобных явлений. Гитлер же хотел построения какого-то особого общества, но в это же время и отвергал его.

О третьем рейхе мы знаем в основном то, что нам напридумывали. Придя к власти нацисты запретили оккультизм, астрологию, даже буддизм. Исключение дали только одной кафедре в Берлине. Согласитесь, реальность очень не похожа на тиражируемые мифы о том, что мол весь национал-социализм был оккультным. Это неправда, а по законодательству, принятому в Германии той поры, определённого рода практика оккультных ритуалов могла кончиться 3-4 годами лагерей.

Точно такое же отношение встретили и сумасшедшие. Болезнь Гитлера не скрывалась, она называлась иначе. Если бы кто-то из врачей осмелился произнести, записать слово «шизофрения», то его участь была бы вполне понятна и незавидна. Гитлеру ставили диагнозы вроде нервного расстройства. А за неврозом и чёрта можно спрятать. К сумасшедшим же отношение было очень сложным. Явное умерщвление было, но только после сбора подписей членов семей и нескольких совещаний специалистов. В общей сложности национал-социалисты убили несколько тысяч больных.

Можно составить огромный список странностей того времени. Муссолини вводил правостороннее движение для пешеходов и заставлял чиновников делать зарядку, Гитлер обожал посудачить с известными актрисами Германии. Он хвастался тем, что может 4 часа держать руку в фашистском приветствии и обожал расписывать дамам подробности средневековых пыток. При этом его же система показала миру в первый раз то, как ломается пресловутое уже теперь «окно Овертона».

Если мы соберём воедино прелести всех фактов, то получится, что для жизни в таком обществе нужно сойти с ума, иначе прямая дорога в лагерь или на фронт, а там безумие будет вызвано самой фактурой жизни и сразу примет злокачественную форму.

Кемпинский в послевоенные годы чуть ли не специализировался на психических отклонениях узников лагерей. Характерно, что в более поздние 70-ые мир узнал о феноменальном явлении выдачи себя за узников лагерей или за кого-то, кто как-то с этим связан. Такое впечатление, что в коллективном бессознательном остались архетипические долги и каким-то образом повлияли на сознание некоторых людей.

Всё это несколько нудно и местами сбивчиво изложено для того, чтобы подвести нас к рассмотрению другого вопроса. Все эти социальные катаклизмы, по логике вещей, должны были бы актуализировать вопрос о том, что проблема может иметь решение на уровне психотерапии, а не только психиатрии. Наше классическое представление о том, что пока человек бредит широкий спектр терапии невозможен основано в основном на постулатах поведенческой психотерапии. Были в истории моменты, когда бредили люди прямо целыми нациями. Да что там говорить? Мы и сейчас балансируем на грани такого времени, поскольку маразма становится всё больше и больше.

Была ли нужна психотерапия в годы, когда немцы верили в своё арийское происхождение, а в СССР, вопреки всякому здравому, смыслу находили шпионов и «врагов народа» там, где ими и пахнуть не должно. Какой-то здравый смысл, какую-то связь с реальностью, ещё можно найти в словах о том, что немцы круче всех в Европе. По крайней мере, с этим хоть спорить можно. Но нельзя спорить с тем, что немцы имеют арийское происхождение. В это или верят, или нет. Этому не требуется поиск доказательств. Точно так же отсутствие доказательств не смущает и носителя параноидного бреда. «Меня просвечивают лучами инопланетяне, потому что я это знаю, а знаю, потому что просвечивают. И пусть весь мир отдохнёт, пока они это делают».

Национал-социалисты и коммунисты схожи в том, что они никогда не запрещали психотерапию целиком. Они запрещали явно или делали нежелательной ту часть отрасли, которая противоречила им на философском уровне. Как раз то, что и могло бы исцелить людей от болезни.

Мы имеем две важности, укажем обе.

  1. Бред и галлюцинации имеют реальную природу. Огромнейшее заблуждение считать, что человек, который заявляет о себе, что он Наполеон не имеет никакого отношения к Наполеону. Имеет самое непосредственное, но не к физическому Наполеону, а к его архетипу.
  2. Предоставив больным возможность бредить и испытывать изменённое состояние сознания мы сразу снизим роль психиатрии и увеличим роль комплексной терапии.

Такие предположения делать страшно из-за одиозности личностей. Однако давайте окажемся в игровой реальности. Адольф Гитлер жив, а сейчас у нас 1920 год. Он кто, собственно? Про него ещё никто не знает. Но точно, 100% уверенности, ему необходима психотерапия. Какая именно? Скорее всего та, которая позволила бы пробредить всё то, что нужно пробредить, увидеть всё то, что можно увидеть.

Автор этих строк смело поставил бы перед собой задачу: создать условия при которых Адольф поймёт, что совершенно не обязательно испытывать счастье от осознания неизбежности смерти или прихода сверхчеловека. Мы понятия не имеем, что данному сверхчеловеку нужно в реальности. Может быть его более интересуют архитектурные решения и нужно использовать права ветерана мировой войны для получения образования архитектора или художника? Бредить же можно там, где удобнее. Совершенно не обязательно, чтобы перед толпой, можно и в кабинете психоаналитика. Кайф будет даже выше, а если уж так нужны вещества, то разумнее продумать благотворную, а не разрушительную схему. Главное в такой терапии — это создание базы для возникновения новых мотиваций.

Одна из причин того, почему все попытки найти положительный ответ на вопрос о том, можно ли шизофрению вылечить гипнозом оканчиваются неудачами заключается в том, что внушить что-либо шизофренику невозможно. Непонятно уже то, зачем это нужно было бы делать. Внушать-то, что будем? Что не бывает сверхчеловека и инопланетяне никого не просвечивают? Вы уверены, что больной или больная в этом сомневаются?

Читайте также:  Как определить шизофрению у ребенка 9 лет

В чём основная особенность того феномена, который назвали расщеплением рассудка? Момент активизации расстройства связан с блокировкой обычного информационного обмена. Одна феноменологическая реальность организует для другой информационно-энергетическую транзакцию. В обычном состоянии этот обмен завершается принятием какого-то решения и построением определённой поведенческой структуры. Люди даже не подозревают о том, какие грандиозные образы витают в их бессознательном. Попробуйте представить себе процесс собственного мышления. Давайте с чем-то его сравним… Мне не пришло в голову ничего лучшего, чем слоники на полке. Такие фарфоровые статуэтки, которые были в моде в прошлом. Только слоники держатся хоботами за хвосты друг друга. Каждая мысль вытаскивает следующую. Люди же не задумываются о том, как это происходит. Попробуйте сделать какое-то пустяковое дело. Допустим вам нужно заварить чай. Встаньте и идите — заваривайте. И смотрите на то, какими мыслями это будет сопровождаться. Вы вчера чай заваривали? А осознавали то, о чём вы думали?

У шизофреника поток срывается. Он по каким-то неведомым причинам оказывает один на один с восприятием отдельных фрагментов потока. От такого кто угодно растеряется. Выражаться же это может самым разным образом. Вдруг поток мыслей разрывается и зацикливается. Цикл успевает «обрасти» какими-то представлениями. Подсознание начинает выбрасывать в сознание то, что для него не предназначено, но должно «вариться» во внутреннем «котле» рассудка.

Если такое произошло, то в случае параноидной шизофрении непременно порождает идею. Раскроем одну страшную тайну. В Европе времён до национал-социалистов евреев не любили. Ну уж простите, граждане евреи, так было. Но только эта нелюбовь может иметь самые разные формы. Евреи не так уж и сильно страдали от такого к себе отношения. Немцы и русских тоже не особо любили. В тот момент, когда обычная идея восторжествовала в головах больных — она приобрела уродливые формы. Ещё в 1920 году люди в Европе не смогли бы поверить в то, что возможно то, что происходило на практике. Приход к власти больных людей порождает слои метаболизма. Многие из них актуальны и по сей день. Разумеется, подвластными все быть не могут. В Германии существовало интересное общество «Пираты эдельвейса». Это молодые люди, которые собирались в свои группы и прятались в лесах. Основная цель движения — выжить, не попасть в армию, не идти в общем строю. Это нельзя назвать сопротивлением в прямом смысле. В головах у тех парней и девушек часто была каша, но их мир не сочетался с общим.

Характерной особенностью шизофрении является многоплановость симптоматики. При диагностировании параноидной основную роль играют бред и галлюцинации. Они так захватывают внимание, что более важных вещей часто не замечают вовсе. Между тем ещё Блейлер указывает, что существуют два основных признака. И к бреду они имеют отношение только по той причине, что тот имеется в наличии. Это аутизм и расщепление. При этом он указывал на амбивалентность, как основной критерий этого легендарного расщепления. Но невозможно провести чёткую грань между амбивалентностью здорового и больного человека. Поэтому тысячи исследователей, которые большую часть жизни посвятили этой проблеме, в конце пути поняли, что так они ничего и не поняли.

Никто никогда не даст внятного ответа даже на такой вопрос, как можно ли вылечить шизофрению гипнозом. Все вроде бы возражают, но однозначно это делать не позволяет сама ситуация. А вдруг можно.

В настоящее время исследование проблемы зашло в давно назревший тупик. Всё то, что можно было узнать — уже узнали, а какие-то определённые выводы создали только специалисты в области разработки и применения медикаментов. Дошли учёные и до своего предела в 30%. Примерно столько больных выздоравливают, примерно у такого числа антипсихотики предотвращают новые приступы. Перейти предел возможно, но это потребовало бы революционной смелости. Это становится реальным, когда главенствующую роль приобретает психотерапия при шизофрении и меняется сам подход к назначаемым больным веществам. С одной стороны медики хотели бы быть более эффективными, но с другой стороны те методы, которые дают результаты не относятся к общепринятым. В частности — трансперсональная психология, которая стала бы результативным видом психотерапии шизофрении, но продвигать и развивать её могут только самые смелые и независимые специалисты.

Патопсихология в СССР развивалась по своим законам. У нас есть даже диагнозы о которых в Европе врачи ничего не слышали. Это очень интересная тема. Прежде всего тем, что даёт понять истинное лицо самой проблемы. Врачи стран СНГ, к примеру, выделяют некую «вялотекущую шизофрению». В Европе и США это расстройство считают подобным, но не шизофренией. Психотерапевтическая помощь при шизотипическом расстройстве зависит от того, где учился, что читал и как питался врач. Что это такое? Больной может отличаться экстравагантностью, у него могут возникать странные идеи, он имеет специфическое отношение к другим людям и вещам. Однако до уровня бреда всё это не дотягивает. И галлюцинациями он не страдает, ну может пару раз — давно и внимание можно не обращать. К кому его относить и как лечить — это всё зависит от врача. Автор отдельного направления философии, которое активно используется в психологии, Эдмунд Густав Альбрехт Гуссерль, как-то заявил о том, что он не уверен. Вполне возможно, что когда он выходит из комнаты, то стул превращается в крокодила, а стол в бегемота. Мы никогда не сможем с уверенностью сказать, какой диагноз ему был бы поставлен, если бы он рассказал всё это на приёме у психиатра. Имеющими близость с бредом являются процентов так восемьдесят идей философии, вся религия, многие политические догмы. Невозможно чётко и прямо отделить склонность к уединению от аутизма.

Из тупика не выходит и детская психотерапия при шизофрении. Напомним, что детям свойственно верить в Деда Мороза. Диагностируется расстройство, разумеется, не по вере в сказки, а по галлюцинациям. Только статистические опросы, различные исследования показывают, что видения бывают и у вполне здоровых детей. Ночные страхи иногда обретают характер, когда непонятно, что это было:

Детское видение мира может быть признано детским, а может быть бредовым. У всех детей в какой-то мере встречаются свои нелепости. Более того, некоторые умудряются сами провоцировать у себя онейроидные состояния. И никто никогда чёткого ответа на вопрос о том, где кончается детство, а начинается проблема психиатрии не даст. Это просто невозможно. Назначение же препаратов крайне нежелательно, поэтому появляются такие штучки, как лечение шизофрении гипнозом.

Видел раз такую картину… Ребёнок как ребёнок. Даже не понять, что его родители запаниковали. Привели мальчика к психотерапевту. Ну а психотерапевты тоже любят хорошо покушать. От питания многое зависит. Он просто играл роль гипнотизёра. Вернее, прочитал ребёнку адаптированную для его возраста лекцию о том, что такое гипноз, что это совсем не страшно и даже увлекательно. Разумеется, в ходе процесса мальчик получил пример гипноза. На вопрос взрослых он, конечно же, ответил, что дядя-доктор вводил его в транс и он знает, что это такое. Хотя всё это не было похоже даже на небольшой транс. Честно рассказал мне, что не мог пройти мимо возможности заработать 5 тыс. за час. Мы долго смеялись… Каков хитрец, и мальчику рассказал интересные вещи, пользу принёс, и денег заработал.

Ответы на вопросы о том, можно ли лечить шизофрению гипнозом всегда будут такими же, как и на вопросы о заговорах, молитвах и подобном. Лечите на здоровье, никто сильно возражать не станет.

Шизофрения относится к классическим заболеваниям психики, и представляет тяжелое прогрессирующее расстройство, приводящее к полной дисоциализации человека. По данным статистики более 1% населения планеты болеет шизофренией, зачастую эта болезнь передается по наследству, и может проявиться даже через несколько поколений. Первые признаки шизофрении могут пройти незамеченными, но с прогрессированием болезни, симптоматика нарастает, и трудно не заметить, как меняется поведение человека. Галлюцинации, бред, расстройства мышления и мировосприятия, диссациативность — это одни из признаков шизофрении. Современная психотерапия предлагает разные методы терапии. Лечение шизофрении гипнозом стало одним из способов внушения, без использования медикаментов. Во время гипноза сознание пациента находится наиболее чувствительным, способным запоминать информацию, поэтому можно использовать это в терапевтических целях. Специалист вводит человека в гипноз, и постепенно внушает ему определенную информацию. Несколько сеансов помогают снять симптомы шизофрении, и устранить ее глубинные причины, правда, помогает этот метод только пациентам с высокой гипнабельностью.

Современное лечение шизофрении, конечно, не ограничивается только гипнозом. Чаще всего болезнь лечат через медикаменты особого действия, способные снимать напряжение, возвращать ясность ума и мышления. Подбирать курс препаратов обязательно должен психотерапевт, ни в коем случае нельзя самостоятельно выписывать себе лекарства, да и купить их без рецепта в аптеке не получится. После клинического обследования, и точной постановки диагноза, психотерапевт может подобрать наиболее эффективное лечение, которое будет включать и медикаменты, и психологическую помощь.

Шизофрения — это заболевание, а лечение любых болезней в нашей стране обязательно должно быть добровольным. Принудительное лечение шизофрении является исключением, и возможно только по решению суда. Если человек совершил общественно-опасное деяние, и на его поведение в тот момент влияла именно болезнь, тогда вместо меры наказания он отправляется на лечение. В зависимости от сложности ситуации и опасности человека для общества выбирают один из психоневрологических диспансеров.

Чтобы не доводить себя до абсолютно бесконтрольного состояния, необходимо вовремя предотвращать развитие болезни, и в этом вам помогут специалисты нашей частной клиники!

Лечение психических заболеваний должно иметь комплексный, систематический характер, включая психиатрическую помощь и биологическую терапию. Современная медицина располагает множеством эффективных методов лечения данного расстройства, среди которых психотерапевт имеет возможность подобрать наиболее оптимальный вариант для каждого пациента. К числу основных методов принадлежат:

Каждый из методов подбирается в зависимости от стадии развития шизофрении, что определяется ее симптомами, состоянием и поведением больного. Обычно для полного выздоровления применяются все способы нормализации психической деятельности человеческого организма.

Наиболее эффективной будет терапия, проводимая на начальных стадиях развития психических нарушений – на протяжении одного-двух лет с момента возникновения. Если изначально диагноз будет поставлен правильно, специалистам удастся избежать невозвратимых изменений головного мозга. Но, несмотря на срок недуга, психотерапевт в состоянии помочь больному, его родным и близким. Для этого он проводит полное обследование пациента, направленное на определение состояния структур головного мозга, ему важно знать, как функционируют железы внутренних секреций, органы сердечно-сосудистой, пищеварительной систем.

Читайте также:  Особенности изменения личности при шизофрении

Терапия должна носить динамичный характер, зависеть от изменений в организме больного. Она может осуществляться как амбулаторно, так и стационарно, что определяется состоянием пациента, стадией болезни, желанием самого больного и его близких.

При наличии явно выраженных психических расстройств пациент обязан находиться под постоянным наблюдением специалистов, а их действие должно быть направлено на нормализацию его самочувствия.

Биологическая терапия заключается в воздействии на биологические процессы, которые вызвали определенные нарушения в психической деятельности организма. В данном случае неизбежным становится применение психотропных препаратов, методов шоковой терапии, а также других средств – гормонов, витаминов, диеты.

Биологическая терапия должна проводиться под контролем гормонального фона больного, с учетом его нейрофизиологических и психофизиологических показателей. Применение медикаментов позволяет облегчить протекание симптоматики недуга, устранить галлюцинации, бредовые состояния. Все современные медикаментозные препараты практически не вызывают побочных эффектов, не обладают токсическими свойствами, не ухудшают умственную и физическую способность человека.

Большинство медикаментозных препаратов, применяемых в медицине для нормализации психических состояний, в своем составе содержат экстракты лекарственных растений, таких как кофеин, валериана, женьшень, опиум. Сегодня арсенал психотерапевтов пополнили такие психотропные препараты как транквилизаторы, антидепрессанты, ноотропы. Их количество стремительно увеличивается, при этом они характеризуются максимальным эффектом при низкой вероятности побочных реакций.

Под психотерапией подразумевается комплекс действий психиатра, цель которых – оказать воздействие на психику человека. Основана методика на общении врача с больным, а заключается она в облегчении симптомов недуга, что происходит в результате изменения к себе, сложившейся ситуации и всему окружающему. Основой их является разъяснение и внушение, использованы в разных соотношениях и последовательности.

Эффективными считаются следующие методы:

  1. Разъяснительная психотерапия – способ воздействия с помощью аргументированного разъяснения. Проводится в форме тесной беседы между врачом и пациентом с целью объяснения ситуации, предоставление возможных выходов из нее благодаря определенным методам лечения. Специалист во время диалога обязан внушить больному надежду на выздоровление.
  2. Самовнушение – внушение себе мыслей, состояний, запрограммированных психиатром. Данный способ воздействия на психику человека позволит устранить болезненные ощущения, улучшит общее самочувствие.
  3. Гипноз – внушение, проводимое во время гипнотического сна. При лечении шизофрении гипнозом предварительно больному следует объяснить суть метода, что снимет напряжение, позволит ему расслабиться во время сеанса. Каждый сеанс состоит их трех этапов:
    • усыпление;
    • собственно внушение;
    • вывод их гипноза.

Лечение шизофрении гипнозом – довольно новая методика, которая применяется крайне редко, поскольку воздействие на психику человека до конца еще полностью не изучено.

4. Коллективная психотерапия – воздействие пациентов друг на друга под руководством врача.

5. Семейная психотерапия – лечебное воздействие, направленное на формирование правильного поведения в семье больного. Обычно применяется в реабилитационный период после выписки из больницы.

Комплексный характер лечения шизофрении, основанный на применении всех эффективных методов, позволяет избавиться от недуга с помощью квалифицированного специалиста и всех членов семьи.

Попробуем провести один любопытный эксперимент. Сейчас возьмём и дадим супер-постулат: шизофрения заразна. С большой долей вероятности можно утверждать, что большая часть читателей сочла, что автор пошутил. Тем не менее, утверждение не только знаковое, но и доказуемое. Это заболевание особое, а сама его фактура уникальна, в том числе и на уровне социальных связей. Все готовы посмеяться над заявлением о том, что расстройство передаётся, потому что передача любых болезней в сознании большинства людей связана с вирусами и микробами. Но чуть ли не каждый согласиться с тем, что если совершенно здорового человека поместить на год в палату с явными шизофрениками, то он тоже сойдёт с ума.

Был на небосклоне литературы и практики психотерапии некто Кемпинский, Антон. Он утверждал многое, но наиболее спорное и знаковое его заверение — это попытка научного доказательства «заразности» шизофрении. Он написал много книг, а одна из самых известных «Психология шизофрении». При чём тут наша бабка, узница лагерей? Основная идея Кемпинского заключается в том, что существует сигнальный метаболизм. Чем выше по степени значимости сигналы, тем ярче защитная реакция психики. В определённый момент человеку проще жить в состоянии расстройства, чем без него. Антон Кемпинский опирался на некоторые законы. В частности закон специфичности структуры и равновесия, который интерпретировал по-своему. Сам же был узником лагерей два раза. Правда, лагеря были не такими, как Освенцим-Айшвиц. Лагерь для польских военнопленных в Венгрии и лагерь в Испании, куда его поместили франкисты.

Суть идей Кемпинского можно свести к тому, что психология шизофрении основывается на построении внутреннего мира посредством обработки внешних сигналов. Один из его основополагающих доводов можно было бы не только оспаривать, но и осмеивать, однако практика, упрямая статистика, говорят об его истинности. Смеяться можно, но осторожно. Психика человека не имеет средств защиты от массированных информационных атак, которые были бы отличными от изменения течения процессов мышления. В результате образуется расстройство с определённой функциональностью.

Вспоминая ту женщину можно прийти к странному выводу. Если власть захватят сумасшедшие, то они запросто сведут с ума целые народы. Всё дело в том, что в обычном медицинском смысле власти у шизофреника мало. Но в истории случаются исключения. Нам хорошо известен немецкий генерал Гейнц Гудериан, но более тем, что одиозным стало само имя. Он написал интересную книгу «Воспоминания солдата», которую прочитали разве что очень уж большие любители истории. В ней он чётко заявил о том, что в 1943 году Гитлер полностью сошёл с ума. Гудериан доказывал этот факт своим личным свидетельством. По его словам, он слышал то, как Гитлер распекал кого-то из генералов. Речь была фантастической. Гитлер постоянно упоминал приход сверхчеловека, миссии. По вполне понятным причинам Гудериан не мог воспроизвести высказывания целиком. Такое запомнить трудно. Однако он привёл несколько вполне разумных доводов. Это жестикуляция, блеск глаз, набор слов, который иногда переставал быть понимаемым.

О третьем рейхе мы знаем в основном то, что нам напридумывали. Придя к власти нацисты запретили оккультизм, астрологию, даже буддизм. Исключение дали только одной кафедре в Берлине. Согласитесь, реальность очень не похожа на тиражируемые мифы о том, что мол весь национал-социализм был оккультным. Это неправда, а по законодательству, принятому в Германии той поры, определённого рода практика оккультных ритуалов могла кончиться 3-4 годами лагерей.

Точно такое же отношение встретили и сумасшедшие. Болезнь Гитлера не скрывалась, она называлась иначе. Если бы кто-то из врачей осмелился произнести, записать слово «шизофрения», то его участь была бы вполне понятна и незавидна. Гитлеру ставили диагнозы вроде нервного расстройства. А за неврозом и чёрта можно спрятать. К сумасшедшим же отношение было очень сложным. Явное умерщвление было, но только после сбора подписей членов семей и нескольких совещаний специалистов. В общей сложности национал-социалисты убили несколько тысяч больных.

Если мы соберём воедино прелести всех фактов, то получится, что для жизни в таком обществе нужно сойти с ума, иначе прямая дорога в лагерь или на фронт, а там безумие будет вызвано самой фактурой жизни и сразу примет злокачественную форму.

Кемпинский в послевоенные годы чуть ли не специализировался на психических отклонениях узников лагерей. Характерно, что в более поздние 70-ые мир узнал о феноменальном явлении выдачи себя за узников лагерей или за кого-то, кто как-то с этим связан. Такое впечатление, что в коллективном бессознательном остались архетипические долги и каким-то образом повлияли на сознание некоторых людей.

Всё это несколько нудно и местами сбивчиво изложено для того, чтобы подвести нас к рассмотрению другого вопроса. Все эти социальные катаклизмы, по логике вещей, должны были бы актуализировать вопрос о том, что проблема может иметь решение на уровне психотерапии, а не только психиатрии. Наше классическое представление о том, что пока человек бредит широкий спектр терапии невозможен основано в основном на постулатах поведенческой психотерапии. Были в истории моменты, когда бредили люди прямо целыми нациями. Да что там говорить? Мы и сейчас балансируем на грани такого времени, поскольку маразма становится всё больше и больше.

Была ли нужна психотерапия в годы, когда немцы верили в своё арийское происхождение, а в СССР, вопреки всякому здравому, смыслу находили шпионов и «врагов народа» там, где ими и пахнуть не должно. Какой-то здравый смысл, какую-то связь с реальностью, ещё можно найти в словах о том, что немцы круче всех в Европе. По крайней мере, с этим хоть спорить можно. Но нельзя спорить с тем, что немцы имеют арийское происхождение. В это или верят, или нет. Этому не требуется поиск доказательств. Точно так же отсутствие доказательств не смущает и носителя параноидного бреда. «Меня просвечивают лучами инопланетяне, потому что я это знаю, а знаю, потому что просвечивают. И пусть весь мир отдохнёт, пока они это делают».

Мы имеем две важности, укажем обе.

  • Предоставив больным возможность бредить и испытывать изменённое состояние сознания мы сразу снизим роль психиатрии и увеличим роль комплексной терапии.
  • Автор этих строк смело поставил бы перед собой задачу: создать условия при которых Адольф поймёт, что совершенно не обязательно испытывать счастье от осознания неизбежности смерти или прихода сверхчеловека. Мы понятия не имеем, что данному сверхчеловеку нужно в реальности. Может быть его более интересуют архитектурные решения и нужно использовать права ветерана мировой войны для получения образования архитектора или художника? Бредить же можно там, где удобнее. Совершенно не обязательно, чтобы перед толпой, можно и в кабинете психоаналитика. Кайф будет даже выше, а если уж так нужны вещества, то разумнее продумать благотворную, а не разрушительную схему. Главное в такой терапии — это создание базы для возникновения новых мотиваций.

    Одна из причин того, почему все попытки найти положительный ответ на вопрос о том, можно ли шизофрению вылечить гипнозом оканчиваются неудачами заключается в том, что внушить что-либо шизофренику невозможно. Непонятно уже то, зачем это нужно было бы делать. Внушать-то, что будем? Что не бывает сверхчеловека и инопланетяне никого не просвечивают? Вы уверены, что больной или больная в этом сомневаются?

    В чём основная особенность того феномена, который назвали расщеплением рассудка? Момент активизации расстройства связан с блокировкой обычного информационного обмена. Одна феноменологическая реальность организует для другой информационно-энергетическую транзакцию. В обычном состоянии этот обмен завершается принятием какого-то решения и построением определённой поведенческой структуры. Люди даже не подозревают о том, какие грандиозные образы витают в их бессознательном. Попробуйте представить себе процесс собственного мышления. Давайте с чем-то его сравним… Мне не пришло в голову ничего лучшего, чем слоники на полке. Такие фарфоровые статуэтки, которые были в моде в прошлом. Только слоники держатся хоботами за хвосты друг друга. Каждая мысль вытаскивает следующую. Люди же не задумываются о том, как это происходит. Попробуйте сделать какое-то пустяковое дело. Допустим вам нужно заварить чай. Встаньте и идите — заваривайте. И смотрите на то, какими мыслями это будет сопровождаться. Вы вчера чай заваривали? А осознавали то, о чём вы думали?

    Читайте также:  Для шизофрении характерны следующие синдромы кроме

    Был в истории человечества один период. Мы его все видели только в кино. Автор этих строк умудрился пообщаться с пожилой женщиной, которая была насильно угнана с Украины в Германию и попала в рабство. В молодости она была красивой, доброй и умной селянкой. Однако нахождение в Германии, в качестве восточной рабочей, а потом и заключённой в лагере в СССР, существенно её изменили.

    Она спрашивала у меня о том, почему её били, почему не давали больше трёх картошек в сутки так, будто бы жаловалась начальнику на неправильных работодателей. При этом сохраняла активность. Бреда в её речах было много. Очень много. Никто и никогда не сможет сказать что-то определённое про реактивную шизофрению. Такие состояния чаще относят к шизоподобным, но не именно шизофрении. Но мы не сможем заявить, что эта женщина сошла с ума просто так, по внутренним причинам. Освободители её освободили, но про период 1945-54 она вообще ничего и никогда не говорила. Хоть как спрашивай. Про Германию запросто, даже про избиения и не совсем желанный секс, а про Сибирь ничего. Дальше каждый может догадываться сам.

    Глядя на прошедшее нашими глазами Гитлеру на самом деле можно было бы поставить диагноз. Скорее всего это шизоаффективное расстройство. Купировали же яркое проявление симптомов наркотиками. В результате заболевание стало комплексным, сочетающим в себе черты расстройства психики как такового и его наркотическое осложнение. Оказавшись у власти Гитлер стал исключением, больным человеком, которому это всё же удалось. Очень быстро болезнь распространилась по всей Европе и попала даже в Африку. Это можно рассматривать в качестве символического заявления, но можно и в виде вполне медицинского. В период двух мировых войн люди на самом деле творили то, что трудно связать с реальностью. Дело не только в лагерях, но в самой идеологии. По поводу лагерей и жертв нацизма написана масса книг, статей. Но в них авторы пытаются передать факты и дать им объяснение. Мы же говорим о том, что психические расстройства непонятны и необъяснимы, поэтому нельзя исключить и эпидемический характер их распространения. Слишком много сказок превратились в реальность всего за несколько лет. Сама наука Германии была пёстрой смесью теории вечного льда, полой Земли и подобных явлений. Гитлер же хотел построения какого-то особого общества, но в это же время и отвергал его.

    Можно составить огромный список странностей того времени. Муссолини вводил правостороннее движение для пешеходов и заставлял чиновников делать зарядку, Гитлер обожал посудачить с известными актрисами Германии. Он хвастался тем, что может 4 часа держать руку в фашистском приветствии и обожал расписывать дамам подробности средневековых пыток. При этом его же система показала миру в первый раз то, как ломается пресловутое уже теперь «окно Овертона».

    Национал-социалисты и коммунисты схожи в том, что они никогда не запрещали психотерапию целиком. Они запрещали явно или делали нежелательной ту часть отрасли, которая противоречила им на философском уровне. Как раз то, что и могло бы исцелить людей от болезни.

    Бред и галлюцинации имеют реальную природу. Огромнейшее заблуждение считать, что человек, который заявляет о себе, что он Наполеон не имеет никакого отношения к Наполеону. Имеет самое непосредственное, но не к физическому Наполеону, а к его архетипу.

    Такие предположения делать страшно из-за одиозности личностей. Однако давайте окажемся в игровой реальности. Адольф Гитлер жив, а сейчас у нас 1920 год. Он кто, собственно? Про него ещё никто не знает. Но точно, 100% уверенности, ему необходима психотерапия. Какая именно? Скорее всего та, которая позволила бы пробредить всё то, что нужно пробредить, увидеть всё то, что можно увидеть.

    У шизофреника поток срывается. Он по каким-то неведомым причинам оказывает один на один с восприятием отдельных фрагментов потока. От такого кто угодно растеряется. Выражаться же это может самым разным образом. Вдруг поток мыслей разрывается и зацикливается. Цикл успевает «обрасти» какими-то представлениями. Подсознание начинает выбрасывать в сознание то, что для него не предназначено, но должно «вариться» во внутреннем «котле» рассудка.

    Если такое произошло, то в случае параноидной шизофрении непременно порождает идею. Раскроем одну страшную тайну. В Европе времён до национал-социалистов евреев не любили. Ну уж простите, граждане евреи, так было. Но только эта нелюбовь может иметь самые разные формы. Евреи не так уж и сильно страдали от такого к себе отношения. Немцы и русских тоже не особо любили. В тот момент, когда обычная идея восторжествовала в головах больных — она приобрела уродливые формы. Ещё в 1920 году люди в Европе не смогли бы поверить в то, что возможно то, что происходило на практике. Приход к власти больных людей порождает слои метаболизма. Многие из них актуальны и по сей день. Разумеется, подвластными все быть не могут. В Германии существовало интересное общество «Пираты эдельвейса». Это молодые люди, которые собирались в свои группы и прятались в лесах. Основная цель движения — выжить, не попасть в армию, не идти в общем строю. Это нельзя назвать сопротивлением в прямом смысле. В головах у тех парней и девушек часто была каша, но их мир не сочетался с общим.

    Характерной особенностью шизофрении является многоплановость симптоматики. При диагностировании параноидной основную роль играют бред и галлюцинации. Они так захватывают внимание, что более важных вещей часто не замечают вовсе. Между тем ещё Блейлер указывает, что существуют два основных признака. И к бреду они имеют отношение только по той причине, что тот имеется в наличии. Это аутизм и расщепление. При этом он указывал на амбивалентность, как основной критерий этого легендарного расщепления. Но невозможно провести чёткую грань между амбивалентностью здорового и больного человека. Поэтому тысячи исследователей, которые большую часть жизни посвятили этой проблеме, в конце пути поняли, что так они ничего и не поняли.

    Никто никогда не даст внятного ответа даже на такой вопрос, как можно ли вылечить шизофрению гипнозом. Все вроде бы возражают, но однозначно это делать не позволяет сама ситуация. А вдруг можно.

    В настоящее время исследование проблемы зашло в давно назревший тупик. Всё то, что можно было узнать — уже узнали, а какие-то определённые выводы создали только специалисты в области разработки и применения медикаментов. Дошли учёные и до своего предела в 30%. Примерно столько больных выздоравливают, примерно у такого числа антипсихотики предотвращают новые приступы. Перейти предел возможно, но это потребовало бы революционной смелости. Это становится реальным, когда главенствующую роль приобретает психотерапия при шизофрении и меняется сам подход к назначаемым больным веществам. С одной стороны медики хотели бы быть более эффективными, но с другой стороны те методы, которые дают результаты не относятся к общепринятым. В частности — трансперсональная психология, которая стала бы результативным видом психотерапии шизофрении, но продвигать и развивать её могут только самые смелые и независимые специалисты.

    Патопсихология в СССР развивалась по своим законам. У нас есть даже диагнозы о которых в Европе врачи ничего не слышали. Это очень интересная тема. Прежде всего тем, что даёт понять истинное лицо самой проблемы. Врачи стран СНГ, к примеру, выделяют некую «вялотекущую шизофрению». В Европе и США это расстройство считают подобным, но не шизофренией. Психотерапевтическая помощь при шизотипическом расстройстве зависит от того, где учился, что читал и как питался врач. Что это такое? Больной может отличаться экстравагантностью, у него могут возникать странные идеи, он имеет специфическое отношение к другим людям и вещам. Однако до уровня бреда всё это не дотягивает. И галлюцинациями он не страдает, ну может пару раз — давно и внимание можно не обращать. К кому его относить и как лечить — это всё зависит от врача. Автор отдельного направления философии, которое активно используется в психологии, Эдмунд Густав Альбрехт Гуссерль, как-то заявил о том, что он не уверен. Вполне возможно, что когда он выходит из комнаты, то стул превращается в крокодила, а стол в бегемота. Мы никогда не сможем с уверенностью сказать, какой диагноз ему был бы поставлен, если бы он рассказал всё это на приёме у психиатра. Имеющими близость с бредом являются процентов так восемьдесят идей философии, вся религия, многие политические догмы. Невозможно чётко и прямо отделить склонность к уединению от аутизма.

    Из тупика не выходит и детская психотерапия при шизофрении. Напомним, что детям свойственно верить в Деда Мороза. Диагностируется расстройство, разумеется, не по вере в сказки, а по галлюцинациям. Только статистические опросы, различные исследования показывают, что видения бывают и у вполне здоровых детей. Ночные страхи иногда обретают характер, когда непонятно, что это было:

    Детское видение мира может быть признано детским, а может быть бредовым. У всех детей в какой-то мере встречаются свои нелепости. Более того, некоторые умудряются сами провоцировать у себя онейроидные состояния. И никто никогда чёткого ответа на вопрос о том, где кончается детство, а начинается проблема психиатрии не даст. Это просто невозможно. Назначение же препаратов крайне нежелательно, поэтому появляются такие штучки, как лечение шизофрении гипнозом.

    Видел раз такую картину… Ребёнок как ребёнок. Даже не понять, что его родители запаниковали. Привели мальчика к психотерапевту. Ну а психотерапевты тоже любят хорошо покушать. От питания многое зависит. Он просто играл роль гипнотизёра. Вернее, прочитал ребёнку адаптированную для его возраста лекцию о том, что такое гипноз, что это совсем не страшно и даже увлекательно. Разумеется, в ходе процесса мальчик получил пример гипноза. На вопрос взрослых он, конечно же, ответил, что дядя-доктор вводил его в транс и он знает, что это такое. Хотя всё это не было похоже даже на небольшой транс. Честно рассказал мне, что не мог пройти мимо возможности заработать 5 тыс. за час. Мы долго смеялись… Каков хитрец, и мальчику рассказал интересные вещи, пользу принёс, и денег заработал.

    Ответы на вопросы о том, можно ли лечить шизофрению гипнозом всегда будут такими же, как и на вопросы о заговорах, молитвах и подобном. Лечите на здоровье, никто сильно возражать не станет.