Как можно жить с шизофренией

Шизофрения – это серьезное психическое расстройство, которое, чаще всего, сопровождает больного на протяжении всей жизни. Одним из симптомов заболевания является социальная дисфункция, этим и усложняется участь человека, живущего рядом с пациентом. Проще говоря, для близких шизофреника, проблемой является не только борьба с продуктивными симптомами, такими как галлюцинации и бред, но и сам процесс налаживания коммуникации с больным, преследуя цель помочь. В этой статье мы постараемся дать наиболее понятные ответы на вопрос, как жить с шизофреником.

Человек с диагнозом шизофрения имеет ряд особенностей, которые отличают его реальность от той, что наблюдают другие люди. Тем не менее это не означает, что он не нуждается в таких общечеловеческих вещах, как любовь, поддержка, понимание. Основной задачей родных и близких больного является помочь ему как можно лучше адаптироваться в мире, и обеспечить заботой и вниманием.

Главный совет людям, которые живут в семье с шизофреником – наберитесь терпения.

Коммуникация с пациентом может быть крайне сложной. Ни в коем случае не вступайте в дискуссию на предмет какой-нибудь навязчивой идеи шизофреника: если он считает, что подлая соседка его обманула, не нужно приводить неопровержимые доказательства обратного, это абсолютно не поможет. Никакой иронии, она тоже недоступна людям, больным шизофренией. Вот несколько советов, как правильно общаться с пациентами в периоды между кризисами, чтобы их не провоцировать:

  • говорите четким, спокойным, негромким голосом;
  • НИКОГДА не спорьте;
  • не игнорируйте общение с больным;
  • не проявляйте снисхождения, обращения как с ребенком и покровительственных интонаций;
  • соглашайтесь с большинством утверждений, не забывайте, что самокритика у пациента полностью отсутствует.

Дальше речь пойдет о ситуации, когда с больным случился острый психоз. В первую очередь, поймите, что далеко не каждый шизофреник представляет опасность для вас и себя самого в период обострения. Но такое вполне возможно, ведь искривленная реальность, которую видит больной, сопровождаемая слуховыми и зрительными галлюцинациями, способна толкнуть его на непоправимые поступки. Поэтому, если вы застали момент, когда у вашего знакомого шизофреника начинается приступ, подумайте о своей безопасности, но максимально незаметно для него.

Внешне вы не должны показывать, что вас обеспокоило то, что сейчас происходит, но продумайте план отступления, на случай проявления агрессивности пациентом. Ни в коем случае не подвергайте сомнению весь бред, который может изрекать шизофреник, не обесценивайте чувства и эмоции испытываемые шизофреником. Если ему страшно – не убеждайте, что опасности в реальности нет, проявляйте эмпатию и готовность помочь и защитить.

Избегайте физического контакта, не хватайте за руки и не пытайтесь обнять, если больной сам вас об этом не просит. В то же время не погружайтесь и не пытайтесь «ковырять» шизофреника, не выясняйте, что именно он видит или чьи голоса слышит. И уж тем более, не «подыгрывайте», это может только спровоцировать агрессию. Ваша задача – отвлечь. Переведите тему, попробуйте предложить какую-нибудь деятельность, сместите фокус. Проявляйте понимание и сострадание, если необоснованный гнев вдруг обрушивается на вас.

Шизофреники часто любят винить окружающих во всех своих проблемах. С одной стороны, это безумно жестоко по отношению к родным и близким, которые искренне любят больного и посвящают себя заботе о нем, но с другой стороны, шизофреник, из-за болезни, просто не способен принять, что в его мучениях никто не виноват. Именно поэтому, как это, с одной стороны, ни прискорбно, но заботой о больном человеке занимаются только кровные родственники. Мужья и жены чаще всего морально не выдерживают это испытание, либо просто боясь за себя и детей – разводятся.

Как бы это не показалось странным, но не редка ситуация, когда психически здоровая женщина осознанно связывает свою жизнь с больным шизофренией. По статистики, около 1% населения земли страдают от этого расстройства. Конечно, распределение не равномерное, ни по странам, ни по городам, но встретить шизофреника вполне возможно.

Некоторым несложно и влюбиться в такого человека. Это объясняется многими факторами. Во-первых, часто пациент обладает высоким интеллектом и нестандартным мышлением, во-вторых, само по себе безумие, пока ты с ним не столкнешься на практике, очень привлекает, в-третьих, (и это уже вопрос к здоровому партнеру) некоторые просто обожают неосознанно создавать в своей жизни трудности, а потом их со страданиями или гордостью преодолевать.

Бывают и другие ситуации, когда человек с расстройством скрывает от своего партнера проблему вплоть до обострения, а оно может случиться и после заключения брака, и после рождения детей. Так или иначе, в какой-то момент может встать вопрос, как жить с мужем шизофреником? Конечно, однозначного ответа быть не может, шизофрения сама по себе подразумевает широкий спектр форм и видов. В некоторых ситуациях необходима регулярная госпитализация, и только тогда периоды ремиссии будут длительными и позволят человеку нормально функционировать в это время.

Иногда пациенту для относительно нормальной жизни достаточно систематического приема антипсихотиков и прохождения сеансов психотерапии. Важным является момент наличия у больного своего дела, увлечения, работы. Чем меньше человек чувствует в себе неполноценность – тем лучше.

Как общаться с больным? Максимально проявлять понимание, эмпатию, даже если это кажется невозможным. Люди с шизофренией в периоды ремиссии могут вполне адекватно существовать, некоторые даже выходят в пожизненную ремиссию (это в какой-то степени можно назвать выздоровлением).

Это самая болезненная тема. Столкнувшиеся с проблемой родители, к сожалению, находятся в крайне печальном положении. Насколько бы мама и папа не были заботливыми и любящими, насколько бы они не помогали сыну бороться с хворью, их постоянно будет одолевать мысль – что случится, когда их не станет? Не хочется пугать еще больше, но и обнадеживать нечем. Самая лучшая жизнь для пациента возможна только в случае регулярного наблюдения у психиатра, клинического психолога и психотерапевта.

Читайте также:  Мкб 10 коды болезней шизофрения

Только систематический прием специально прописанных нейролептиков способен облегчить симптомы и позволить нормально функционировать психике человека.

Но главная проблема именно в том, что малый процент шизофреников готов добровольно принимать препараты и проходить терапию. Основная проблема в том, что маниакальные идеи заговора всех против него, прослушки, похищения мыслей из головы, не позволяют большинству больных идти по правильной тропинке к излечению.

Кроме того, нельзя забывать о побочных эффектах от приема лекарств: головные боли, бессонница или наоборот, сонливость, заторможенность мыслей и движений. Конечно, это все неприятно, но однозначно лучше ужасных галлюцинаций, видений и голосов, которые могут спровоцировать убийство окружающих или суицид. Но болезнь не позволяет правильно расставить приоритеты. Основные родительские проблемы с сыном шизофреником связаны с тем, чтобы обеспечить опекуна (на тот период, когда они сами не смогут помогать ему) который будет мотивировать проходить терапию, принимать препараты или ложиться в стационар, если это потребуется.

А в остальном, жить с шизофреником в одной квартире – это не приговор, а серьезное испытание, не зависимо от того, кто больной – муж, жена, ребенок. Именно поэтому, психологи советуют людям, занимающимся уходом за пациентом, ОБЯЗАТЕЛЬНО проходить личную психотерапию.

Ответ на этот вопрос, естественно, разнится. Разная степень болезни, разные люди и разные периоды жизни – все это не позволяет ответить однозначно или привести статистику. Обычно пациенты, которые наблюдаются у врача и регулярно принимают антипсихотики, в периоды ремиссии могут четко осознавать, что у них есть проблема, и что именно помогает им ее решать. К сожалению, многие отказываются от лечения, что усугубляет их положение и только способствует прогрессии заболевания. Как помочь шизофренику в такой ситуации?

Несмотря ни на что продолжать дарить свое душевное тепло, стараться понять, больше общаться, мягко уговаривать приступить к лечению. В любом другом случае, не ждите от него понимания ситуации. В его реальности он совершенно нормален, а вы и весь ваш бесчувственный внешний мир – сумасшедшие. И спорить бессмысленно.

Вопрос сколько живут больные с таким диагнозом, тоже неоднозначен. В среднем, шизофреники живут на 10-20 лет меньше, чем психически здоровые люди. Но чем именно это обосновано? В первую очередь, высокий риск самоубийства, во-вторых, образ жизни – пациенты склонны к бродяжничеству и жизни в антисанитарии, в-третьих, курение табака и употребление кокаина. Что касается последнего пункта, то одна гипотеза легко объясняет особое пристрастие больных к курению.

При экспериментальном исследовании обнаружили, что шизофрения связана с нарушениями в выработке нейромедиаторов, в частности, дофамина, а никотин и кокаин способствуют повышению его уровня. Поэтому иногда лучше принять, что ваш муж шизофреник дымит, как паровоз – он вытягивает, таким образом, уровень дофамина до нормы, интуитивно лечит себя сам. Ну и любой курильщик согласится, что этот процесс снижает уровень тревоги, помогает успокоиться – то же самое испытывает и пациент.

Естественно, все эти факторы негативно влияет на продолжительность жизни шизофреника. Кроме того, одной из важных причин сокращения продолжительности жизни является то, что маниакальная подозрительность часто не позволяет нормально лечить любое возникшее у пациента заболевание, даже не связанное с функционированием психики.

И все-таки, долго ли живут шизофреники? Исходя из всего сказанного – нет, продолжительность жизни человека больным шизофренией значительно ниже.

Принудительная госпитализация и последующее лечение может быть назначено судом лишь в том случае, если поведение шизофреника угрожает жизни и здоровью окружающих или его самого. Подобное заключение в суд может предоставить комиссия психиатров. В реальности это происходит в случаях, если заставшие момент острого психоза люди, вызывают полицию. На практике, для того, чтобы человека, действительно, забрали нужно крайне много поводов и неоспоримая угроза жизни.

Гораздо лучше уговаривать больного ложиться на стационарное лечение добровольно. Для этого родственникам необходимо знать все об этой болезни, знать, как общаться, чтобы максимально облегчить участь больного, и как вести себя в моменты приступа. Очень помогает семейная психотерапия во время ремиссии. Человеку с шизофренией нужно внушить мысль, что его диагноз – это не клеймо, а просто такая же проблема, как у диабетиков или гипертоников, которые без ежедневного приема лекарства просто не могут обходиться.

Завершая статью, хочется еще раз обратить внимание на совет психологов людям, живущим и заботящимся о шизофренике, в обязательном порядке проходить личную психотерапию. Это поможет вам самим всегда оставаться уравновешенным и спокойным, что благоприятно скажется и на лечении вашего близкого.

О социальной адаптации шизофреников и о важности психотерапии в лечении болезни рассказывают в этом видео

О том, что живут шизофреники в среднем меньше, болеют чаще, качество жизни у них обычно низкое, а настроение ещё ниже, читатель наверное уже слышал. Вопрос же о том, как жить с шизофренией не имеет особого смысла. Во всяком случае, в таком виде. За самим термином скрывается целый ряд синдромов, а уж симптомов — воз и маленькая тележка. Расстройство бывает разных типов и протекает различным образом. На кого-то, есть такие везунчики, серьёзных ограничений состояние не накладывает. Чаще всего хоть и не совсем хорошо, но вполне сносно живут люди с диагнозом «Паранойяльная шизофрения с сензитивным бредом отношения». Такая форма имеет хронический вид и представляет собой нечто среднее между паранойей и депрессией. Могут нормально жить и больные параноидной шизофренией. Не все случаи шизофрении такого типа связаны с серьёзными синдромами бреда, галлюцинациями. С течением времени люди умудряются приноровиться к своим особенностям и выполнять какие-то необходимые дела. Конечно, этого нельзя сказать про острую форму злокачественного проявления расстройства.

Читайте также:  Мне кажется у меня развивается шизофрения

Если мы говорим о том, как живут люди с шизофренией, то у нас есть три основных этапа.

  1. До госпитализации.
  2. Во время стационарного лечения.
  3. После выписки, в период амбулаторного наблюдения.

Это всё, конечно же, не этапы патогенеза, а жизнь с шизофренией в виде своих собственных, фактических периодов. Отметим, что госпитализации может и не быть, но мы рассматриваем усреднённый классический вариант.

Это самый поганый период. Люди с шизофренией и их родственники ещё и сами не знают, что с ними и почему. Родные могут думать, что это они на себя напускают. Если больной молод, то его ещё и трясут на предмет того, а не наркоман ли он часом. Он бредит, а это принимаются за фантазии. Если он взрослый и пьёт, то считают это пьяным бредом. А каким же ещё? В России не две, а четыре проблемы, не только дураки и дороги, но ещё воры и алкоголизм. Про шизофрению так сразу не думают обычно.

Проблема тут в том, что уже тогда, когда пора в больницу, а диагноз просто витает в воздухе, всё равно до последнего надеются, что отпустит. И вот в чём фишка… Некоторых, мало кого, но кого-то и вправду отпускает. Шизофрения это то, что совершенно никакому прогнозированию не поддаётся, а откуда такая уверенность в наличии классическим схем прогрессии болезни понять трудно. Отпускает, потом может и опять накроет. Но лет так через пять. А в психушку всегда можно успеть. Она уж точно никуда не денется.

Такого не напишут ни в одной статье по теме психиатрии, но мы берём на себя смелость. Невозможна однозначная оценка ситуации с моментом обращения к врачам. Мнение о том, что помощь необходима даже на ранних стадиях, ещё до дебюта, справедливо. Правильное мнение. Но и то, что спешить некуда — не менее правильное. К примеру, галлюцинации испытывает намного больше людей, чем можно себе представить, но ничем страшным это не кончается. Ну была слуховая галлюцинация, к примеру. Не повод для печали. А вот когда они появляются постоянно, а сам больной верит в реальность источника звука, то это уже критерий нужности лечения.

Когда всё — сознание уже не справляется, то надо попасть к психиатру. Но и это делают не все. А вот это уже большое самовредительство…

В это время ломаются семьи. Ещё даже не встал вопрос, как жить с больным шизофренией, никто не знает, что это происходит такое. Диагноза ещё нет. Больные теряют работу, начинают пить, занимаются дьявольским самоуничтожением, не обязательно непосредственно суицидом, боятся. Живут в страхе, при упавшем аффекте. Обычно при F20 он снижается — никакой эйфории. Если только тяга возбужденно что-то рассказывать, но и то длится она не очень долго.

Никто не знает, почему человек болеет шизофренией. Зато точно известно, что ничего не известно. Если бы причину можно было установить, то её бы уже давно выявили. Поэтому саму неизвестность, неопределённость, неясность нужно принимать в качестве данности и поступать по обстоятельствам, в меру своих сил и возможностей.

Если больница большая и хорошая, то в ней есть отделение первого эпизода, а в палатах стараются собирать людей одной возрастной группы. Антипсихотики и другие средства не очень похожи на витаминки, но в основном страсти по побочным эффектам раздуты и сформированы ещё во времена препаратов первого поколения. Современные «поумнее», многим помогают.

Тут рассказывать нечего. Лечатся в основном медикаментами. Могут быть назначены ещё и самые разные процедуры. Зависит от врача и базы лечебного заведения. Не бойтесь, граждане! Лоботомию и такой электрошок, как в романе «Пролетая над гнездом кукушки» не применяют. Какие-то репрессивные меры возможны лишь в качестве способа терапии, но сейчас и они ушли в прошлое. Не обидят там, всё будет хорошо.

В конце лечения врач может сам спросить о нужности группы инвалидности, может не спросить, а может отказать в написании даже направления на комиссию. Врачи тоже непредсказуемы. Комиссия может быть разной и процедура получения всех бумаг тоже. Она проходит стационарно и длится месяц. Но в результате может возникнуть готовое заключение о степени трудоспособности с присвоением группы, а может появиться и направление на другую комиссию, которая группу уже и присвоит, но всего за один визит, сделав это по результатам обследования. А потом нужно будет топать ещё и в пенсионный фонд, где по группе уже будут назначать пенсию. Дальнейшее с шизофренией уже не связано. Какую группу присвоили, такую и назначат пенсию. Группы бывают рабочими и нерабочими. Если третья, то рабочая А первая и вторая может быть и такой и другой. Сама же пенсия может быть социальной или учитывающей общей трудовой стаж. Если комиссия проходит в больнице и там присваивают группу, то потом самое трудное в ПФ. Особенно для лиц с серьёзным расстройством.

Читайте также:  Луиза хей таблица болезней шизофрения

Обычно всё это становится актуальным только после второго попадания в больницу. После первого ничего такого пенсионного ждать не приходится. Хотя всё зависит от степени тяжести. Может быть и такое, что первый эпизод уже лишает больного надежды на светлое будущее. Особенно возрастает вероятность получить группу, если у больного есть деньги. Не удивляйтесь, взятки кто-то не берёт, а кто-то берёт. За всех психиатров ручаться трудно. Известны случаи, когда у людей шизофрения с самого детства, а никакой инвалидности они никогда не получали. А кто-то пару раз увидел крокодила в своей ванной и уже получает по первой группе.

Если же группа не нужна, то лечиться следует в частных клиниках. Написать направление на комиссию там тоже могут, но если больной просит. А не просит, то про его диагноз никто может и не узнать.

Тут есть два пути. После выписки в течение долгого срока нужно употреблять какие-то препараты. Ну и плюс к тому — беседовать с психиатром, но уже в поликлинике, а не в больнице. Одни это делают, а другие бросают. По разным причинам — чувствуют, что тупеют и становятся слишком вялыми, испытывают головные боли или потерю либидо. У большинства таких отказников второй эпизод не заставляет себя долго ждать.

После лечения всё становится немного яснее. Даже самый убеждённый в реальности, оправданности, правильности своих идей всё равно в какой-то мере понимает, что он болен и лежал в больнице не просто так, и диагноз ему поставили не из чувства мести, а по факту расстройства. По крайней мере хоть какое-то понимание возникает.

Отношения с членами семьи могут и не улучшиться, но и тут они вспоминают время от времени, что если возникнет обида, то на больного человека.

Можно ли жить с шизофренией? Бог его знает. Ну давайте попробуем, мы же ничего не теряем.. Что делать больному? Типов, видов и подвидов, сочетаний синдромов очень много, но всех больных можно разделить на три типа.

  1. Те, кто даже мысли не допускает о том, что это бред, больные идеи, искажённое восприятие. Вот он уверен, что его мысли слышны окружающим и хоть кол на голове теши. Антипсихотики могут помочь от галлюцинаций, но сама идеология им неподвластна. Говорить о том, что им делать смысла нет, поскольку они в плену своих иллюзий. Закрываем тему о том, что им делать. Мы имеем право только на то, чтобы думать, как их перевести в другие категории.
  2. Те, кто иногда понимает, что бред это бред, а голоса — это галлюцинации. Это иногда бывает двух видов. Понимание приходит только в период временной ремиссии. Когда он бредит, то всерьёз, но когда ремиссия — он понимает, что бредил. Это первый вид. А второй лучше. Больной слышит голос, но уже тогда понимает, что это всё игра интерпретаций его рассудка.
  3. Третий вид самый удивительный. В момент, когда включаются шизоидные процессы, они ничего не понимают и не хотят делать по отношению к голосам. Они прямо так вот и расщепляются. Одна часть в плену иллюзий, а вторая включается и каким-то усилием, наверное силы намерения, утихомиривает разбушевавшуюся часть. Это не получается, получается не всегда, почти никогда, но одна часть сознания уже восстала и борется за свои права. Третий вид лучше тем, что его проще научить игнорировать галлюцинации и отсекать болезненные идеи. Бороться с ними бесполезно — их нужно учиться не замечать. Просто понимать — этого мало, нужно ещё и конструктивно игнорировать.

Вот и весь ответ на вопрос о том, как жить с диагнозом шизофрения внутри своего мира. А в социальном смысле нужно приспосабливаться. Дали инвалидность — хорошо. Только на деньги, которые платят при второй и третьей группе прожить трудно. Нужно искать дополнительные источники дохода. Вообще не дали — нужно менять вид деятельности и выбирать тот, что окажется доступным.

В плане терапии можно всё. Но вот один совет, который видится вполне справедливым. Если речь идёт про психотерапию в период ремиссии, то проводить такую лучше при участии психотерапевта. А все остальные дела делать просто по той причине, что они нравятся. К примеру, зададимся вопросом о том, может ли шизофреник молиться. Ну а почему нет? Все могут. Только не нужно читать молитвы от шизофрении. Это вредно уже в том смысле, что они декларируют наличие расстройства. Любите Бога, вот и молитесь ему по этой причине, а не по той, что поставлен диагноз.

То же самое относиться к медитациям, йоге. В момент активности параноидных симптомов это просто не получится. Ну и зачем тогда напрягаться и ставить перед собой нерешаемые задачи? А если ремиссия устойчивая, то можно и практиковать. Только по принципу — пока это приятно и не доставляет дискомфорта.

Помните, что однозначного ответа на вопрос о том, сколько живут люди с шизофренией нет. Кто-то хоть до 100 лет, а кто-то покончит с собой уже в ходе второго эпизода. Надеяться будем на лучшее. Итак всё совсем плохо. Зачем усугублять картину? Мы никогда не узнаем, почему у людей шизофрения, даже депрессия. Но мы знаем, что это не конец жизни.