Изменения личности характерные для эпилепсии и шизофрении

Алкоголизме. Возможности коррекции и реабилитации.

Изменением личности (личностным дефектом) называют преобразование личности вследствие тяжелого психического заболевания или органического поражения мозга. Тип изменения личности определяется не преморбидными особенностями индивида, а самим болезненным процессом. Таким образом, у больных с одной и той же нозологией выявляются сходные личностные особенности, нарастающие по мере углубления психических расстройств. Описывают варианты личностного дефекта, характерные для шизофрении, органических поражений мозга (в том числе для эпилепсии), алкоголизма. Личностный дефект означает коренное преобразование основных черт личности — утрату способностей, изменение темперамента, появление новых черт характера, смешение ведущих потребностей в иерархии мотивов (изменений мировоззрения, интересов, установок и убеждений). Дефекты личности отличаются стойкостью, мало зависят от изменений ситуации.

Шизофренический дефект

Шизофренический дефект личности проявляется в первую очередь нарастанием замкнутости, пассивности, равнодушия, снижением энергетического потенциала, отсутствием эмоциональной синтонности в общении с окружающими. При том что у больных довольно долго сохраняются имеющиеся способности, может наблюдаться значительное снижение продуктивности, поскольку пациенты становятся ленивыми, не испытывают чувства ответственности. В большинстве случаев резко меняются интересы и склонности, больных все меньше привлекают шумные людные мероприятия, они разрывают отношения с прежними друзьями. Среди увлечений начинают преобладать высокоабстрактные, духовные, уединенные занятия: чтение религиозной и философской литературы, коллекционирование, бессмысленное фантазирование, уединенная работа в саду. Сложный противоречивый эмоциональный склад данных пациентов мешает им найти взаимопонимание с окружающими, в первую очередь нарушаются отношения с близкими родственниками (матерью, супругом, детьми). Резко выраженный шизофренический дефект личности проявляется полным безразличием, отсутствием потребности к какому-либо общению, бездельем, иждивенческим существованием, отказом от выполнения простейших домашних обязанностей (вплоть до несоблюдения гигиенических норм). Такой грубый дефект обозначается как апатико-абулический синдром (эмоциональная тупость).

Темп нарастания описанных изменений личности при шизофрении зависит от степени злокачественности процесса. При более благоприятном течении шизофрении грубого дефекта (эмоциональной тупости) никогда не развивается, хотя и в этом случае можно наблюдать характерное для данного заболевания противоречие между сохранившимися способностями и резким изменением всего стиля поведения человека.

К вариантам мягкого личностного дефектаотносят «чудачество» («фершробен»), дефект по типу «новой жизни» и гебоидный синдром.

Определения «странный», «взбалмошный», «чудаковатый» (нем. Verschroben) довольно точно отражают характер некоторых больных шизофренией. Важно отметить, что при шизофрении «чудачество» является приобретенным качеством в отличие от свойственного пациентам с шизоидной психопатией. Вместе с тем высказывается точка зрения о генетическом родстве этих явлений. Так, среди родственников больных шизофренией значительно чаще, чем в среднем в популяции, встречаются люди с вычурным интровертированным характером и даже с шизоидной психопатией. Формирование данного типа дефекта можно продемонстрировать следующим клиническим примером.

В некоторых случаях при шизофрении столь резко меняется взгляд на мир, что больные решительно отказываются от всего того, что привлекало их в прошлом, — от профессии, карьеры, семьи. Такое изменение личности называют «новой жизнью».

Гебоидный синдром нередко служит ранним проявлением шизофренического процесса у лиц юношеского возраста. Суть синдрома состоит в грубом расстройстве влечений со склонностью к самым различным асоциальным поступкам — бродяжничеству, алкоголизму, приему наркотиков, беспорядочным половым связям, бессмысленному воровству. Характерна полная утрата взаимопонимания с родителями: больные высказываются о родных крайне пренебрежительно, сквернословят, иногда бьют мать, бесстыдно требуют денег, угрожают. Они отказываются от трудоустройства или часто меняют место работы из-за бесконечных нарушений дисциплины. Такая симптоматика напоминает поведение подростков, попавших под влияние плохой компании, однако в случае болезни не удается проследить связи с недостатками воспитания. Вызывает удивление резкая перемена в характере пациента от привязанности и послушания к грубости и аморальности. При шизофрении такой стиль поведения со временем претерпевает изменения: нарастают пассивность, замкнутость, больные теряют связь с прежней асоциальной компанией, становятся более послушны, но и более ленивы, равнодушны, пассивны.

Органический дефект

Органический дефект личности характеризуется тем, что наряду с изменением стиля поведения всегда отмечается утрата способностей (в первую очередь интеллектуально-мнестический дефект). Причиной органического дефекта бывают самые различные заболевания — травмы, интоксикации, инфекции,, асфиксия, сосудистая недостаточность мозга, атрофия, аутоиммунные заболевания, тяжелая эндокринопатия, опухолевый процесс и многие другие. При каждом из названных заболеваний конкретные проявления дефекта различаются в зависимости от степени выраженности и локализации поражения (локальное или диффузное, лобные, затылочные или теменные доли мозга и др.), однако существует ряд общих черт, образующих понятие психоорганического синдрома.

Психоорганический синдром (органический психосиндром, энцефалопатический синдром) является условным обозначением для различных синдромов, возникающих вследствие органического поражения мозга. Чаше всего данное расстройство описывают характерной триадой симптомом [Вальтер-Бюэль X., 1951]:

3) недержанием аффектов. Каждый из указанных симптомов может быть выражен в различной степени. Так, резкое ослабление памяти вплоть до фиксационной амнезии наблюдается при корсаковском синдроме и лакунарной деменции. Ухудшение понимания в наибольшей степени выражено при тотальной деменции. Проявлениями недержания аффектов могут быть как приступы дисфории, так и повышенная слезливость (слабодушие). Таким образом, корсаковский синдром, различные варианты слабоумия оказываются частными проявлениями психоорганического синдрома.

Вместе с тем в классических описаниях психоорганического синдрома [Блейлер Э., 1916; Блейлер М., 1943] указывается на чрезвычайное разнообразие проявлений данного расстройства. Ведущими являются изменения личности, проявляющиеся эмоциональной лабильностью, взрывчатостью, гневливостью и одновременно торпидностью мышления. При локализации процесса в стволе мозга и лобных долях на первый план выступают пассивность, адинамия, равнодушие, иногда грубость, эйфория, благодушие, мория. Для многих вариантов психоорганического синдрома характерны снижение критики, мелочность, приземленность интересов, часто эгоцентризм. Эмоциональная лабильность данных больных может напоминать проявления истерической психопатии, однако наряду с эмоциональными расстройствами отмечается стойкий дефект памяти и интеллекта.

Нередко психическим расстройствам при органических заболеваниях сопутствуют очаговая неврологическая симптоматика, эпилептиформные пароксизмы, соматовегетативные расстройства. Весьма характерны головные боли. Сосудистые, травматические и инфекционные процессы в мозге обычно сопровождаются выраженной астений (истощаемостью и раздражительностью). Довольно часто больные отмечают высокую метеочувствительность, особенно плохо переносят жару и духоту.

Эпилептические изменения личности также можно рассматривать как один из вариантов органического психосиндрома. Максимальной выраженности они достигают при концентрическом слабоумии (см. раздел 7.2). Однако уже на ранних этапах течения заболевания можно заметить нарастающую педантичность, скрупулезность этих больных, неожиданные вспышки гнева, торпидность мышления, сочетание утрированной вежливости и злопамятности.

Читайте также:  Как вывести препараты при шизофрении

Алкогольной деградацией личности называют патохарактерологические изменения при алкоголизме. На поздних этапах течения заболевания обнаруживаются отчетливые признаки энцефалопатии (психоорганического синдрома) — нарушения памяти вплоть до корсаковского синдрома, снижение критики, эйфория. Однако уже на ранних этапах течения болезни удается проследить грубые расстройства поведения, связанные с изменением иерархии мотивов больных. Доминирование алкогольной потребности делает существенно менее значимыми все другие мотивы поведения. Это выражается в необязательности, безответственности, бесстыдстве, порой в аморальном поведении. Больные не выполняют обещаний, перестают заботиться о семье, без угрызений совести тратят на алкоголь деньги, заработанные женой или родителями, порой уносят и продают вещи из дому.

ШИЗОФРЕНИЯ (schizophrenia; греч. schizo раскалывать, разделять + phren, ум, разум) — наиболее распространенная психическая болезнь, проявляющаяся своеобразными изменениями личности (нарушением социального контакта и мышления, эмоциональным обеднением), а также другими психическими расстройствами — от легких и преходящих до тяжелых и необычно стойких, приводящих к частичной или полной инвалидности. Начинается, как правило, в возрасте от 15 до 25 лет, что дало повод первоначально называть эту болезнь ранним слабоумием. Однако нередко Ш. возникает до 15 лет (детская Ш., подростковая Ш. ) или даже после 60 лет (поздняя Ш. ). Течение болезни прогрессирующее,длительное.
Злокачественная шизофрения начинается в детском, подростковом, но чаще всего в юношеском возрасте. Первыми симптомами болезни являются выраженные изменения личности. Появляются вялость, пассивность, теряется интерес к окружающему, часто катастрофически падает школьная успеваемость. Вместе с тем могут возникнуть новые, всегда непродуктивные интересы и занятия: поверхностное и бессистемное изучение философии или других дисциплин, преподаваемых в вузах; разработка собственных методов воспитания воли или особого физического закаливания; лишенное определенной цели, но необычно упорное коллекционирование, конструирование и т. д.

Изменяется отношение больных к окружающим. Привязанность к близким сменяется грубостью, черствостью, нередко тупой злобой. Больные могут говорить о родителях как о своих злейших врагах, теряют прежних товарищей и знакомых. Нарастающие изменения личности сопровождаются приостановкой ее развития. На этом фоне могут возникнуть отдельные навязчивости, ипохондрия (убеждение в наличии несуществующей болезни) и психопатоподобные расстройства в форме бродяжничества, воровства, алкоголизма, сексуальной расторможенности.

Умеренно прогредиентная шизофрения (параноидная, бредовая) возникает обычно в среднем возрасте — ок. 30 лет, но нередко и значительно позднее. Первыми симптомами часто являются незаметно возникающие бредовые идеи отношения, ревности, отравления, ипохондрического характера, постепенно систематизирующиеся и принимающие форму бреда преследования (см. Бредовые синдромы). В других случаях отмечаются навязчивость, истерические или психопатоподобные расстройства, к к-рым в дальнейшем присоединяются различные бредовые идеи с характером преследования. О существовании достаточно систематизированного бреда свидетельствует появление у больных симптома «преследуемый — преследователь» (устные или письменные жалобы больных в органы государственной власти, появление у них агрессивных поступков кмнимымпреследователям).

Изменения личности становятся заметными обычно спустя несколько лет после начала заболевания и проявляются замкнутостью, обидчивостью, сужением круга интересов, потерей способности к сопереживанию. Начальный период продолжается от 2-3 до 20 и более лет. В последующем болезнь протекает уже в форме галлюцинаторно-бредового состоянияВяло протекающая шизофрения по особенностям симптомов напоминает неврозы и психопатии. Развитие болезни, начинающейся обычно в юношеском возрасте, малозаметное и постепенное. В начальном периоде часто отмечается астения, сопровождающаяся легко возникающими при умственном напряжении нарушениями мышления, в то время как физическая истощаемость незначительна или совсем отсутствует. На этом фоне возникают разнообразные психические расстройства, особенностью к-рых является их малая изменчивость на протяжении многих лет.

Вяло протекающая Ш. с ипохондрически-сенестопатическими нарушениями проявляется развитием стойких и однообразных неприятных ощущений, расстройств, напоминающих вегетативные кризы с жалобами на слабость, бессилие, вялость. Больные часто убеждены в наличии у них какого-нибудь соматического заболевания, что заставляет их с необычным упорством посещать различных специалистов и делать многочисленные исследования (см. Ипохондрический синдром). Стремление к лечению и обследованию сочетается у них с подозрительностью и недоверием к медработникам.

Вяло протекающая Ш. с истерическими расстройствами встречается преимущественно у женщин. Все истерические симптомы — фантазирование, пуэрилизм, элементы псевдодеменции, припадки и т. д. — отличаются однообразием, лишены свойственного невротикам и психопатам живого аффективного сопровождения и, как правило, представляют изолированное нарушение.

Изменения личности при вяло протекающей Ш. нарастают медленно и проявляются постепенно усиливающейся замкнутостью, снижением или утратой способности сопереживать при одновременном повышении ранимости и обидчивости, снижением психической продуктивности и приспособляемости к требованиям, к-рые предъявляет жизнь.

При углублении болезни резко усиливается тревога, появляются страх, острый чувственный бред, ложные узнавания. Нарастающее возбуждение сперва носит восторженно-патетический характер, позже может смениться возбуждением с импульсивностью; обычно отмечается растерянность. В последующем бредовые и галлюцинаторные расстройства все в большей степени приобретают фантастическое содержание. Фантастический смысл получают воспоминания прошлого, многие прежние знания, происходящее вокруг. Возбуждение все чаще сменяется состояниями заторможенности и, наконец, на высоте приступа развивается ступор, сопровождающийся онейроидным помрачением сознания (онейроидная кататония).

Приступ периодической Ш. может остановиться на любом этапе своего развития. В одних случаях заболевание ограничивается только появлением аффективных расстройств; в других — доходит до онейроидной кататонии. Между этими крайними этапами существует множество промежуточных состояний. В период ремиссии при периодической Ш. из психических расстройств чаще всего сохраняются легкие депрессивные и гипоманиакальные состояния.

Изменения личности при периодической Ш. возникают после того, как больной перенес несколько приступов, и выражаются в нек-ром снижении психической активности, сужении круга интересов, ограничивающихся только домом и работой, появлением замкнутости, повышенной ранимости, подчиняемости близким. Как правило, сохраняется чувство своей болезненной измененности.

Это психическое заболевание, которое протекает с быстро или медленно развивающимися изменениями личности, такими как снижение энергетического потенциала, прогрессирующая интровертированность, эмоциональное оскудение, искажение психических процессов. Часто развивающаяся болезнь приводит к разрыву прежних социальных связей, снижению психической активности, значительной дезадаптации больных в обществе. Выделяют три темпа течения

болезни. Болезнь может начаться в любом возрасте, но чаще это происходит в 15-25 лет, и чем раньше это проявляется, тем более неблагоприятен его прогноз. Существует много форм шизофрении, например, шизофрения с навязчивостями, с астено-ипохондрическими проявлениями (психическая слабость с болезненной фиксацией на состоянии здоровья), паранойяльная шизофрения (стойкий систематизированный бред преследования, ревности, изобретательства и т.д.), галлюцинаторно-параноидная, простая и др. При шизофрении выражено

Читайте также:  Больной шизофренией заявляет что любит жену и детей

нарушение восприятия, мышления, эмоционально-волевой сферы. У больных шизофренией отмечается снижение, притупление эмоциональности, состояние апатии (то есть безразличие ко всем явлениям жизни). Больной становится безразличным к членам семьи, теряет интерес к окружающему, утрачивает дифференцированность эмоциональных реакций, у него появляется неадекватность в переживаниях. Имеет место нарушение волевых процессов: снижение волевого

усилия, доходящее до болезненного безволия.

II. Нарушения свойств личности при эпилепсии

Несмотря на то, что эпилепсия — не психическое заболевание, у больных могут возникать специфические расстройства, позволяющие утверждать об изменениях в психике.

Диапазон изменений личности при эпилепсии весьма значителен — от сравнительно нерезких характерологических особенностей до расстройств, свидетельствующих о слабоумии. Эпилептические изменения личности достаточно типичны. Основными чертами психики становятся тугоподвижность, вязкость, замедленность всех психических процессов, склонность к застреванию на деталях (педантизм), обстоятельность, невозможность отличить главное от второстепенного, трудность переключения. Темп речи у эпилептиков медленный, монотонный. Присутствуют рассудительность, склонность к увещеваниям, стремление примирить, т.е. качества, свойственные лицам, много видевшим и много пережившим. Такие больные уже в молодости напоминают «маленьких стариков». Настроение отличается немотивированными колебаниями: внезапно возникают и стойко держатся в течение нескольких часов или дней раздражительность, тоскливость, ощущение пустоты, суицидальные мысли, склонность к импульсивным действиям, потом все также быстро сглаживается.Обращает на себя внимание и особый внешний вид больных, длительно страдающих эпилепсией. Они, как правило, медлительны, скупы и сдержанны в жестах, лицо их малоподвижно и маловыразительно, мимические реакции очень бедны. Нередко бросается в глаза особый, холодный, «стальной» блеск глаз (симптом Чижа).

Больные эпилепсией всегда сторонники правды, справедливости, порядка, особенно когда это касается повседневных мелочей. В их высказываниях собственное «Я» и болезнь занимают первое место, затем идут родственники и знакомые, которых они «оценивают» всегда положительно, и, наконец, повседневные бытовые вопросы. Понимание других людей, в частности их интересов, у больных эпилепсией снижено. По их мнению, все должны испытывать по отношению к чему-либо те же чувства (например, гордости, радости), что и у них.Нередко больные эпилепсией становятся чертежниками, переплетчиками, вышивальщицами. Они выполняют свою работу медленно, но чрезвычайно тщательно, обращая особое внимание на детали.

Память эпилептика одинаково удерживает главное и мелочи. Он хорошо помнит детали происшедшего, хотя сам смысл событий уже недоступен ему. То, что для обычного человека является пустяком, а иногда и вовсе незаметной деталью, для больного эпилепсией имеет прямой, нередко внутренне аффективно насыщенный смысл. Вот почему он может долго помнить и мстительно сохранять в себе воспоминания о некогда полученной обиде, о которой нередко не знает сам виновник, «оскорбитель», поскольку и не предполагает, что его действия были истолкованы как обидные. Так, немецкий психиатр Г. Грулс приводит слова одного эпилептика: «Вы не думайте, что мои способности или, скажем, граница моего разума, или рассудочные мои функции пострадали таким образом, что я не помню, как вы, когда меня увидели 26 ноября 1901 года в половине четвертого днем на улице Гёте в первый раз, обошлись тогда со мной, если позволите так выразиться, достаточно неблаговидно и оскорбительно на меня посмотрели».

Амнестические западения бывают часто, вплоть до олигофазии. Больные узнают показываемый предмет, но не могут подыскать ему названия, пытаются описательными выражениями, жестами объяснить его назначение. Нередко они многократно повторяют случайно сказанное слово и досадуют, что оно не соответствует смыслу. Если врач, наконец, называет предмет, больные с облегчением повторяют найденное слово.

Существенной чертой эпилептических изменений личности является инфантилизм, выражающийся незрелостью суждений. Некоторым больным свойственна религиозность, ханжеская слащавость, подобострастность.

Чем раньше возникла болезнь, чем чаще припадки, чем хуже лечится больной, тем скорее наступают изменения личности и значительнее их глубина. Существуют наблюдения, что наиболее выраженные и типичные изменения личности свойственны больным с височной эпилепсией. В случаях, когда перечисленные признаки выражены лишь частично, говорят об эпилептическом характере. Отчетливое проявление этих признаков, сопровождаемое различными по глубине изменениями памяти, позволяет говорить о наличии эпилептического слабоумия.

III. Социальные условия формирования нарушений свойств личности при эпилепсии

Перечисленные выше психические нарушения и особенности личности эпилептиков обычно представляют как неизбежный фактор, сопутствующий заболеванию. Их ставят в связь с самой болезнью, припадками, но вопрос об условиях формирования этих нарушений почему-то анализируется редко, что, на мой взгляд, неправильно. Любое изменение личности имеет две подоплеки: генетическую и социальную. Эпилепсия не исключение.

Рассмотрим эпилептические изменения личности в свете социальных факторов.

Прослеживание жизни человека, у которого вследствие органического поражения мозга развилась эпилепсия, прослеживание реакций общественности (одноклассников, однокурсников, учителей, коллег, соседей) на эти припадки, а также на трудности в обучении, в работе, в личной жизни, которые возникают у больного, могли бы объяснить многое. Особенно трагично, если болезнь появилась в детском возрасте, когда у человека формируется отношение к себе и к окружающему миру. У ребенка — эпилептика представления о себе и о картине мире искажены, т.к. вся его жизнь, начиная с того момента, как у него случился первый припадок, становится одним сплошным «Нет». У него нередко развиваются реактивные и невротические состояния, связанные с пренебрежительным, а иногда и агрессивным отношением окружающих к нему и его болезни. Он пытается компенсировать свою неполноценность, вызвать хорошее отношение к себе со стороны сверстников не всегда удачным способом: угодливостью, приспособлением к другим детям. Из-за инертности, присущей таким больным, данные способы фиксируются, и в дальнейшем это становится методом поведения.

В ходе психологического исследования больного нередко выясняется, что первый эпилептический припадок случился с ним в детстве во время учебы в школе и сопровождался непроизвольным мочеиспусканием. Припадок напугал детей, но вместе с тем у них возникло и определенное отношение к больному ребенку. Они стали его дразнить и не хотели с ним играть. Для того чтобы участвовать в детских играх, он придумывал разные уловки, стал «подлизываться» к другим детям. Такой стиль поведения стал устойчивым по отношению к сверстникам и, в конце концов, сформировал елейность в обращении с людьми. Вместе с тем продолжающиеся насмешки в его адрес способствовали закреплению в нем жестокости, которая также стала устойчивой чертой его характера. Таким образом, причиной ханжества послужила не сама болезнь, а те изменения в отношениях с другими людьми, которые возникли в связи с болезнью.

Читайте также:  Шизофрения передается по наследству от матери к сыну

Другой пример показывает, как формируется иная черта характера эпилептика — педантизм. Вначале он появляется как способ компенсации первичных дефектов. Однако вскоре происходит перенесение мотива из широкой деятельности на исполнение вспомогательного действия. Как это происходит? Поясним.В норме овладение какой-либо операцией, ее последовательная отработка, как правило, не становится сама по себе самостоятельным мотивом, она лишь промежуточная цель, соподчиненная какому-либо дальнему мотиву. Поэтому и смысл отработки лежит вне ее, он лежит в системе куда более широких отношений. Так, человек овладевает операцией переключения скоростей не ради ее самой, но чтобы научиться управлять автомобилем. В свою очередь, умение управлять автомобилем займет разное место в иерархии других деятельностей, например, в зависимости от того, кем собирается быть данный человек — профессиональным шофером или шофером—любителем. Качественно иное происходит при эпилепсии. Вследствие нарастающей инертности, возникают трудности в выполнении деятельности, особенно требующей частых переключений внимания. В результате этих трудностей у больного эпилепсией формируется своеобразный компенсаторный механизм — образуется определенный стереотип действий, которому он должен строго следовать (иначе он может сбиться). Впоследствии появляется тяга к однообразным монотонным действиям, которая постепенно генерализуется на все поведение больного, формируя педантичную личность.

Это было показано экспериментально Н.К. Калитой, которая исследовала уровень притязаний больных эпилепсией с помощью оригинальной методики: больным предъявлялись картинки, которые различались друг от друга количеством элементов изображения. Требовалось за определенное время найти эти различия. В данном исследовании уровень притязаний не вырабатывался у большинства больных эпилепсией. Они застревали на каждом конкретном задании и с удовольствием начинали искать различия в картинках, находя при этом самые малозначительные, которые не отмечали здоровые испытуемые.

Другая широко известная черта больных эпилепсией — постоянная забота о своем здоровье. Само ее возникновение вполне понятно. Судорожные припадки, особенно в начале болезни, вызывают целую гамму тягостных переживаний. К ним следует в первую очередь отнести навязчивый страх перед припадком и его последствиями; реакцию стыда и боязни «разоблачения»; синдром «ожидания ухудшения» своего состояния; особую установку на получение «немедленного радикального излечения», различные ипохондрические реакции. Естественно, что больные готовы строго выполнять все предписания врача, поскольку они знают, что всякое нарушение режима лечения может привести к появлению новых припадков. Вначале больные рассматривают заботу о своем здоровье, прежде всего, как необходимое средство для продолжения привычной им деятельности (работы, учебы, и т.д.). Но со временем эта забота уже не подчиняется более дальним мотивам, а становится самоцелью. Наконец, в поздних стадиях болезни для больных нередко становится главным уже не сама по себе забота о здоровье, а тщательное, педантичное выполнение тех или иных врачебных процедур. Известно, что иногда больной эпилепсией способен устроить скандал в больничной палате, если ему вместо привычных таблеток дадут порошки или таблетки иной формы и размера. Все объяснения медицинского персонала, что по составу это — то же самое лекарство, могут быть совершенно напрасными. Как мы видим, развитие эпилептических черт характера поддается анализу, если попытаться поставить себя на место больного, понять мотивацию его действий.

Расстройства настроения (дисфория) при эпилепсии выражаются во внезапном появлении тоски, беспричинной злобы, иногда — веселости. Состояния такого рода внезапно появляются и внезапно заканчиваются. Продолжительность их может колебаться от нескольких часов до нескольких дней. При подавленном настроении у больных преобладает не тоска, а раздражительность. Они бывают злобны, начинают беспричинно придираться к окружающим, одолевают их никчемными просьбами и жалобами, могут быть агрессивны.

Психические расстройства при эпилепсии проявляются изменениями всего строя личности больного человека, а также различными психоэмоциональными состояниями.

Изменения личности при эпилепсии характеризуются раздражительностью, придирчивостью, склонностью к ссорам, вспышкам ярости, которые иногда сопровождаются опасными агрессивными действиями. Наряду с этими чертами изменения личности могут встречаться диаметрально противоположные качества характера — боязливость, склонность к самоунижению, утрированная любезность, доходящая до слащавости, преувеличенная почтительность и ласковость в обращении. Настроение больных подвержено частой смене — от угрюмо-раздражительного до повышенно-беспечного. Так же изменчивы и интеллектуальные способности больных эпилепсией. Они жалуются на заторможенность мыслей, невозможность сосредоточить на чем-то внимание, снижение работоспособности. Другие больные могут быть, наоборот, чересчур деятельными, говорливыми и суетливыми. Перемежаемость психических явлений в сфере настроения и умственных способностей представляет собой одну из важнейших черт в характере больных эпилепсией. Для них характерна бедность речи, частое повторение уже сказанного, употребление шаблонных фраз и оборотов, уменьшительных слов и определений. Часто речь больных эпилепсией носит певучий характер. Собственному «Я» они уделяют особое внимание. Поэтому на первом плане их интересов и высказываний стоят собственные переживания, собственная болезнь, собственные интересы. Больные эпилепсией всегда сторонники правды, справедливости, порядка, особенно когда это касается повседневных мелочей. Характерны их любовь к лечению, вера в возможность выздоровления, оптимистическое отношение к будущему.В случаях, когда перечисленные признаки выражены лишь частично, говорят об эпилептическом характере. Отчетливое проявление этих признаков, сопровождаемое различными по глубине изменениями памяти, позволяет говорить о наличии эпилептического слабоумия. Темп нарастания изменения личности, а также изменения памяти зависит от многих причин, в том числе от продолжительности самой болезни, характера пароксизмальных расстройств и их частоты.

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций.