История болезни шизофрения параноидная форма эпизодическое течение

Шизофрения: параноидная форма, эпизодический тип течения с нарастающим аппато-абулическим дефектом личности

Характеристика данных больного: возраст, семейное положение, профессия. Изучение истории жизни, первых проявлений шизофрении. Описание психического состояния больного: контактность, сфера сознания, мышления, интеллекта. Обоснование поставленного диагноза.

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Шизофрения: параноидная форма, эпизодический тип течения с нарастающим аппато-абулическим дефектом личности

Семейное положение: замужем.

Домашний адрес: Комсомольский пр

Профессия, должность: пенсионер, инвалид 2 группы.

Наследственность психическими и другими заболеваниями по прямой и боковой линиям не отягощена. Общие условия жизни больной в детстве удовлетворительные: собственный дом, комнаты теплые.

Здоровье матери во время беременности: беременность протекала спокойно, без осложнений.

Питание полноценное, кратность приемов пищи — 3 раза в сутки, промежутки между приемами пищи — 4 часа. Отношения в семье и с окружающими — теплые, ровные, со слов больной.

Родов 1, абортов 1, выкидышей не было. Роды в срок, дочь здорова.

Раннее детство: росла здоровой, умственно и физически не отставала от сверстников.

Дошкольный возраст: воспитание строгое, дома и в коллективе вела себя сдержанно.

Перенесенные заболевания в детстве: корь, простудные.

Школьный возраст: умственно и физически не отставала от сверстников (училась на «хорошо» и «отлично»).

Профессиональная деятельность: После окончания средней школы поступила в ПТУ, окончив его по специальности «повар», приступила к работе с 17 лет. Рабочее помещение теплое, светлое, профессиональные вредности отсутствуют, нагрузка средняя.

Перенесенные заболевания: хронический холецистит (холецистэктомия в феврале 2002 года), фиброма левой молочной железы (операция в декабре 2002 года). Туберкулез, гепатит и венерические заболевания отрицает. Контакт с инфекционными больными отрицает.

Аллергологический анамнез спокойный.

Считает себя больной с 1980 года, когда впервые возникло выраженное чувство страха при выполнении своих профессиональных обязанностей (испугалась, что на нее опрокинется котел с горячим содержимым). На следующий день обратилась в РПНД. С 1980 по 1987 год находилась на амбулаторном лечении. В 1987 году — сотрясение головного мозга (побои со стороны супруга); госпитализирована в неврологическое отделение БСМП через 3 дня после травмы с жалобами на тошноту, рвоту, не приносящую облегчения, диффузную головную боль. С этого же момента вновь появилось чувство страха, непроизвольный смех и плач. Также появилось ощущение раздутого шара в затылочной области. После возникновения данной симптоматики госпитализирована в РПБ. С 1987 года — нарастание имеющейся симптоматики, появление слабости в течение всего дня (невозможность встать с кровати, выполнять простейшие домашние дела). Появилась неопрятность в одежде и личной гигиене, леность, раздражительность, в том числе и в отношении с близкими (повышение голоса без причины). С 1987г. регулярные госпитализации РПБ через каждые 2-3 года в связи с обострениями, первые признаки которых обычно замечали родственники, по их совету больная и госпитализировалась. С 2001 года трижды проходила лечение в дневном стационаре РПНД: с 15.06.00 — 20.07.00 по поводу шизофренической депрессии, с 4.01.01 — 13.02.01 и с 18.07.02 — 16.08.02 — в связи с галлюцинаторно-бредовым синдромом. В последующем — еще 2 госпитализации в РПД: с 17.10.02 — 20.11.02 и с 10.11.04 — 21.01.05.

В последний раз госпитализирована принудительно, в связи с неадекватностью больной и агрессией по отношению к вызвынной бригаде скорой психиатрической помощи (оказала физическое сопротивление, пыталась сорвать вязки, выкрикивала несвязные слова). При разговоре с врачом приемного покоя РПБ высказывалась следующим образом: «Будильник-то есть, но я не знаю, сколько сейчас времени; я знаю адрес больницы на Краснофлотской, но ее-то там нет». Объективно: не контактна, эмоциональный фон снижен, гипомимична, не критична к болезни, постоянно прислушивается к чему-то, подозрительна. В стационаре конфликтовала с медперсоналом, толкалась, громко кричала «Спрячьте меня». Получала терапию: трифтазин 7,5 мг/сут., амитриптилпн 100 мг/сут., сибазон 10 мг в/м, нозепам 10 мг/сут., циклодол 4 мг/сут. После проведенного лечения состояние стабилизировалось, критична к болезни. Больной присвоена 2 группа инвалидности. 7.04.05 обратилась к участковому психиатру с жалобами на нарушение сна, появление раздражительности, постоянную сильную слабость. На данный момент находится на лечении в дневном стационаре РПНД.

Психическое состояние больной

Контактна, эмоциональный фон снижен, отвечает по существу на поставленные вопросы, касающиеся и не касающиеся ее заболевания.

сознании, адекватна. Понимает задаваемые вопросы, характер ответов — полный.

Сфера восприятия и представлений

Объективные признаки галлюцинирования отсутствуют. Проявления болезни описывает безразлично. Наличие галлюцинации отрицает.

шизофрения диагноз состояние психический

Темп мыслительного процесса не нарушен. Взгляд безразличный. Осознает, что страх, который возник в момент манифестации болезни, необоснован. Словарный запас довольно богатый.

сфера внимания: внимательна к задаваемым вопросам, не отвлекается на посторонние раздражители.

сфера памяти: отмечается спутанность памяти на давние события; нарушена память на текущие события (не помнит дату поступления на дневной стационар, названия принимаемых препаратов).

формальные способности: сохранены.

Эмоциональный фон снижен, отношение к близким, знакомым спокойное, ровное. Продолжительность сна снижена, качество его удовлетворительное, аппетит в норме, физиологические отправления в норме. Самооценка занижена. Наличие суицидальных намерений отрицает. Нахождение на лечении вызывает негативные ощущения (скучает по дому). Дома проявляет заботу по отношению к внуку, но приходится ограничивать себя в этом из-за сильной слабости. Реакция на задаваемые вопросы адекватная.

Шизофрения. Параноидная форма, эпизодический тип течения с нарастающим аппато-абулическим дефектом дефектом личности.

Шизофрения: на основании наличия у больной следующих клинических проявлений:

— Эмоциональное снижение: монотонный голос, гипомимия, неряшливость.

— Апатико-абулический дефект личности: слабость в течение всего дня (невозможность встать с кровати, выполнять простейшие домашние дела). Появилась неопрятность в одежде и личной гигиене, леность.

Параноидная форма течения:

-У больной имел место эпизод расстройства сознания: во время госпитализации 10.11.04 — 21.01.05. Госпитализирована принудительно, в связи с неадекватностью больной и агрессией по отношению к вызвынной бригаде скорой психиатрической помощи (оказала физическое сопротивление, пыталась сорвать вязки, выкрикивала несвязные слова). Возможно, имел место случай делирия как один из видов продуктивного расстройства сознания.

Читайте также:  Лечение шизофрении на фоне алкоголизма

Необходимо провести со следующими патологиями:

-Экзогенными психозами: данный вид психозов развивается при развитии различных инфекций, интоксикациях разной этиологии, чего нет у нашей пациентки.

-Аффективными психозами: при данной патологии нет изменений личности, каковые имеют место при шизофрении. Также нет усложнения синдромов, что имеет место при шизофрении.

-Трифтазин (нейролептик, антипсихотическое средство) по 7,5 мг/сут

— Коаксил (тианептин): 50 мг/сут при острых состояниях, после достижения клинического эффекта дозу уменьшить до уровня, обеспечивающего ремиссию — 37,5 мг/сут (трициклический антидепрессант)

-Нозепам (анксиолитик): 10 мг/сут, при острых состояниях — до 30 мг/сут.

Признаки душевного заболевания. Описание развития болезни. Психический, соматический и неврологический статус больного. Клинические и параклинические методы исследования. Постановка диагноза параноидальной шизофрении на основе результатов обследования.

история болезни [12,4 K], добавлен 21.12.2011

Характеристика симптоматики и этиологии шизофрении параноидного типа, которая имеет эпизодическое течение с нарастающим дефектом. Соматический, неврологический, психический статус пациента. Данные клинического обследования. Методы лечения и прогноз.

история болезни [42,9 K], добавлен 03.04.2011

Параноидная форма шизофрении и ее главные клинические проявления. Основные признаки и симптомы заболевания. Возвращение больных шизофренией к полноценной жизни. Общая система организации психиатрической помощи. Гебефреническая форма шизофрении.

реферат [19,4 K], добавлен 09.03.2014

Анамнез жизни больного. Исследование психического состояния пациента, диффузных изменений с признаками легкой заинтересованности срединных структур головного мозга. Лечение острого полиморфного психотического расстройства с симптомами шизофрении.

история болезни [11,7 K], добавлен 11.12.2014

Формы и симптоматика шизофрении — психического заболевания, характеризующегося расстройством мышления, восприятия, разрушением социальных связей и последующим разложением ядра личности. Лечение шизофрении, применение типичных и атипичных нейролептиков.

презентация [369,1 K], добавлен 13.12.2015

Краткая характеристика и основные клинические проявления параноидной шизофрении, параноидного синдрома. Порядок постановки и обоснование данного диагноза, принципы составления схемы лечения и прогноз на выздоровление, рекомендации по дальнейшему лечению.

история болезни [22,9 K], добавлен 20.12.2011

Паспортные данные и история жизни пациента. История заболевания и жалобы больного. Описание настоящего состояния больного. Общий осмотр, топографическая перкуссия. Результаты исследований, полученных на момент курации. Обоснование диагноза, рекомендации.

история болезни [40,7 K], добавлен 15.06.2010

Нарушение сна, потеря контроля над собой. Давящие боли в височных и теменной областях. Ориентация во времени, пространстве и личности. Нарушения в сфере восприятия. Приступообразное течение параноидной формы шизофрении с легкой прогредиентностью.

история болезни [24,3 K], добавлен 11.10.2012

Клинико-генеалогическое обследование больного с умственной отсталостью умеренной со значительными нарушениями поведения. Воздействие наследственных факторов и и результаты воздействия факторов внешней среды. Клинические проявления параноидной шизофрении.

история болезни [26,0 K], добавлен 04.04.2011

Техника проведения осмотра и обследования локального статуса больного. Характеристика местных проявлений болезни или травмы. Положение больного или поврежденного сегмента. Осмотр кожных покровов. Определение оси конечности и симметрии туловища.

презентация [616,7 K], добавлен 17.05.2014

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.

1) Ф. И. О. больного: Москалёв Василий Иванович

3) Профессия и место работы: не работает, инвалид второй группы

4) Дата и время поступления: 18.11.2003

5) Семейное положение: холост

6) Место жительства: г. Смоленск ул. Брестская 5-5

7)Клинический диагноз: Шизофрения, параноидная форма, приступообразное течение со средней прогредиентностью, галлюцинаторно-параноидно-бредовый синдром.

При расспросе удалось выяснить, что больного беспокоят голоса, которые звучат «внутри головы». Но при разговоре на эту тему больной замыкается, уходит от ответов, утверждая, что ему трудно говорить об этом, что этот разговор может ему повредить. Настроение больного при этом меняется (ухудшается), на лице появляется выражение страдания, больной стремится быстрее закончить разговор на эту тему, начинает рассказывать о другом. При очередной попытке расспросить больного о голосах он заявил, что его никакие голоса не беспокоят, хотя накануне утверждал обратное. Голоса говорят больному, чтобы он совершил самоубийство. Исходя из изложенного, можно сделать вывод о большой актуальности этих переживаний для больного.

Пациент предъявляет жалобы на галлюцинации( видит чертиков, которые его обступают, но ничего не делают и не говорят).

Больной так же жаловался на то, что один из пациентов отделения «переодетый милиционер и хочет посадить его в тюрьму». Пациент считает, что этот больной его преследует и ночью хочет его арестовать.

При поступлении в отделение больного беспокоила бессонница, выражающаяся в нарушении засыпания.

Сведения о наследственности.

Деда и бабку со стороны отца больной не помнит. Дед со стороны матери был вспыльчивым, раздражительным человеком с трудным характером. Несколько лет назад он умер от паралича. Бабка со стороны матери была доброй, отзывчивой, хорошо относилась к больному. Страдала сахарным диабетом. Мать больного добрая, спокойная, неконфликтная, отношения с матерью у больного хорошие. 2 года назад мать больного перенесла операцию на желчных путях. Отец больного злоупотреблял алкоголем, ушел из семьи, когда больному было 3 года. О болезнях матери и отца больной не осведомлен. Брат матери погиб в состоянии алкогольного опьянения (отравление угарным газом в гараже). Психическими, венерическими заболеваниями никто из семьи и ближайших родственников не страдает.

Больной – единственный ребенок в семье, родился от первой беременности. Беременность протекала нормально, роды срочные. Травм при родах не было. Но уже в роддоме у больного обнаружили какой-то «шум в сердце». Дальнейшее исследование не проводилось. Держать головку, сидеть, стоять, ходить, говорить начал вовремя. В школу пошёл с 7 лет. Учиться не нравилось, успеваемость была удовлетворительной. Любимым предметом в школе были физкультура. Оценки по этой дисциплине всегда были хорошими. Плохо давались точные науки – алгебра, геометрия, по ним больной успевал плохо.

Читайте также:  Депрессия и стрессы могут вызвать шизофрению

Окончил 8 классов, работал рабочим на стройке. Периодически употреблял спиртные напитки (примерно с 15 лет), иногда были запои продолжительностью до 3 дней. Неоднократно в состоянии опьянения получал травмы головы, сознание не терял. Не употребляет спиртное уже около года. Употребление наркотиков отрицает.

Сейчас больной не работает т.к. инвалид 2-ой группы.

История жизни записана со слов больного.

История настоящего заболевания.

Болезнь началась около восьми лет назад, когда без видимых причин появились голоса, которые приказывали покончить с собой. Голоса шли из головы, были с металлическим оттенком. В это время больной пытался повеситься, но неудачно. Тогда же появились галлюцинации, «появились какие то тени». Был госпитализирован в СОПБ. Лечился там, около восьми месяцев. В дальнейшем неоднократно лечился в СОПБ и СГПБ.

Последнее обострение началось около недели назад, когда появились страхи, бессонница, слуховые обманы, императивного характера принуждающие к суициду, постоянно думал о самоубийстве, был госпитализирован.

Данные взяты из карты стационарного больного.

Сознание ясное, положение активное, осанка правильная, походка не изменена, конституциональный тип телосложения норм астенический.

Голова мезэнцефалическая обычной величены, лицо спокойное, глазные яблоки, конъюнктивы, склеры, зрачки, веки и околоорбитальная клетчатка без видимых изменений. Кожные покровы телесного цвета, чистые, умеренной влажности, эластичные, тургор сохранён, дериваты кожи без видимых изменений, видимые слизистые оболочки розовые. Подкожная жировая клетчатка развита умеренно, распределена равномерно толщина жирового слоя на передней брюшной стенке уровне пупка около 3 см. Видимых отёков нет. Периферические лимфатические узлы доступные пальпации не определяются.

Мышцы развиты умеренно, безболезненны. Мышечная сила достаточная, тонус мышц сохранён. Костная система без видимых деформаций. Суставы обычной конфигурации. Активные и пассивные движения в них в полном объёме, мягкие ткани вокруг них не изменены.

1) Inspection. Видимых деформаций грудной клетки в области сердца нет. Верхушечный толчок визуально не определяется. Патологических пульсаций в области сердца, при осмотре сосудов шеи и в эпигастральной области не выявлено.

2) Palpatio. Верхушечный толчок пальпируется в 5-ом межреберье на 1 см кнутри от срединно-ключичной линии, площадью 2 см^2. Сердечный толчок, систолическое и диастолическое дрожание грудной клетки пальпаторно не определяется. Пульс одинаковый на обеих лучевых артериях, синхронный, ритмичный, частотой 68/мин. нормального наполнения и напряжения, равномерный, не ускорен, сосудистая стенка эластичная.

3) Percussio. Границы относительной и абсолютной тупости сердца пределах нормы.

систолическое 125 мм. рт. ст.

диастолическое 75 мм. рт. ст.

1) Inspection. Нос обычной формы. Носовое дыхание не затруднено. Носовая перегородка не искривлена. Болезненности при пальпации в местах проекции придаточных пазух носа нет. Голос громкий. Грудная клетка нормостенической формы. Обе половины грудной клетки симметричны, одинаково участвуют в акте дыхания. Ключицы и лопатки располагаются на одинаковом уровне, над- и подключичные ямки выражены одинаково с обеих сторон. Дыхание смешанного типа, ритмичное, нормальной глубины ЧД=18/мин. Вспомогательная мускулатура в акте дыхания участия не принимает. Окружность грудной клетки 88см. Дыхательная экскурсия грудной клетки 8см.

2) Palpatio . Грудная клетка без болезненна, эластична, голосовое дрожание не изменено, одинаково проводится в симметричные отделы грудной клетки. Приёмы Янковского и Шепельмана не вызывают появления боли в грудной клетке.

3) Percussio. При сравнительной перкуссии над симметричными областями грудной клетки выявляется ясный лёгочный звук.

Высота стояния верхушек обоих лёгких спереди на 3 см выше середины ключицы, сзади на 3 см латеральнее остистого отростка 7-го шейного позвонка.

Ширина полей Кренига справа и слева 5 см.

Нижняя граница лёгких в пределах нормы.

Дыхательная подвижность нижнего края лёгкого в пределах нормы.

1) Inspection. Слизистая полости рта, небных дужек, задней стенки глотки, мягкого и твёрдого нёба розовая. Язык влажный, не обложен. Дёсны не кровоточат, кариозных зубов нет. Миндалины не выступают из-за нёбных дужек. Глотание не нарушено. Прохождение жидкой и густой пищи по пищеводу не затруднено. Живот овальной формы симметричный. Передняя брюшная стенка участвует в акте дыхания.

Palpatio . При поверхностной ориентировочной пальпации тонус мышц передней брюшной стенки в норме, болезненности нет. Расхождение прямых мышц живота и грыжевых выпячиваний по белой линии не найдено. Болезненности в точках и зонах желчного пузыря и поджелудочной железы не отмечено. При глубокой методической пальпации по методу В. П. Образцова и Н. Д. Стражеско патологии не выявлено.

Поджелудочная железа не пальпируется.

Нижний край печени пальпируется на уровне рёберной дуги, он закруглённый,

безболезненный, эластичной консистенции с гладкой поверхностью.

Нижний полюс селезёнки в клиностатическом положении и в положении по Сали

При проведении болевой пальпации по Гротту пациент болезненности не отмечает.

3) Percussio. При сравнительной перкуссии над симметричными отделами живота выявляется тимпанический звук различной высоты.

Высота абсолютной тупости печени в пределах нормы.

Перкуторные размеры селезенки: в пределах нормы.

Поясничная область не изменена, при пальпации безболезненна. Почки не пальпируются. Симптом Пастернацкого отрицательный. Мочеиспускание свободное, безболезненное.

Нарушение роста и пропорциональности частей тела нет. Щитовидная железа не

увеличена. Вторичные половые признаки соответствуют полу и возрасту.

Реакция зрачков на свет живая, одинаковая с обеих сторон, анизокарии нет.

Нистагма не обнаружено, конвергенция сохранена. Поля зрения не сужены. Объем движений глазных яблок полный. Больной жалуется на слияние букв перед глазами при чтении, видит лишь крупные буквы. Определение остроты зрения не проводилось из-за отсутствия необходимых таблиц.

Углы рта симметричны, носогубные складки выражены одинаково с обеих сторон. Мимика сохранена.

Язык по средней линии, глотание не нарушено.

Объем активных и пассивных движений во всех суставах полный, в одноименных суставах амплитуда движений одинакова. Тонус мышц нормальный.

Читайте также:  Статистика больных шизофренией по странам

Нарушений тактильной, болевой и температурной чувствительности не обнаружено

Сухожильные и периостальные рефлексы сохранены, одинаково выражены с обеих сторон.

Патологических рефлексов и менингеальных знаков не выявлено.

В позе Ромберга больная устойчива, отмечается умеренный тремор верхних конечностей.

Координационные пробы (пальце-носовую и пяточно-коленную) выполняет свободно.

Больной лежит в кровати, одет неряшливо.

Куратора встретил спокойно.

Ориентация больного во времени, пространстве и собственной личности сохранена. Больной отчетливо представляет себе место своего нахождения, правильно его называет, правильно указывает год, месяц (ориентируется в календарном времени), узнает кураторов при повторных посещениях.

Симптомов выключения сознания также не отмечено: больной понимает обращенные к ней вопросы разной степени сложности, реагирует на них адекватно. Есть сонливость.

Заключение: расстройств сознания не выявлено.

В сфере восприятия у больного отмечаются расстройства: он слышит «голоса, звучащие внутри головы». От дальнейших расспросов на эту тему больной уклоняется. Из истории болезни и жалоб выяснено, что голоса имеют императивный характер, «приказывают совершить суицид». При попытке детализации ощущений больного он замыкается, говорит, что ему тяжело и неприятно говорить на эту тему. На предложение описать (на бумаге) или нарисовать «голоса» больная ответила отказом. О времени первого появления «голосов» и каких-либо изменениях их в процессе существования больной не сообщает.

Гипер — и гипестезий при обследовании не обнаружено. Жалоб на необычные ощущения во внутренних органах больной также не предъявил.

Заключение: имеется качественное нарушение восприятия в виде императивных слуховых галлюцинаций.

Больной оценивает себя как внимательного человека. Выявлены признаки истощаемости внимания (беседы с больным продолжались до сорока минут, и больно проявляла усталость, в виде потери нити разговора). При беседе выявляется патологическая прикованность больного к собственным переживаниям, проявляющаяся длинными паузами в разговоре при ожидании ответа больного на поставленный вопрос. При повторно заданном вопросе следует достаточно быстрый ответ.

Заключение: обнаружены расстройства внимания в виде патологической прикованности.

Больной оценивает свою память как «среднюю», лучше развита у него моторная и зрительная память. События своего детства и юности помнит хорошо. Базовые знания сохранены: больной без колебаний называет имя матери, сына, их возраст, даты их рождения, и.т.д.

Основной тип мышления у больного – конкретный: больной в разговоре пытается сводить все ответы на вопросы к конкретным предметам, вещам, действиям.

Имеется расстройство мышления по темпу: оно замедлено. Речь больного обеднена, замедлена, ответы на вопросы односложные, после долгой паузы. После установления контакта больной стала реагировать на вопросы более оживленно, ответы на вопросы стали более развернутыми, полными, но замедленность мышления сохранялась.

В речи также отмечались частые соскальзывания, особенно в начале разговора. Например, на вопрос «Вы единственный ребенок в семье?» больной отвечала: «Я ходил к своему врачу, он мне поставил укол», то есть, соскальзывание имело вид «ответов мимо». Патологической обстоятельности, резонерства в речи не отмечено.

Глубина суждений, высказываемых больным в беседе, недостаточна. Суждения больного касаются в основном бытовых проблем и бреда преследования.

Фобий выявить не удалось, сверхценных идей в разговоре больная не высказывала.

При беседе больной говорит тихим голосом, хотя голосовая функция не нарушена. На вопрос о причине этого больной ответил, что «если говорить громко о моей болезни, то меня услышат те голоса, что звучат у меня в голове или услышит «милиционер» и посадит меня в тюрьму ». Также во время разговора неоднократно высказывал мысли о том, что разговор с кураторами о ее болезни навлечет на нее какие-то неприятности (какие – сообщить отказывается). Разубедить больного в этих утверждениях невозможно.

Заключение: отмечаются расстройства мышления по темпу (замедление), по форме (соскальзывание в виде «ответов мимо») и по содержанию (высказывание бредовых идей отношения и воздействия, а также формирование паралогичных умозаключений), обнаружены признаки навязчивых сомнений и действий.

При сборе анамнеза больной не употребляла общие и профессиональные понятия, его суждения и умозаключения касались только бытовых, домашних проблем и бредовых переживаний, были поверхностными, без попыток анализа ситуаций. Легко воспринимались только относительно простые вопросы, на них давались простые, поверхностные, конкретные ответы. Сложно сформулированные вопросы, касающиеся отдельных деталей, воспринимались с трудом, их приходилось повторять или упрощать.

Запас общежитейских знаний у больного низкий: он назвал очень мало названий городов, рек, государств (так, из рек были названы Лена, Волга и почему-то Обское море). Знает фамилию нынешнего президента России, но о политической ситуации в мире не осведомлен (хотя утверждает, что интересуется политикой, смотрит программы новостей).

Такой уровень интеллекта можно объяснить недостаточным образованием больного, отсутствием профессии (соответственно, и профессиональных знаний), окружением больного и низким уровнем культуры в ее семье.

Заключение: уровень интеллекта низкий, но, вероятно, это объясняется не снижением его, а недоразвитием, обусловленным недостаточным образованием и социальной средой.

Свое настроение в данный момент больной оценивает как хорошее, хотя при поступлении предъявлял жалобы на снижение настроения, тревожность, чувство страха за свою жизнь и здоровье. Больной подвержен колебаниям настроения. С началом лечения отметил, что стала гораздо спокойнее реагировать на конфликтные ситуации. Не злопамятен, легко прощает нанесенную обиду, свой характер определяет как «добрый, покладистый».

Колебания настроения в зависимости от времени суток больной не отмечает.

Мимика у больного малоактивная, жестикуляции практически нет.

Эмоции выражены слабо, предмету беседы в основном адекватны

Заключение: отмечено некоторое снижение эмоциональной активности

Больной не опрятен в прическе, одежде.

В разговоре участвует пассивно, в основном отвечает на поставленные вопросы, встречных вопросов не задает, интереса к беседе не проявляет, не пытается выяснить что-либо о своей болезни.

Планы больного не соответствуют реально существующей жизненной ситуации.

Поведение больного во время беседы несколько скованное.