История болезни по психиатрии вялотекущая шизофрения

Клинический диагноз : Шизофрения, параноидная форма, приступообразно-прогредиентное течение с нарастающим эмоционально-волевым дефектом. Синдром Кандинского-Клерамбо.

I. Паспортные данные

Фамилия, имя, отчество – С.Л.И.

Постоянное место жительства – г. Красногорск

Дата поступления – 12.03.2012

На момент осмотра предъявляет жалобы на головную боль, слабость.

III. Анамнез жизни и анамнез заболевания (со слов больной и по сопроводительной документации)

Психопатологическая наследственность – не отягощена.

Беременность у матери протекала тяжело (точная причина неизвестна), роды в срок, без осложнений. Родилась в Красногорске, в семье была второй из 2 детей.

Росла и развивалась в соответствии с возрастом. Посещала детские дошкольные учреждения. Была активной, общительной, упрямой, имела много подруг и знакомых.

В школу пошла в 7 лет, закончила 8 классов. Успеваемость средняя, ничем серьезно не увлекалась, читать не любила. После школы поступила в техникум, где получила средне-специальное образование.

С 20 лет жила в браке. Муж тяжело болел. Она переживала из-за болезни мужа. Работала секретарем Комсомола, жалуется на то, что руководство не ценило ее по достоинству.

В 1986 году, по словам пациентки, ей на работу позвонил Горбачев, после чего она почувствовала себя плохо, отпросилась с работы домой, где у нее произошел приступ необъяснимой агрессии, она набросилась на свою сестру, после чего была госпитализирована в психиатрическую клинику. В связи с тяжелой болезнью мужа больная предприняла попытку суицида.

У пациентки наблюдалось беспокойство, тревога, суицидальные мысли, неадекватное поведение (агрессия по отношению к сестре), поэтому больная была госпитализирована.

В момент первой госпитализации пациентка жаловалась на слабость, нежелание что-либо делать. У больной отмечались слуховые и зрительные псевдогаллюцинации (кто-то танцевал на крыше, голос девушки просил больную петь песни).

Пациентке проводилось лечение галоперидолом, феназепамом. В процессе лечения стала более спокойной, контактной, более упорядоченной в поведении, исчезли обманы восприятия.

С момента первой госпитализации больная не работает.

Настоящая госпитализация связана с обращением сестры пациентки в ПНД и опасениями, что пациентка не может себя обслуживать (целый день лежит на кровати), винит себя в болезни мужа.

Перенесенные заболевания: детские инфекции, пневмония. Менструации с 12 лет, цикл установился сразу, регулярные, безболезненные. Начало половой жизни с 15 лет.

IV. Соматический статус

Общее состояние: удовлетворительное. Положение: активное. Телосложение: нормостенический конституционный тип, рост 160см, вес 69 кг.

Температура тела: 36,7° С.

Кожные покровы: нормальной окраски. Кожа сухая, тургор сохранен. Ногти: Изменений ногтевых пластинок нет.

Видимые слизистые: нормальной окраски, влажные. Подкожно-жировая клетчатка: развита умеренно, отложение ее равномерное. Отеков нет. Лимфатические узлы: Подчелюстные, затылочные, задние шейные, околоушные, передние шейные, подъязычные, надключичные, подключичные, подмышечные, локтевые, паховые, подколенные лимфатические узлы не пальпируются. Зев: бледно-розового цвета, отёчности и налётов нет. Миндалины не выступают за дужки, бледнорозовые, без отека и налетов. Мышцы: развиты удовлетворительно. Тонус и сила сохранены. Болезненности и уплотнений при пальпации нет. Кости: не деформированы, при пальпации и поколачивании безболезненны. Суставы: не деформированы, дефигурации нет, объем активных и пассивных движений в пределах физиологической нормы.

Система органов дыхания: Жалоб нет. Дыхание глубокое, ритмичное. Число дыхательных движений — 17 в минуту. Границы легких в пределах нормы. Ясный легочный звук над всей поверхностью грудной клетки. Выслушивается везикулярное дыхание, хрипов нет.

Система органов кровообращения: Жалоб нет. Границы сердца в пределах нормы. Тоны сердца ясные, ритмичные; ритм правильный; ЧСС — 62 уд/мин. Дополнительные тоны и шумы не выслушиваются. Артериальное давление 100/70 мм.рт.ст. на обеих руках.

Система органов пищеварения: Жалоб нет. Язык влажный, не обложен. Живот симметричный, участвует в акте дыхания. При пальпации живот безболезненный во всех отделах. Печень и селезенка не увеличены. Стул в норме.

Мочевыделительная система: Жалоб нет. Мочеиспускание не затруднено, дизурические расстройства отсутствуют. Почки не пальпируются. Симптом поколачивания отрицательны с обеих сторон. Моча светло-желтого цвета, прозрачная.

V. Неврологический статус

Зрачки D=S, реакция на свет сохранена. Нарушений двигательных функций, дрожи, судорог и других непроизвольных движений нет. Нарушения кожной чувствительности, боли по ходу нервных стволов, корешковых болей нет. Грубой неврологической симптоматики: диплопии, асимметрии носогубных складок, расстройства глотания, девиации языка не выявляется. Менингеальных симптомов нет, в позе Ромберга устойчива, изменения тонуса и симметрии мышц нет. Сухожильные рефлексы D=S. Пальценосовую пробу выполняет уверенно.

VI. Психический статус

Больная ориентирована во времени, собственной личности и окружающей обстановке. Внешне – опрятна, причесана. Сидит в однообразной позе. Больная отмечает, что «у нее нет сил ничего делать» (падение энергетического потенциала). В беседе не заинтересована, пассивна. На вопросы отвечает немногословно, временами вне плана (на вопрос о самочувствии отвечает, что «два раза выходила погулять»), после незначительной паузы, временами «соскальзывает» на сторонние темы. Задержку в ответах объясняет сложностью собраться с мыслями. Речь негромкая, голос монотонный, без эмоциональных модуляций (вне зависимости от темы разговора). Лицо гипомимично.

Анамнестические сведения сообщает непоследовательно. При целенаправленном расспросе не отрицает, что слышала в голове «голоса» комментирующего и императивного характера. В настоящее время голосов не слышит. Заявляет, что ей «звонил Горбачев и с того момента ее жизнь начала меняться». При первой госпитализации голос просил больную петь песни. Считает себя виновной в болезни мужа, говорит, что она виновата также в том, что муж не получил группу инвалидности. Высказывания противоречивы. Критики к собственному состоянию нет. Суицидальные мысли отрицает, но говорит, что раньше, до госпитализации они возникали. Отмечается дереализация и деперсонализация пациентки («незнакомость» окружающей обстановки, ощущение, что она сама стала «какая-то другая»; отсутствие мыслей и «пустота в голове»). Круг ее интересов сужен: не читает книг, не смотрит телевизор, предпочитает лежать на кровати. Увлекается религией, ежедневно многократно прочитывает молитвы. Отмечается бред виновности (идеи греховности, виновности в болезни мужа). У больной проявляется паралогичность суждений (неверные логические связки), разорванность мышления (предложения построены грамматически правильно, но не несут в себе смысл ответа на вопрос), склонность к резонерству (склонность к рассуждению на любые темы), изменение эмоционального резонанса (без сожаления и каких-либо эмоций говорит о тяжелой болезни мужа, о попытке суицида), изменение социальных связей (длительное время не заводит новых знакомств, общается только с сестрой). Больная высказывает идеи, что ее хотят отравить, поэтому в первый день госпитализации она отказывалась от приема лекарств. Амбивалентность проявляется в одновременном утверждении пациенткой противоположных фактов: ее лечащий врач – очень хороший человек, но он хочет ее отравить.

VII. Лабораторные и инструментальные исследования

Общий анализ крови, биохимический анализ крови, общий анализ мочи, ЭКГ в пределах нормы.

Рентгенография черепа и грудной клетки – без патологии.

ЭЭГ: патологическая и эпилептиформная активность не зарегистрирована.

VIII. Обоснование диагноза

Клинический диагноз: Шизофрения, параноидная форма, Приступообразно-прогредиентное течение. Синдром Кандинского-Клерамбо.

Диагноз шизофрении поставлен на основании наличия у больной осевого симптомокомплекса:

1) нарушение мышления (паралогичность, резонерство, разорванность, амбивалентность)

2) остановка онтогенетического развития (длительное время не работает, не стремится найти работу, ничем не увлекается)

3) падение энергетического потенциала («не было сил ничего делать»)

4) изменение эмоционального резонанса (без сожаления и каких-либо эмоций говорит о тяжелой болезни мужа, о попытке суицида)

5) изменение социальных связей по перинуклеарному типу (длительное время не заводит новых знакомств, общается только с сестрой)

6) дереализация и деперсонализация («незнакомость» окружающей обстановки, ощущение, что она сама стала «какая-то другая»; отсутствие мыслей и «пустота в голове»)

Параноидная форма шизофрении поставлена на основании: бреда виновности (идеи греховности, виновности в болезни мужа), наличия слуховых и зрительных псевдогаллюцинаций (кто-то танцевал на крыше, голос девушки просил больную петь песни, голоса звучали «в голове»).

Синдром Кандинского-Клерамбо поставлен на основании: наличия псевдогаллюцинаций, бреда воздействия (больная высказывает идеи, что ее хотят отравить); психических автоматизмов (ассоциативных – «собственные мысли стали чужими»).

Читайте также:  Как воспитывать ребенка больного шизофренией

Приступообразно-прогредиентное течение поставлено, исходя из характера течения болезни – неуклонное развитие болезни с нарастающим эмоционально-волевым дефектом личности, без ремиссий.

IX. Дифференциальный диагноз

Диагноз шизофрения необходимо дифференцировать со следующими заболеваниями:

1) С эпилепсией: т.к. для обоих заболеваний характерно нарушение когнитивных функций и памяти, утомляемость, астеничность, снижение круга интересов и социальных контактов.

Однако у больной нет данных о наличии в анамнезе эпилептических припадков или их эквивалентов, эпизодов сумеречного помрачении сознания, амбулаторных автоматизмов. Отсутствует эпилептоидное изменение личности. ЭЭГ-признаков эпилепсии нет.

2) С маниакально-депрессивным психозом: т.к. у пациентки отмечается пониженное настроение, замедление мыслительных процессов, деперсонализация (при МДП она возможна на высоте аффекта).

Однако, псевдогаллюцинации, нарушение мышления, остановка онтогенетического развития, падение энергетического потенциала, изменение эмоционального резонанса, изменение социальных связей, явления психического автоматизма характерны для шизофрении, но не для МДП. Для МДП характерно соответствие между аффективными, двигательными, идеаторными и вегетативно-соматическими расстройствами, сезонность обострений, чего у данной пациентки не наблюдается.

1) Медикаментозная терапия

  • Нейролептики — галоперидол, хлорпротиксен. После купирования острой психотической симптоматики переход с парентеральных форм на прием per os.
  • Анксиолитики – сибазон, феназепам.

2) Немедикаментозная терапия – трудотерапия, социальная реабилитация (после стабилизации состояния – домашние отпуска).

Расстройства психики – нездоровые состояния психической деятельности – явление, встречающееся в последнее время довольно часто. Подобным заболеваниям, в силу эмоциональной нестабильности, в основном подвержены подростки: каждый четвертый несовершеннолетний в Европе имеет отклонения. Среди взрослых статистика немногим утешительнее: по данным ВОЗ, у 15 % населения Старого Света диагностированы разнообразные психические расстройства.

Частыми причинами отклонений в психическом здоровье являются сильные потрясения или постоянные стрессы на фоне хронической усталости и других сопутствующих заболеваний. Если рассматривать именно шизофрению, то развитие болезни можно проследить довольно четко: в 33 % случаев заболевание появляется еще в подростковом возрасте. На первые симптомы серьезного психического расстройства, как правило, не обращают внимания, пытаясь вести привычный образ жизни. При этом неврозоподобная шизофрения в некоторой части случаев приводит к суициду.

Далее, речь пойдет именно об этом заболевании. Будут рассмотрены симптоматика, отличия шизофрении от невроза, причины развития патологии, методы терапии и прогноз.

Как уже говорилось, данное заболевание довольно распространено и часто протекает скрыто. Неврозоподобная шизофрения (подвид вялотекущей) – это форма шизотипического расстройства психики. Заболевание, по причине стойких ремиссий, считается самым благоприятным среди множества разновидностей шизофрении. При отсутствии же таких периодов спокойствия у больных часто наблюдаются и другие дефекты психики, которые меняют сознание человека даже при проведении соответствующей терапии.

Кроме того, данный подвид вялотекущей шизофрении трансформируется в другие, намного более тяжелые формы патологии, в очень редких случаях. Симптоматика во многом схожа с невротическими расстройствами, но развитие у больных паранойи и других форм шизофрении при указанном заболевании не отмечается.

При этом распознание неврозоподобной шизофрении связано с некоторыми трудностями. Проявления заболевания часто путают с неврозом, истерией или психастенией, а симптомы не всегда четко выражены и наблюдаются постоянно. Ремиссии при этом виде шизотипического расстройства очень устойчивы и длительны. Продолжаться такие периоды могут в течение нескольких месяцев или даже лет. Проблема диагностирования, в общем-то, действительно существует, поэтому главное – распознать болезнь правильно, чтобы обеспечить своевременное лечение.

Суть заболевания заключается в следующем: больного постоянно волнуют недостатки собственного тела, формируются комплексы, от которых человек меняется кардинальным образом. Больные упрямо твердят о собственном несовершенстве и зацикливаются на данном вопросе. Кроме того, нередко возникают и галлюциногенные ощущения – человеку кажется, что в его голове есть голоса.

Чаще всего, как было указано выше, заболевание появляется в подростковом возрасте, чему способствует эмоциональная неустойчивость старших школьников. Во взрослом возрасте вялотекущая неврозоподобная шизофрения одинаково поражает как представителей сильного пола, так и женщин. Поведение при этом сильно разнится: женщины наносят агрессивный макияж и вульгарно одеваются, стараясь скомпенсировать мнимые недостатки яркой внешностью, у мужчин же наблюдается угрюмая замкнутость и определенный набор странностей вроде постоянного кручения в руках шариковой ручки.

Как самое важное отличие данных психических нарушений нужно отметить вот что: больные, страдающие неврозом, обращаются к врачам и самостоятельно стремятся найти помощь. А люди, у которых развивается неврозоподобная шизофрения, либо просто не замечают такой масштабной проблемы, либо не осознают всей серьезности возможных последствий, оставляя этот груз на плечах своих родственников.

Ранние симптомы заболеваний практически неотличимы, из-за чего и возникают трудности в диагностировании. Принимая во внимание возраст основной группы риска, когда подросток, взрослея, меняется на глазах, прибавляются и другие сложности. Тинейджеры сами по себе склонны одновременно и к впечатлительности, и к преувеличению, так что точно выявить какое-либо психическое расстройство очень трудно (в том числе из-за нередкой симуляции симптомов).

Кроме того, невроз не возникает беспричинно. Обычно ему предшествует какое-то сильное потрясение или долгая череда рутинных стрессов. Иногда патологическое состояние развивается как последствие хронической усталости и постоянного перенапряжения (например, при напряженной работе без чередования с отдыхом). Совсем иначе развивается вялотекущая неврозоподобная шизофрения: отличие от невроза как раз в том, что вялотекущее шизотипическое расстройство может появиться просто при генетической предрасположенности. Других факторов, влияющих на возникновение данного заболевания, выявлено не было.

На ранних стадиях симптоматика у обеих болезней схожа, но в дальнейшем начинают появляться явные различия, клиническая картина четко дифференцируется. Невроз не деформирует личностную характеристику больного, неврозоподобная форма шизофрении же, даже при всей своей мягкости, все равно накладывает отпечаток на личные качества больного. При шизофрении характерны безучастность, замкнутость в себе, апатия и избегание общества, иногда дело доходит до того, что человеку присваивают инвалидность – больной попросту не может себя обслуживать.

Еще одним различием указанных патологий является тот факт, что невроз можно побороть относительно быстро и без проблем, чего не скажешь о неврозоподобной шизофрении. Если вовремя не начать лечение, то деформация личности будет продолжаться постоянно. И даже при подавлении симптомов медикаментозными препаратами полностью избавить человека от психического расстройства практически невозможно. В лучшем случае будут наблюдаться продолжительные ремиссии.

На сегодняшний день причины развития неврозоподобной шизофрении точно неизвестны. Основополагающим фактором принято считать неблагоприятную генетическую наследственность, но при этом выделяют и другие возможные причины, влияющие на появление данной формы шизотипического расстройства:

  • психологические травмы из детства;
  • нарушения развития в перинатальном периоде;
  • конфликты с окружающими (особенно длительные, вялотекущие);
  • неблагоприятная обстановка в семье, на учебе или работе;
  • прием наркотических препаратов;
  • регулярные эмоциональные перегрузки, стрессовые ситуации.

В группу риска также попадают дети, зачатые родителями после достижения тридцатипятилетнего возраста. Перинатальный период при такой беременности может осложняться различными проблемами, поэтому для своевременной диагностики возможного заболевания особое внимание следует проявлять к детям из таких семей.

Больные шизофренией с неврозоподобными расстройствами склонны к приобретению других болезней. Одним из частых нарушений, сопутствующих неврозоподобной шизофрении, является анорексия, которой подвержены преимущественно молодые девушки. Дисморфофобия (одержимостью мыслью о собственном уродстве) нередко приводит больных к дистрофии. Кроме того, многие из заболевших винят в собственных мнимых недостатках окружающих. Нарушается дифференция, неврозоподобная шизофрения лишает человека возможности нормально контактировать с окружающими людьми.

Отчетливо видно, насколько тяжелее неврозоподобная шизофрения (отличие от невроза). В первом случае идет полное отрицание наличия проблемы и необходимости терапии, во втором же – больной пытается контактировать с окружающими, чтобы обратить на себя внимание и добиться оказания помощи.

Как уже упоминалось выше, сходство шизофрении и невроза на ранней стадии очень велико. Очевидная разница существует, например, в публичности тревог больного, страдающего патологическими изменениями психики. При неврозе человек отчаянно скрывает свои переживания, не идет на контакт в вопросах чувств и тщательно оберегает личное пространство. При этом чаще всего больной стремится найти специалиста, который сможет помочь справиться с апатией. Неврозоподобная шизофрения, в свою очередь, характеризуется обратным поведением: больной ведет себя демонстративно, выставляя напоказ обиды, переживания и тревоги, что особенно заметно в подростковом возрасте.

Другие симптомы вялотекущей неврозоподобной шизофрении являются следующими:

  • постоянные жалобы на тревогу по отношению к себе и своим близким, боязнь будущего;
  • разговоры о сексуальных отношениях совершенно не поддерживаются больным, приводят его в ступор;
  • наблюдается полное отсутствие интереса к противоположному полу;
  • человек соблюдает некоторые ритуалы практически во всех бытовых действиях (например, прежде чем съесть яблоко, больной его полностью чистит и режет на 8 долек, повторяя так каждый раз);
  • постоянное перебирание ручки, пояса от одежды или каких-либо других предметов в руках.

    В большинстве своем, на подобные действия (особенно если они малозаметны) близкие и знакомые больного совершенно не обращают внимания. Таких людей просто называют чудаковатыми, принимая все как есть. К врачу больные, как правило, не обращаются, лекарства не принимают.

    Опасность при таком заболеваниии, как неврозоподобная шизофрения, симптомы представляют также в том, что человек, зациклившийся на выдуманном уродстве, может сделать с собой нечто жуткое. Больные шизофренией с неврозоподобными расстройствами часто оказываются под ножом пластического хирурга из-за желания изменить свою внешность и скрыть мнимые недостатки. Многие такие люди буквально убивают себя жесткими диетами, делают уколы «быстрой красоты» и до изнеможения занимаются физическими упражнениями.

    Нелепость действий, совершаемых больным, в большинстве случаев очевидна для окружающих. Иногда даже такой человек проявляет агрессию, принуждая близких и друзей также соблюдать определенные ритуалы. Кроме того, к симптомам заболевания можно отнести плохой сон, уход в себя (кстати, это самый частый признак шизофрении в общем) и эмоциональную отстраненность.

    Первыми в списке людей, способных решить проблему как невроза, так и неврозоподобной шизофрении, находятся врачи. В частности, это терапевт и психиатр, кроме того, иногда требуется консультация нарколога.

    Если причиной психического расстройства было употребление наркотических средств, то только нарколог сможет составить верную картину заболевания и определить схему лечения. Во время первого визита к специалисту больному потребуется ответить на несколько вопросов. Беседа будет касаться употребления наркотиков и алкоголя, обстановки в семье, на работе или учебе. Данные (впоследствии проанализированные и психиатром) помогут подтвердить или опровергнуть наличие заболевания и обнаружить причину, если патология психики все же имеет место. Кроме того, на консультации больному предложат пройти психологические тесты и обследование на специальных аппаратах. Только после окончательной обработки результатов возможно будет назначить лечение.

    Входят в группу «помощников» родные и близкие человека, страдающего расстройствами психики. Искренняя поддержка поможет быстрее достичь наступления периода стойкой ремиссии и вернуться к более-менее нормальной жизни. Особенно это важно, если больной – подросток. Тинейджеры намного импульсивнее взрослых людей, так что состояние перевозбуждения может спровоцировать суицид. Близкие должны постоянно контролировать поведение человека с неврозоподобной шизофренией хотя бы по причине такого серьезного риска. Любовь и поддержка как нельзя лучше способствуют стабилизации состояния больного, помогут ему покинуть свой замкнутый мир и наладить в контакт с окружающими.

    Важно понимать, что псевдоневротическая (неврозоподобная) шизофрения так же опасна, как и «классическая» форма шизотипического расстройства. Наличие галлюцинаций и «голоса в голове» могут спровоцировать больного на причинение вреда себе или окружающим.

    Основная часть больных — подростки и молодые люди, возраст которых колеблется от 13 до 20 лет. Ярко выражены у страдающих патологией, синдромы дисморфомании и дисморфофобии: больной убеждает себя и окружающих в собственной уродливости, причем обычно выделяется конкретная часть тела (рука, нога, нос, ухо). Дефект, обнаруживаемый больным, как правило, мнимый, но в редких случаях действительно может быть небольшой изъян, который совершенно не заметен.

    Еще одна особенность больных неврозоподобной шизофренией – такие люди могут удариться в философию и часами размышлять на одни и те же темы. Частыми вопросами, которые любят обсуждать люди, страдающие психическими расстройствами, являются причины существования человека на Земле, смыл жизни конкретной личности и всего человечества.

    Мысли «о вечном», как правило, остаются просто набором предложений, не предполагающим конкретных действий. На стороннюю критику больной не обращает никакого внимания, предпочитая еще больше углубиться в размышления и записывать идеи в дневник. Обычно невозможно разобрать ни строчки из написанного таким человеком.

    Излишняя тревожность, которая носит маниакальный характер, является еще одной причудой людей с диагнозом неврозоподобная шизофрения (симптомы могут быть характерны и для других психических растройств). Инстинкт самосохранения, естественный страх за свою жизнь и здоровье им свойственен в извращенной форме, порой больные пугаются даже самых обыкновенных вещей. Чтобы как-то обезопасить себя, люди, страдающие шизофренией, выполняют мелкие странные ритуалы. Например, ложатся спать в разных носках и шапке.

    Кроме того, таких людей часто посещает ипохондричность. Это состояние характеризуется постоянным поиском у себя симптомов тяжелой и неизлечимой болезни, которой никто до этого человека никогда не болел. Больной внушает себе, что он очень болен, как правило, неизвестным науке заболеванием, и скоро умрет. Подобное поведение также может быть характерно для детей с синдромом нехватки внимания.

    Поскольку болезнь не считается тяжелым отклонением и не несет прямой угрозы жизни и здоровью как самого человека, так и окружающих, то и лечение неврозоподобной шизофрении не предусматривает обширного перечня спецальных медикаментов. Чаще всего назначаются нетяжелые транквилизаторы и нейролептики, которые не оказывают сильного влияния на процессы во всем организме и в головном мозге в частности, зато эффективно избавляют от фобий и навязчивых мыслей.

    Если болезнь начинает переходить в скрытую форму, то для избавления от нахлынувшей депрессии назначают антидепрессанты. Но в одиночку даже с применением соответствующих лекарственных средств очень сложно выйти из такого состояния, поэтому психотерапевты применяют групповые и индивидуальные методики работы с подобными случаями заболеваний.

    Прежде чем начинать работу (особенно групповую) с пациентом, врач должен уметь установить с ним контакт. Бывали случаи, что больной человек утверждал, что он совершенно здоров и категорически отрицал наличие шизофрении, а через неделю пациента привозили снова. Терапия может затянуться, но со временем большинство больных заново адаптируется к обществу.

    Психическое расстройство (неврозоподобная шизофрения) прогноз имеет положительный почти в 100 % случаев. Существует, конечно, вариант перехода заболевания в другую форму, однако такой сценарий маловероятен.

    Суицид значится в истории болезни довольно внушительного количества больных, но вот завершенные попытки не превышают 2 % от всего множества пациентов. Печальные происшествия очень редки по причине тщательного контроля над больными с уже установленным диагнозом.

    Инвалидность людям с неврозоподобной шизофренией присваивается нечасто. После прохождения курса лечения и наступления периода ремиссии человек остается полноценным членом общества и может самостоятельно себя обслуживать на бытовом уровне.

    Для формирования четкого представления о характере течения заболевания стоит ознакомиться с задокументированными сведениями о больных, перенесших приступы шизотипического расстройства (неврозоподобная шизофрения). История болезни пациентки с данным заболеванием (условная, естественно, для лучшего понимания темы) приведена ниже.

    На прием попала вполне симпатичная женщина, по внешнему виду которой можно было предположить наличие какого-либо расстройства психики: избыток косметики, частое прерывание беседы для того, чтобы посмотреться в зеркало, аккуратная, но безвкусная одежда. Монотонный голос, скупая мимика и жестикуляция, а в дальнейшем и анамнез только подтвердили диагноз.

    Опрос насчет обстановки дома дал следующие данные: отец – очень строгий человек, мать – добрая, но требовательная женщина, старшая сестра состоит на психиатрическом учете, бабушка была психически больна. Так, выявлена неблагоприятная наследственность.

    Пациентка рассказала о раннем увлечении мужским полом, в том числе и о том, что после появления явных симптомов шизофрении молодые люди перестали обращать на нее внимание. Далее женщина поведала о голосах в голове, которые появились после ограничения общения с окружающими. Голоса были мужскими, поначалу говорили в основном комплименты, а потом стали отдавать приказы, побуждать к действию. Ощущения при неврозоподобной шизофрении выявлены четко.

    Больная перестала скрывать от окружающих свое «общение» с голосами, и вскоре была помещена в стационар. Через некоторое время ее выписали. В течение последующих двух лет женщина перенесла несколько скачков обострения, после чего состояние относительно стабилизировалось.

    В пациенткой был проведен курс индивидуальных бесед с применением некоторых психологических техник, назначены седативные препараты. Каждый этап терапии в среднем длился полтора-два месяца. После наступления периода стойкой ремиссии женщина сохранила дееспособность, а галлюцинации и бред прекратились.

    Наследственные заболевания предупредить довольно сложно, но диагностика и терапия на ранних этапах позволяют не допустить развития всевозможных негативных последствий. Следует внимательнее относиться к близким, которые входят в группу риска, и не оставлять без поддержки подростков. При наличии любых характерных симптомов необходимо сразу же обращаться к врачу, не дожидаясь подтверждения догадок.

    KSMU.org.ru – Сайт студентов КубГМУ

    Дата поступления в клинику: 5.01.2010

    При опросе жалоб не предъявляет. Причиной госпитализации явилось изменение поведения в течение последних 2-х недель. Проявляла агрессивность в отношении родственников, высказывала идеи отравления. Накануне госпитализации избила мать.

    Семья неполная, родители разведены. Совместно с больной проживают мать, брат с женой и сестра с грудным ребенком. Мать работает продавцом, культурный уровень средний, возраст к моменту рождения дочери 34 года. Взаимоотношения в семье натянутые, часто возникают конфликты по поводу бытовых и финансовых проблем. Не замужем, детей нет. Беременности – 1, аборт – 1.

    Со слов: наследственность отягощена психическим заболеванием брата (каким именно сказать затрудняется). Со слов: алкоголизмом, наркоманией в семье никто не страдает, суицидальных попыток не было. Хронические соматические заболевания у родственников отрицает.

    Является 2 дочерью из 3 детей. Беременность 3-я по счету. Предыдущие беременности протекали нормально. Токсикоза, инфекционных или вирусных заболеваний, механических или психических травм, приема химически активных веществ в течение беременности не наблюдалось. Больная родилась в срок, роды затяжные (причина – слабость родовых сил). Применялись лекарственные стимуляторы. Асфиксия у ребенка умеренной степени. Вес при рождении 3300 г, рост 50 см.

    В раннем детстве в физическом и психическом развитии не отставала о сверстников (сидение, стояние, ходьба, первые слова согласно возрастным нормам). Находилась на грудном вскармливании до 1,5 лет, аппетит у ребенка был хороший, диспепсические явления отсутствовали. Хорошо усвоила навыки опрятности, приема пищи. Игровая активность снижена.

    В дошкольном возрасте организованных детских коллективов не посещала. Отличалась капризностью, неусидчивостью, отбирала игрушки у брата и сестры. Характер воспитания: отсутствие общей линии. Страхи, заикание, сноговорение, энурез в этом возрасте не наблюдались. Часто болела простудными заболеваниями.

    В школу пошла с 7 лет, училась удовлетворительно. Особенно интересовалась литературой. Характер: обидчивая, неусидчивая, скрытная, необщительная, незлопамятная, неконфликтная. Увлекалась шитьем. Отношение со сверстниками: подруг не было, держалась отдельно, от участия в общественной работе уклонялась. В старших классах отношения с учителями напряженные. Закончила 9 классов средней школы и 2 класса в вечерней школе, работала рабочей, в настоящее время – горничной. Жилищно-бытовые условия неудовлетворительные: семья в составе 6 человек (в том числе 1 ребенок) проживают в частном доме (2 комнаты) с неудовлетворительным состоянием водоснабжения и канализации, у семьи имеются финансовые трудности.

    Туберкулез, малярию, тиф, ревматизм, менингиты, энцефалиты, менингоэнцефалиты, полиомиелиты, травмы мозга отрицает. В 1998 году лечилась по поводу сифилиса (выздоровление подтверждено серологически). Хронические очаги инфекции отсутствуют, припадков, обмороков не было. Психотравмы отсутствовали. Вредные привычки и хронические интоксикации отрицает. Аллергологический анамнез не отягощен. Дисфункции кишечника за последние 3 недели отрицает.

    Из заявления родственников известно, что психическое состояние начало изменяться с зимы 2008 года, когда стала хватать ножи, нападала с ними на родственников, включала газовую плиту, разговаривала сама с собой, смеялась, открывала водопроводный кран и выгоняла оттуда чертей, по всем углам в квартире сыпала соль. Летом 2009 года стала высказывать предположения, что родственники хотят ее убить, отравить, говорила, что для нее не составит труда кого-нибудь убить. Больная стала уходить из дома, бродяжничала. 21 июня 2009 года все в доме обсыпала солью, набросилась на ребенка, сорвала цепочку с груди, кричала, что «ее хотят убить», что «убили сестру», которая в данный момент находилась рядом. Была направлена на стационарное лечение в СКПБ № 1. Находилась на лечении с 22.06.09 по 28.09.09 гг. после выписки лекарства не принимала, районного психиатра не посещала. Конфликты с родственниками прекратились, отклонения в поведении не наблюдались. В течение последних 2-х недель изменилось поведение: появилась агрессивность, злоба в отношении родственников, стала говорить, что «они в сигареты вкладывают наркотики, продают их людям, меня тоже преследуют, хотят отравить». Больная перестала спать ночами, 5.01.10 избила мать. Была консультирована районным психиатром, направлена на лечение в СКПБ №1, на госпитализацию согласна.

    Контакту формально доступна, напряжена, тревожна. Отношение к беседе безразличное, на заданные вопросы отвечает сдержанно, тихим голосом, преимущественно не по существу. Речь по типу монолога. Неправильное состояние дома отрицает. Поза напряженная, руки сцеплены, иногда беспорядочно перебирает пальцами, выражение лица тревожное, брови сдвинуты, уголки глаз опущены. В глаза прямо не смотрит, взгляд бегающий. Больная иногда беспричинно улыбается, потом внезапно на глаза наворачиваются слезы. Жесты судные, запас слов ограничен, культура речи не высокая, темп низкий, дефекты речи отсутствуют.

    Ориентирована в личности, во времени, в месте правильно. Свое болезненное состояние отрицает. Сознание ясное.

    Восприятие не нарушено, негативистично окрашенное. Гипер-, гипопатии, психосенсорные расстройства, иллюзии, галлюцинации отсутствуют.

    Больная склонна к конкретному мышлению. Мышление паралогичное, с соскальзыванием, по темпу замедленное, аффективно окрашено, непоследовательно, разноплановое, со снижением критичности и операциональной стороны. Больная высказывает бредовые идеи отношения в адрес родственников, негативистична к ним, требует, чтобы они «сдали кровь на ДНК, они мне не родные, подсовывают сигареты с ядом, хотят сделать наркоманкой».

    Сфера чувств: фон настроения устойчиво снижен, эмоционально уплощена, эмоциональный резонанcи энергетический потенциал снижены. Переживания аффективно окрашены, присутствует параноидный элемент. Имеется склонность к немотивированным агрессивным реакциям. Больная социально адаптирована, самоконтроль снижен, критика отсутствует.

    Больная самоуверенна, упряма. Навязчивые действия, негативизм, каталепсия, стереотипия, эхолалия, эхопраксия, импульсивные действия отсутствуют. Речевого и двигательного возбуждения нет. Волевые реакции не ослаблена.

    Внимание неустойчивое, со снижением продуктивной концентрации, привлекаемо с трудом, темы переключения замедлены, беседа сосредоточена на проблемах взаимоотношения с родственниками.

    Сфера памяти: умеренное снижение мнестических процессов: быстроты и точности запоминания, точности воспроизведения. Амнезия, амнестическая афазия, симптомы «уже виденного» и «никогда не виденного», парамнезии не наблюдаются.

    Интеллект снижен, запас знаний и способность ими оперировать ограничен. Сметливость, находчивость, комбинаторные способности снижены. Круг представлений о явлениях природы, культурной, политической жизни, морально-правовой деятельности сужен. Воображение бедно.

    Больная в отделении дисциплинирована, режим соблюдает, к лечению относится хорошо. С окружающими необщительна, не конфликтует. Творческих способностей не проявляет.

    Симптоматики со стороны черепно-мозговых нервов не наблюдается. Двигательная сфера в норме, параличи, парезы, контрактуры, гиперкинезы, расстройства координации движений отсутствуют. Гиперестезий, анестезий, нарушений глубокой чувствительности нет. Сухожильные, периостальные, кожные сохранены. Патологические рефлексы отсутствуют. В позе Ромберга устойчива, при выполнении координационных проб изменений не выявляется. Речь и подчерк не изменены. Патология со стороны вегетативной нервной системы (дермографизм, потливость, аллергия) отсутствует.

    Внешний вид: больная тревожна, напряжена, вздрагивает, взгляд на собеседнике не останавливает. Телосложение астеническое. Кожа и слизистые чистые, обычной окраски. Дыхание везикулярное, хрипов нет, частота дыхательных движений 20 в минуту. Мелодия сердца не изменена, ЧСС 76 в минуту. Пульс удовлетворительного наполнения и напряжения. АД 110/70 мм.рт.ст., одинаковое на обеих руках. Живот мягкий, безболезненный. Физиологические отправления в норме.

    Результаты лабораторных и параклинических исследований

    Читайте также:  Как добиться ремиссии при шизофрении