Интервью с человеком больным шизофренией

— Как правильно называется твой диагноз?

— Сначала у меня было шизотипическое расстройство. На данный момент это актуальный для меня диагноз, но в моей больничной карте написано шизофрения. Если говорить простым языком, то шизотипическое расстройство — это вялотекущая форма шизофрении. Есть мнение, что его дают тем, для кого не могут определить точный диагноз.

— В чем особенность этого расстройства?

— Судя по тому, что я читала, а не судя потому, что у меня есть: это странная речь, особенности мышления, низкий уровень воли, отвлеченное мудрствование — рассуждение о чем-то таком, о всяких философских субстанциях, идеи отношения — когда тебе кажется, что все про тебя думают и что-то знают, эксцентричное поведение.

— А реально у тебя что-то из этого есть?

— Я думаю, что у меня есть склонность к отвлеченному мудрствованию. Изначально моя болезнь началась с депрессии из-за того, что я очень много думала.

— Когда тебе поставили первый диагноз?

— В 2015 году я легла в психиатрическую больницу, не на Банную гору, но в психиатрическую больницу (женское отделение на ул. Революции, 56 — Properm.ru), и лежала там на протяжении нескольких месяцев, в целом, получилось пять. Я переходила на дневное отделение, потом переходила снова на круглосуточный стационар, меня долго смотрели, исследовали, водили к какому-то доценту, и, в итоге, поставили шизотипическое расстройство.

— Почему ты решила лечь? Что стало причиной?

— Мне было плохо, с 14 лет у меня была депрессия, я бы назвала сейчас это так, не знаю, что я думала тогда.

— Депрессия из-за чего?

— Я не видела смысла жизни и хотела умереть. Возможно, это связано с какими-то абсурдными идеями, которые тоже характерны для нас, шизофреников. Где-то в 15 лет я прочитала книгу Джона Барта «Плавучая опера». Это книга о том, как человек запланировал самоубийство.

Герой книги был старым, у него были проблемы с сердцем, и он мог в любой момент умереть, поэтому он решил, что убьёт себя, но для этого нужно сделать определенные вещи. В итоге, в последний момент персонаж передумал совершать самоубийство. Он понял, что жизнь не имеет смысла так же, как и сознательный уход из нее. Для меня это стало каким-то правилом и причиной не убивать себя. Я постоянно думала, что я хочу умереть, но не убить себя. Я просто хотела не быть, хотела исчезнуть. Но все эти процедуры, которые приводят к смерти, они меня не привлекали. Я хотела, чтобы меня не было изначально. Тогда я заключила с собой договор о том, что я себя не убью, потому что это также бессмысленно, как и жизнь.

— Сейчас ты тоже так думаешь?

— Каждая теория и концепция терпит кризис, и позже, когда я была в каком-то шатком состоянии, я как бы переставила переменные в уравнении. Я поняла, что жизнь не имеет смысла, но я её живу, значит могу и убить себя. Если жизнь и смерть бессмысленны, то получается, что это равно. Тогда я приняла решение убить себя, но у меня ничего не получилось.

— Когда это было?

— Два года назад. Я была в каком-то состоянии аффекта. Это было утром. Я пришла к этой мысли и подумала: «Это замечательно». Потом легла спать, подумала, что решу это позже. Прошло несколько дней, я как-то рассеялась, была не в себе и решила совершить самоубийство.

Читайте также:  Шизофрения параноидная форма непрерывное течение параноидный синдром история болезни

На следующий день я очнулась на полу. При всем этом присутствовал один человек — мужчина, с которым я состояла в отношениях. Он сказал, что я ползала по квартире на карачках, долбилась головой об углы и все это время пыталась его убедить, что я ничего с собой не делала.

Тамара Попова 23.05.2017 10:27

Молодой человек из Кирова рассказал о том, как узнал, что неизлечимо болен

10 декабря 2015 год. Молодой кировчанин, страдающий шизофренией, согласился рассказать редакции Интернет-портала «Город Киров.RU» о своей болезни и о том, как изменилась из-за нее его жизнь. Игорь (имя изменено) страдает такой формой шизофрении, при которой личность остается относительно сохранной. Внешне его нельзя отличить от обычного здорового человека. Слегка растрепанные волосы, джинсы, толстовка и усталый голос… При разговоре он много шутит, но его улыбка всегда получается с легким оттенком грусти.

Когда появились первые признаки болезни? В чем они проявлялись?

— Я с детства был не такой как все, но родные и друзья списывали это на неординарность моей личности. Например, в школьные годы я мог учить уроки только на определенном стуле, который стоял у нас дома на кухне и нигде больше. И объяснить причину, почему должно быть именно так, я тоже не мог. В школе у меня был узкий круг общения, но учился я неплохо. У меня есть высшее образование. Наверно это были первые звоночки. А вот колокола забили, когда мне было 22 года. Была весна, я вечером шел от девушки домой. Вокруг тишина, никого нет, птички поют, а я слышу за спиной шепот, который говорит разные неприятные вещи в мой адрес. Оборачиваюсь—никого нет. И потом, ты начинаешь куда-то бежать потому, что тебе реально страшно, и волосы на руках от этого шевелятся. Но мне казалось, что это абсолютно нормально, со всеми бывает, все ок — просто переутомился. Потом начались головные боли, ничего не хотелось делать, апатия ко всему. Я думал, что все само пройдет, усталость и все такое, и мысли не было обращаться к врачу. Уже потом врач мне сказал, что то, что мне кажется нормальным и незначительным, на самом деле может быть ненормальным. Короче говоря, я не понимал, что болен. Я думал, так и должно быть.

Я всегда был скрытным, держался от всех в стороне. Никому ничего не рассказывал, даже близким. Однажды, я начал бродить по квартире и потом упал в обморок, мама вызвала «скорую». Меня стали обследовать…Врачи предположили, что у меня шизофрения. Родители не поверили и повезли меня к специалистам в Москву, но и там нам сказали то же самое.

Можешь описать, что почувствовал, когда тебе поставили такой диагноз?

— Представь свой самый страшный кошмар, умножь это на 100 и учти, что проснуться ты не можешь,- вот так я бы все описал. Когда было известно, что я болен, стало понятно, что мои странности — это симптомы болезни. Невыносимо было видеть слезы мамы, отец крепился. Наверно, он единственный продолжал общаться со мной, как будто ничего не произошло, и это очень здорово помогло. Он мне тогда сказал: «Сын, если в бумажке написано, что ты псих — это ничего не значит. Я знаю, что ты нормальный. У многих нет такой бумажки, а они реальные психи. Зато теперь ты можешь делать реально крутые вещи, например, танцевать под дождем, и никто тебя не осудит».

Читайте также:  Диф диагноз шизофрении с депрессией

После недолгого молчания собеседник добавляет: «Я не хочу, чтобы меня жалели или боялись». И вздохнув, продолжает свой рассказ…

— Врач сказал, что у меня одна из, так сказать, «легких» форм шизы, то есть, принимая препараты, я смогу с этим вполне нормально жить. С тех пор прошло два года. Сначала меня вообще ничего не интересовало, сейчас, более-менее, голова пришла в порядок. Из интересов: психиатрия, психология собак, компьютеры. Забавно, когда я узнал, что шизофреник, начал читать книжки по психологии и психиатрии, каких только диагнозов я себе не придумал.

Расскажи, как проходит твое лечение, и в чем оно заключается?

— Я лечусь в Москве. Мне назначили препараты. Первые полгода было плохо — побочные действия от лекарств. Читала когда-нибудь «побочку», например, у антибиотиков? Полгода отлежал в больнице. Помимо лекарств была и психотерапия. Лежал я в платной клинике, на нашем этаже практически все были безобидными и относительно здоровыми. Конкретно «крышу» никому не сносило. Была женщина, которая нормально не спала пять лет, девчонки, пытавшиеся отправиться на то свет, «легкие шизики», как я, депрессивные, в общем, не буйный контингент.

Там все дни одинаковые, все по режиму, тоска неописуемая. Таблеточки три раза в день, у меня есть блокнотик, почти полностью исписанный названиями препаратов. Но зато все это мне реально помогло. Кстати, там я начал рисовать, мне кажется, что получается неплохо… хотя все шизофреники думают, что они Леонардо да Винчи и Наполеоны, как минимум. Сейчас у меня ремиссия на препаратах. Весной на месяц опять поеду в больницу, для профилактики. Врачи говорят, что на таблетках ремиссия может длиться десятки лет.

Какое отношение к тебе стало, когда ты узнал, что болен? Считаешь себя не таким, как все?

— Ну, когда я узнал, что болен, и без того узкий круг моего общения еще больше сузился. В нашем обществе совсем не круто выделяться из толпы, когда говоришь людям, что ты шизик, они смотрят на тебя, как будто ты сейчас зарубишь их топором. На тот момент у меня была девушка, когда я сказал ей о болезни, она меня не бросила, это произошло чуть позже.

Что касается друзей, то остались два друга, с которыми я общаюсь с самого детства и которым плевать, что я слегка того.

Еще у меня двоюродный брат и сестра, мы очень близки. Остальные из моей жизни ушли, некоторые даже перестали здороваться на улице. Людям сложно объяснить, что шизофрения не передается как простуда, да и вообще она не заразна. Ну и пара друзей из «психушки», мы общаемся по скайпу, они из других городов. С новыми знакомствами я как-то не преуспел, при общении сразу было видно, что со мной было что-то не так.

Все это было тяжело держать в секрете, как объяснить человеку, что ты боишься желтого цвета и, особенно, лимонов?

Большинство меня не понимают, если узнают, что со мной что-то не так. Это тяжело знакомиться с человеком, а потом видеть, что он начинает тебя бояться и косо смотреть, когда узнает, что ты болен. Да я и сам понимаю, что я, как оборотень. У нас люди в большинстве своем мыслят стереотипами, если ты шизик — значит опасен. На мой взгляд, наркоманы и алкоголики в десятки раз опаснее.

Читайте также:  Возьмут ли в армию с шизофренией

Расскажи, как ты сейчас живешь? Как изменилась твоя жизнь?

— Я работаю системным администратором на «удаленке». Живу один, но в соседней квартире с родителями. Мама ежедневно контролирует, чтобы я принимал препараты, ей так врачи посоветовали делать. Естественно, здоровый образ жизни: хорошее питание, никакого алкоголя и сигарет. По три часа в день в любую погоду гуляю. У меня есть собака, немецкая овчарка, его зовут Рэндл, как главного героя из книги «Пролетая над гнездом кукушки» —мне кажется это забавным. Благодаря моему псу я познакомился с девушкой, с которой встречаюсь уже три месяца.

Мы встретились с ней в парке, когда гуляли с собаками. В общем, как в фильме, наши собаки подружились, ну, и мы тоже. Она мне понравилась, и я решил ей сразу сказать, что я болен, ну, чтобы не привязываться к человеку. Но ее это к всеобщему удивлению не напугало. Так что, кто из нас еще псих — большой вопрос.

Что для тебя главное в жизни? Ты о чем -то мечтаешь?

— Мне повезло, со мной рядом много близких и любящих меня людей, это, наверно, самое главное. В самом начале психотерапевт спросил меня про заветную мечту, тогда я ему ответил, что хочу исчезнуть и стать ничем. Сейчас я мечтаю вылечиться, знаю, это не излечимо, но это же мечта. Мечтать можно обо всем. Сейчас моя жизнь кардинально изменилась, не могу сказать, стала она лучше или хуже, она просто изменилась. Голосов я сейчас не слышу, фразы, типа «фиолетовые тюлени похожи на красные квадраты», не выкрикиваю. Рядом со мной удивительные, любящие меня люди, которые верят в меня. Это дает силы. Ради них я хочу быть лучше.

Шизофренией называют психическое отклонение, которое характеризуется извращенным восприятием мира, неадекватными действиями, эмоциями и восприятием реальности, отношением к окружающим людям.

Пациенты, больные шизофренией, имеют проблемы в общении во всех сферах – начиная с детства в школе и в дальнейшем на работе. Болезнь делает таких людей замкнутыми, испуганными. Шизофрения поражает человека на всю оставшуюся жизнь, хотя проявления болезни можно в значительной степени облегчить приемом препаратов.

Суть шизофрении в том, что человек не ощущает реальности происходящих событий. Все то, что он придумывает в своем воображении, и все то, что происходит в реальности, смешивается в сознании шизофреника. При этом часто шизофреники вообще отказываются воспринимать реальность в какой-либо степени — они живут в своем собственном придуманном мире. Все, что пробивается к ним из реальности, представляется смешением звуков, картинок, образов и мыслей. Зачастую эта реальность просто делает своеобразную кашу в голове пациентов, осмыслить которую они не могут.

Проявления шизофрении довольно индивидуальны. При этом припадочные явления могут быть различными по силе и частоте появления. У некоторых больных такое бывает только раз в жизни, другие страдают припадками очень часто, при этом мучительно переживают периоды затишья, а иные между припадками создают вид вполне здоровых людей. Болезнь обычно циклична, она имеет периоды обострения и периоды ослабления.