Игр для людей с шизофренией

Митасов родился в середине 20 в. и умер в психиатрической больнице в 1999 году. Имел высшее образование, экономист, работал директором магазина. Заболев, покрыл все поверхности своей квартиры надписями, часто в несколько слоев. Сейчас в квартире проведен евроремонт. Отдельные надписи можно еще встретить в окрестных дворах. [остальные фотографии]

Во всем мире шизофренией болеет около 1% населения. Это заболевание чаще, чем другие, приводит к инвалидности. К сожалению, термин «шизофрения» давно стал оскорбительным словом. Когда необходимо унизить по полной программе, применяют психиатрический термин. При этом те, кто его использует таким образом, имеют очень смутные представления о том, что такое шизофрения. Не удивительно, что в Японии эту болезнь даже начали иначе называть. В действительности больной шизофренией — это совсем не маньяк и не монстр, который совершает агрессивные действия и является абсолютно непредсказуемым в своих преступлениях, как утверждают введенные в заблуждение представления общества. Фактически шизофрения — это хроническое душевное заболевание, в основе которого лежат расщепления мыслей, чувств и действия человека. Вследствие этого появляются разные психические расстройства. Образно можно сказать, что больной шизофренией в реальности живет и действует, как во сне. Его мысли двигаются в одном направлении, чувство — в другом, действия — в третьем — как Лебедь, Рак и Щука в известной басне Крылова. При этом они никак не пересекаются. В шизофреническом процессе страдают воля и мотивация. Человек становится пассивным, безразличным, вялым, безынициативным, замкнутым. Он теряет интерес к собственной жизни и к жизни свои близких. Появляются бред, голоса, галлюцинации… В момент обострения болезни могут появляться дополнительные расстройства.

В целом, шизофрения является лишь одним из многих психозов. Никто в настоящее время не может назвать прямые причины возникновения этого заболевания, свою роль одновременно играют несколько компонентов — генетическая склонность, в частности воспитания, травмирующие обстоятельства жизни, особенности личности. Наследственная склонность к шизофрении — уже доказанный факт, однако даже у двух родителей-шизофреников (что бывает очень редко) каждый четвертый ребенок будет здоровым. Много больных этой болезнью убеждены, что в их роду никогда не было случаев заболевания шизофренией. Это не всегда отвечает действительности. Просто в нашей культуре есть традиция скрывать такие «позорные» моменты. Многие предки умерли совсем молодыми из-за общественных катаклизмов — революции, войны, голод, болезни. Желательно знать свою родословную, и не мифологизированную, а настоящую. Это дает возможность решать много проблем и избежать нежелательных семейных сценариев, которые часто передаются в наследство многим поколениям.

Проявляется шизофрения всегда в молодом возрасте — от периода полового созревания до 30−35 годов. Это время становления личности и наибольших ее испытаний. Позже болезнь возникает очень редко. Обычно человек, который заболел на шизофрению в молодости, может болеть ею всю жизнь. Однако не обязательно. В литературе описаны случаи, когда без всякого лечения больные вдруг становились здоровыми. Этот феномен получил название «вторая жизнь шизофреников». Однако это скорее исключение, чем правило, поэтому на такое чудо не стоит рассчитывать. С другой стороны, современные методы лечения могут быть очень эффективными. Иногда человек уже в зрелом возрасте с удивлением вспоминает, что в молодости с ним случилась какая-то там форма шизофрении.

Бытует мысль, что больные шизофренией очень талантливы и опасны. Действительно, среди таких людей есть даже Нобелевские лауреаты, но не больше, чем среди здоровых. То же можно сказать об опасности больных шизофренией — они, скорее, подвержены агрессии относительно себя. Приблизительно 10% таких людей совершают попытки самоубийства. Процент тех, которые являются опасными для окружающих, очень низкий. Если высчитать его от того 1% больных шизофренией, то вы поймете, что здоровые люди намного более опасны. Именно они, а не горемычные больные шизофренией, фигурируют в криминальной хронике. Можно сказать, что шизофрения — это лишь альтернативный способ существования, отличающийся от общепринятого, однако полностью приемлемый. На Западе существуют даже целые организации людей, которые, скажем, слышат голоса. Они отстояли свое право на жизнь таким способом и толерантное отношение общества. В конце концов, Жанна Дъарк, героиня Франции, также слышала голоса.

Лауреат Нобелевской Премии — Джон Форбс Нэш (Про его жизнь снят фильм «Игры Разума»)

ВАН ГОГ (Van Gogh) Винсент (1853 — 90), голландский живописец. Представитель постимпрессионизма. В 1-й половине 80-х гг. создавал произведения, выдержанные в сумрачной гамме и проникнутые сочувствием к людям труда; с 1888 — трагические образы в болезненно-напряженной, предельно экспрессивной манере, построенной на контрастах цвета, порывистого ритма, нервного пастозного мазка («Ночное кафе», 1888; «Пейзаж в Овере после дождя», 1890). Напряженная работа в последние годы жизни сопровождалась у Ван Гога приступами душевной болезни, приведшей его в больницу для душевнобольных, а затем к самоубийству.

ДОСТОЕВСКИЙ Федор Михайлович (1821 — 81), русский писатель. В повестях «Бедные люди» (1846), «Белые ночи» (1848), «Неточка Незванова» (1849, не окончена) и др. — страдания «маленького человека» как трагедия социальная. В повести «Двойник» (1846) дал психологический анализ расколотого сознания. Участник кружка М.В. Петрашевского, Достоевский в 1849 был арестован и приговорен к смертной казни, замененной каторгой (1850 — 1854). В 1859 возвратился в Санкт-Петербург. «Записки из Мертвого дома» (1861 — 62) — о трагических судьбах и достоинстве человека на каторге. Вместе с братом М.М. Достоевским издавал журналы «Время» (1861 — 63) и «Эпоха» (1864 — 65), выражавшие идеи почвенников. В романах «Преступление и наказание» (1866), «Идиот» (1868), «Бесы» (1871 — 72), «Подросток» (1875), «Братья Карамазовы» (1879 — 80) — осмысление социального и духовного кризиса России с христианской точки зрения, диалогическое столкновение самобытных личностей, носителей своей «идеи», страстные поиски общественной и человеческой гармонии, глубокий психологизм и трагизм. Публицистический «Дневник писателя» (1873 — 81).

КАФКА (Kafka) Франц (1883 — 1924), австрийский писатель. В притчеобразных романах («Америка», 1914, издан в 1927; «Процесс», 1915, издан в 1925; «Замок», 1922, издан в 1926) и рассказах («Превращение», 1916; «В исправительной колонии», 1919), сочетающих кошмарную фантастику с буднично-протокольной манерой письма, показал трагедию одиночества и бессилия современного человека, сминаемого государственно-бюрократической машиной и фатальной невозможностью противостоять абсурду бытия.

МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич (1891 — 1938), русский поэт. Начинал как представитель акмеизма. Поэзия насыщена культурно-историческими образами и мотивами, отмечена конкретно-вещественным восприятием мира, трагическим переживанием гибели культуры (сборник «Камень», 1913, «Tristia», 1922). Цикл «Воронежские тетради» (опубликован в 1966) с венчающей его космической ораторией «О неизвестном солдате» ознаменован проникновением в глубь новых будней — безысторический и обездуховленный материк времени. Книга «Разговор о Данте» (опубликовано 1967), автобиографическая проза, статьи о поэзии. Погиб в лагере.

БАТЮШКОВ Константин Николаевич (1787 — 1855), русский поэт. Глава анакреонтического направления в русской лирике («Веселый час», «Мои пенаты», «Вакханка»). Позже пережил духовный кризис («Надежда», «К другу»); в жанре элегии — мотивы неразделенной любви («Разлука», «Мой гений»), высокий трагизм («Умирающий Тасс», «Изречение Мельхиседека»).

ВРУБЕЛЬ Михаил Александрович (1856 — 1910), российский живописец. В творчестве Врубеля — морально-философские вопросы о добре и зле, о месте человека в мире. Произведениям («Сирень», «К ночи» — оба 1900) свойственно органическое слияние мира человеческих чувств и мира природы, драматическая напряженность колорита, обобщенность образов, нередко принимающих трагическую окраску («Демон», 1890; «Демон поверженный», 1902). Создал остропроницательные по характеристике графические портреты («В.Я. Брюсов», 1906). С 1902 страдал душевной болезнью, в 1906 ослеп.

ГАРШИН Всеволод Михайлович (1855 — 88), русский писатель. Для рассказов «Четыре дня» (1877), «Трус» (1879), «Художники» (1879), «Красный цветок» (1883), «Сигнал» (1887) и др. характерны обостренное восприятие социальной несправедливости, идея служения народу. Покончил жизнь самоубийством.

ГАУДИ (Гауди-и-Корнет) (Gaudi y Cornet) Антонио (1852 — 1926), испанский архитектор. Работал в Барселоне. В причудливых постройках добивался впечатления фантастичности, вылепленных от руки архитектурных форм (церковь Саграда Фамилия, 1884 — 1926).

ХЛЕБНИКОВ Велимир (Виктор Владимирович) (1885 — 1922), русский поэт и прозаик. Родоначальник русского футуризма (группа «будетлян»). Создатель утопического общества Председателей Земного Шара (1916). Реформатор поэтического языка (эксперименты в области словотворчества, зауми, «звёздного языка»). Пацифистская поэма о 1-й мировой войне «Война в мышеловке» (1919), монументальные революционные поэмы (1920 — 22) — «Ладомир», «Ночной обыск», «Зангези», «Ночь перед Советами». Цикл историко-математических статей, посвящены природе времени («Доски судьбы», 1922). Рассказы. Драмы. Оказал воздействие на русский и европейский авангард, в том числе в области живописи и музыки.

МОПАССАН (Maupassant) Ги де (1850 — 93), французский писатель. Мастер короткого рассказа. В многочисленных сборниках новелл «Заведение Телье» (1881), «Мадемуазель Фифи» (1882), «Дядюшка Милон» (1883), новелле «Пышка» (1880), разнообразных по тематике и тональности, отличающихся точностью и пластичностью художественного изображения, в романах «Жизнь» (1883), «Милый друг» (1885), «Пьер и Жан» (1888) — трезвость и острота социального анализа, резкое неприятие буржуазного прагматизма, лживости и лицемерной морали, приводящих к измельчанию личности. В трактовке постоянной для Мопассана любовной темы — откровенное изображение чувственных влечений (развитие предосудительной страсти, описание адюльтера и пр.). Умер в лечебнице для душевнобольных.

ШУМАН (Schumann) Роберт (1810 — 1856), немецкий композитор, музыкальный критик. Представитель романтизма. В фортепьянной музыке («Симфонические этюды», 2-я редакция 1852; программные циклы «Бабочки», 1831, «Карнавал», 1835, «Фантастические пьесы», 1837), песнях (вокальный цикл «Любовь поэта» на стихи Г. Гейне, 1840) — лирическая страстность, романтический порыв. Опера «Геновева» (1848), 4 симфонии, концерт для фортепьяно с оркестром (1845), камерно-инструментальные и хоровые произведения, музыка к драматической поэме Дж. Байрона «Манфред» (1849).

Читайте также:  Если народные целители по лечению шизофрении

ТУЛУЗ-ЛОТРЕК (Toulouse-Lautrec) Анри де (1864 — 1901), французский график, живописец. Мастер острых, порой язвительных характеристик, гибкого энергичного рисунка (плакаты, композиции на темы жизни парижской богемы)

НИЦШЕ (Nietzsche) Фридрих (1844 — 1900), немецкий философ, представитель философии жизни. Испытал влияние А. Шопенгауэра и Р. Вагнера. Творческая деятельность Ницше оборвалась в 1889 в связи с душевной болезнью. В «Рождении трагедии из духа музыки» (1872) противопоставил два начала бытия — «дионисийское» (жизненно-оргиастическое) и «аполлоновское» (созерцательно-упорядочивающее). В сочинениях, написанных в жанре философско-художественной прозы, выступал с анархической критикой буржуазной культуры, проповедовал эстетический имморализм («По ту сторону добра и зла», 1886). В мифе о «сверхчеловеке» индивидуалистический культ сильной личности («Так говорил Заратустра», 1883 — 84; «Воля к власти», опубликован 1889 — 1901) сочетался у Ницше с романтическим идеалом «человека будущего».

Шизофрения — заболевание, известное с глубокой древности. Название появилось позже, но само по себе безумие и в далекие времена, как считают врачи, имело те же типические черты, что и сейчас. Это заболевание приводит к распаду души, что отражено в самом названии болезни: «шизо» — расщепление, «френо» — душа. Причем, расщепление, схизис, касается всех сфер психики: эмоций, поведения, желаний, поступков, действий, речи.

Знаменитыми немецкими психиатрами были выделены основные формы шизофрении. Например, так называемая, простая форма, в которой практически нет никаких проявлений психоза, нет галлюцинаций, а лишь наблюдается оскудение всех личностных свойств: исчезает желание работать и вообще желание какой-либо деятельности, развиваются вялость, пассивность, наблюдается уменьшение эмоциональности или, как еще говорят, «эмоциональная тупость», и безусловно появляются определенные особенности мышления, поведения.

Чаще всего шизофрения начинается в юности и нередко поражает людей, проявляющих какую-то особую даровитость. Конечно, это не значит, что все талантливые люди — шизофреники. Но все же талантливых и тем более, гениальных людей нередко постигает сия печальная участь. Болезнь эта до сих пор вызывает мистический страх и представляет собой серьезную опасность, поскольку конечное состояние шизофрении — это кладбище талантов. Из-за развития болезни, подчас приводящей к слабоумию, они уже не могут быть реализованы.

Причины шизофрении до сих пор неизвестны, несмотря на то, что сейчас врачи пытаются постичь тайну заболевания на самом высоком научном уровне. Хотя многие привходящие моменты уже исследованы. Например, связь с генетикой. Наследственность действительно играет колоссальную роль в возникновении шизофрении, потому что среди ближайших и отдаленных родственников больного, как правило, обнаруживается немало личностей, у которых либо имеются очевидные психозы, либо наблюдается состояние риска психозов шизофренического круга. Есть и другие привходящие факторы. Вирусная теория шизофрении утверждает, что болезнь связана с внутриутробным поражением плода определенными вирусами. Есть иммунологическая теория, усматривающая связь шизофрении с нарушением иммунологических процессов. А есть очень интересная «диатез-стресс- теория», зародившаяся в Америке и получившая серьезную научную поддержку в нашей стране. Ее придерживается известный детский психиатр, доктор мед. наук, проф. КОЗЛОВСКАЯ ГАЛИНА ВЯЧЕСЛАВОВНА и сотрудники возглавляемого ею отдела НИИ охраны психического здоровья РАМН.

Суть этой теории в том, что человек рождается с определенным предрасположением к заболеванию шизофренией. Отсюда — само название: «диатез» — это предрасположение, риск. Но оно не означает, что человек обязательно заболеет. Можно всю жизнь прожить в состоянии диатеза и не заполучить шизофрению. Однако стресс способен запустить механизм развития шизофрении. Он как бы разархивирует эту генетическую программу.

Какие стрессы чаще всего запускают механизм развития этой болезни?

Например нарушение системы «мать-дитя», устанавливающейся на первом году жизни ребенка. В среде американских ученых даже появилось выражение, ставшее крылатой фразой: «Шизофренией ребенок заболевает на коленях у матери». Мать как бы передает передает ему шизофрению.

Конечно, не в смысле инфекции. Просто мать, имеющая шизофренический склад мышления, транслирует его своему ребенку.

А в чем особенность такого склада?

Мышлению шизофреника свойственны так называемые тактические замыкания. Его логика построена совсем по другому принципу, нежели наша рациональная логика. Выводы делаются не в связи с определенными посылками для умозаключения, а совершенно неожиданно, импульсивно, вне связи с логикой жизни, а основываясь на каких-то второстепенных признаках.

В учебниках приводится такой пример: здоровый человек на вопрос, что общего между мостом и лодкой, обычно вспоминает про реку, может сказать: «Лодка проплывает под мостом». А больной шизофренией ответил: «Оба горбатые».

Да, это яркая иллюстрация особенностей мышления таких больных. Впрочем, на начальных стадиях, пока еще нет тяжелых расстройств психики, то есть, пока не наступило слабоумие, мышление шизофренического характера не выглядит болезненно-нелепым. Оно просто нестандартно, оригинально, вычурно, метафорично. Иногда ему свойственно удивительное интуитивное проникновение в суть вещей, готовность к открытиям, к нетиповому решению тех или иных задач. Но все-таки оно сильно отличается от обычного. Влияют на формирование психики ребенка и эмоциональная тупость шизоидной матери, некая ее внутренняя опустошенность и бездеятельность в отношении обычных бытовых форм жизни. Матерям шизофренического склада бывает трудно справляться с самыми простыми домашними делами: с уборкой квартиры, мытьем посуды, соблюдением определенного регламента жизни, режима дня, диеты ребенка. У них все это носит вычурный, необычный, экстравагантный характер, не укладывающийся ни в какие традиционные формы бытия, присущие данному этносу, культуре или даже семейной традиции. Проживание в таких условиях с младенческих лет безусловно побуждает ребенка приспосабливаться к шизофреническому типу поведения и логических обобщений. И постепенно его мышление и эмоциональное реагирование, — короче говоря, вся структура личности, — приобретают субпатологический характер. Это задает определенный тон и обменным механизмам нервных тканей, нервных клеток, которые также начинают работать в режиме, приближающемся к болезни. Впрочем, то, о чем я говорю, лишь гипотеза. Причина возникновения шизофрении до сих пор неизвестна. Зафиксировано множество случаев развития детской шизофрении и при вполне благополучных детско-родительских отношениях.

Однако отход от традиций усугубляет ситуацию?

Да, и очень сильно. Если у ребенка есть предрасположенность к шизофрении, то для него воспитание в четких, простых и понятных традиционных рамках безусловно более полезно, чем какие бы то ни было воспитательные эксперименты. Более того, простота и понятность обыденных условий воспитания, соблюдение режима, ясность и предсказуемость поведения близких у такого ребенка могут даже послужить профилактикой развития шизофрении!

А если мать находится в состоянии хронической депрессии, у нее ведь тоже наблюдаются сниженная эмоциональность, отгороженность от ребенка, апатия, безразличие. Это может спровоцировать у развитие детской шизофрении?

Если генетическая предрасположенность оказывается большой, то поведение депрессивной мамы способно усугубить состояние ребенка. Но гораздо чаще материнская депрессия вызывает расстройства детского поведения, не связанные с шизофренией. Например, ответную депрессию.

Какие еще стрессы могут спровоцировать развитие шизофрении?

Если малыша без подготовки отдадут в детский сад. Стрессом может стать также и рождение сибса — младшего братика или сестренки. Если опять-таки ребенка к этому не подготовить. Дети с шизотипическим диатезом, то есть, с генетической предрасположенностью к данной болезни, повышенно чувствительны, поэтому для них в раннем возрасте может стать стрессом даже весьма незначительное событие. Допустим, родные убрали его любимую игрушку. Она старая, грязная, но он к ней очень привязан. Для детей с шизотипическим диатезом так же, как и для аутистов, характерна любовь к старым вещам. Стрессом может оказаться и громкий крик, и отделение от мамы в больнице. Представьте себе, что такой ранимый ребенок оказывается без матери в операционной. Белые стены, халаты, лица в масках. Плюс к этому шум, громкие разговоры. Приведу вполне конкретный случай из жизни одного моего маленького пациента, ему тогда еще не было года. Когда он лежал в операционной, на кафельный пол упала крышка от какого-то металлического резервуара. Звук был очень звонкий, а ребенок и без того находился в сильном психологическом напряжении. И такого крохотного эпизода оказалось достаточно, чтобы у малыша развился психоз! Затем это перешло в хроническую форму детской шизофрении, которая с большим трудом подвергалась коррекции.

Какие признаки шизотипического диатеза проявляются в раннем детстве? На что следует обращать внимание родителям?

Признаки проявляются буквально с первых месяцев жизни ребенка. Причем, тут опять-таки будут две крайности — все то же пресловутое расщепление. Одни дети состоянии бывают невероятно спокойными, чем обычно радуют родителей. Такой ребенок практически незаметен. Он поел и спит; проснулся, его покормили, перепеленали — и он спокойно лежит с открытыми глазами, не требуя никакого внимания. Другие же дети с предрасположенностью к шизофрении, наоборот, бывают очень беспокойными. Они почти не спят. У них так называемый «сон волка», когда ребенок десять минут поспит, потом долго кричит, опять немножно поспит — и снова захлебывается криком. Родители чуть с ума не сходят, ведь крик нестерпимо громкий, никакими педиатрическими причинами не обусловленный. Физически ребенок бывает часто здоров, а кричит, как будто у него страшные боли. Некоторые могут немного поспать только на улице, когда их возят в коляске. А порой обе эти крайности — невероятное спокойствие и столь же выраженное беспокойство — бывают присущи одному и тому же ребенку. Еще раз повторю: шизофрения — двуликий Янус, две ипостасти. Другим характерным признаком является нежелание смотреть в глаза. Хотя при попытке привлечь внимание ребенка он начинает это делать. В норме ребенок рано, к концу первого месяца жизни, а иногда и раньше, фокусирует взгляд на лице взрослого. И в ответ на стимуляцию не только смотрит в глаза, но и улыбается. Это обязательная ответная реакция психически здорового ребенка на доброжелательное поведение взрослого. Ребенок встречает мир улыбкой. Если, конечно, мир ему улыбается. Ребенок же с шизофреническим диатезом не склонен улыбаться миру. Он по природе мизантроп, всегда несколько угрюм. Однако его можно растормошить, и тогда его улыбка, сияние глаз бывают удивительно прекрасны. Эмоционально он сохранен, но его эмоции запрятаны очень глубоко.

Читайте также:  Как вести себя с больным шизофренией ребенком

У аутистов гораздо больше отрешенности от окружающего мира. А здесь — только легкие проявления аутизации, и потому они быстро коррегируются соответствующими профилактическими мероприятиями. Тут даже лечения не требуется. Просто надо рано выявить эти особенности и принять соответствующие меры.

Тривиально! Скажем на приеме у педиатра младенец ведет себя как-то удивительно пассивно: спокойно дает себя раздеть, никак не реагирует, когда его поворачивают с боку на бок, ведет себя отрешенно, равнодушно смотрит в сторону, будто все эти манипуляции производятся не с ним. Он даже может произвести впечатление неврологического больного, поскольку лежит в позе лягушки, распластавшись. У него очень снижен мышечный тонус, ручки и ножки слабенькие, их можно вертеть и так и сяк, ведь у него наблюдается излишняя подвижность суставов. Но при стимуляции, легком похлопывании, поглаживании, тормошении младенец вдруг собирается. И оказывается, что он может удерживать головку и даже сидеть, может улыбаться и смотреть в глаза. Если с таким ребенком усиленно общаться, заниматься, привлекать его внимание к окружающему миру, он научится нормальному психологическому реагированию. А если оставить все, как есть, шизотипальные особенности ребенка могут усугубиться.

Но многие родители, наверное, не видят в такой пассивности ребенка ничего патологического?

Даже наоборот! Многих она устраивает, ведь они считают, что ребенок просто очень спокойный и послушный. Они не понимают, что здоровый ребенок не должен быть слишком спокойным. Он должен требовать к себе внимания, потому что развивающемуся ребенку хочется многое узнать. А узнать что-либо он может только тогда, когда с ним общается окружающий мир.

Что еще характерно для шизотипического диатеза?

Страхи. Причем, страхи необычные, странные. Например, ребенок может бояться белой пеленки или пищи какого-то определенного цвета. Характерны и странные игры. Такие дети часто любят не обычные игрушки, а осколки, обломки игрушек, бумажки, веревочки. Такие игры относятся к примитивному типу игры, который называется «манипулятивным», но поскольку шизотипальные дети обычно имеют высокий интеллект и часто даже опережают в умственном развитии других детей, мне кажется, что они вкладывают в эти примитивные игры с веревочками и бумажками какой-то свой смысл, что-то фантазируют, а не просто вертят их в руках.

А что можно сказать про развитие речи у таких детей?

Она развивается рано и бывает достаточно сложной. Они употребляют взрослые фразы.

Чем опять-таки приводят в восторг родных и знакомых?

Да. Еще они рано начинают определять фигуры по форме, цвету, рано складывают паззлы. Они рациональны, у них рано развивается логическое мышление.То есть, они бывают очень способными и одаренными.

Как следует обращаться с такими детьми?

Очень деликатно. Они требуют особо бережного отношения, чтобы их потенциал смог реализоваться. К сожалению, об этом мало знают и еще меньше практикуют. Например, таких детей нельзя выхватывать из семейной среды и помещать в детский сад. Нельзя делать без предупреждения уколы и вообще производить без предварительной подготовки какие-то неожиданные манипуляции. С шизоидными детьми нельзя поступать жестко, резко. Импульсивные, неожиданные поступки их пугают и могут вызвать срыв. Поскольку эти дети очень рациональны, нужно аппелировать в их разуму, побольше объяснять, а не общаться в приказном, командном тоне, как привыкли многие взрослые. Воспитание в данном случае должно носить очень деликатный характер. Нельзя относиться к ребенку как к своей собственности, с которой ты можешь делать все, что тебе удобно, надо считаться с особенностями малыша, стараться понять, что лучше, целесообразней именно для него, к чему у него имеются склонности и привязанности. Хотя, разумеется, это не должно выходить за границы общепринятых поведенческих правил.

Мы говорили о младенцах. А в более старшем дошкольном возрасте какие признаки должны насторожить родителей?

Опять-таки особые, необычные страхи. Сильная избирательность в питании. Чрезмерное увлечение какими-то абстрактными, «взрослыми» интересами. Например, палеонтологией, археологией, историей. Пристрастие к страшным сказкам, страшным игрушкам, динозаврам. Сейчас эти особенности шизоидных личностей усиленно подогреваются масс-культурой. Что касается динозавров, то это прямо-таки некий культ: и игрушки, и множество книг, мультфильмы, фильмы, компьютерные игры. А недавно я видела шоколадку в форме скелета. Даже для меня, взрослого человека, это был стресс. Как можно взять в руки четко выраженный человеческий скелет — для пущей правдоподобности он был сделан из белого шоколада — и съесть?! Должно настораживать родителей и увлечение ребенка компьютером. У шизоидов оно часто бывает чрезмерным, типа одержимости. Стоит забеспокоиться и если ребенок чересчур увлечется телевизором, особенно рекламой. Шизоиды, как и аутисты, очень любят рекламу. При ее звуках они готовы бросить любое занятие, прилипают к телевизору и, как завороженные, по сотому разу смотрят один и тот же ролик. Судя по всему, в рекламе есть нечто, рассчитанное именно на такой тип личности. Для шизотипальных детей характерен и перевес логического мышления, некая заумность. Они нередко задают сложные, «научные» вопросы. Например, «что такое смерть, что такое Земля, Луна?» Многие взрослые теряются, не знают, что ответить, потому что в круговороте обычной жизни об этом не задумываются. Им кажется, что перед ними вундеркинд.

А каковы такие дети в общении?

Они весьма избирательны; как правило, предпочитают более старших детей, а к младшим относятся с опаской, отторгают их. Больше тянутся к взрослым, легко вступают в контакт, но во всем этом есть легкая неадекватность, некая вычурность, гротескная взрослость рассуждений, манер, некая бестактность, отсутствие барьеров.

Да. Причем, взрослым это часто нравится, потому что такая форма общения как бы возвышает ребенка, возводит его на пьедестал особого, умного, опять-таки чуть ли не вундеркинда. Тем более, что он действительно может поражать своим знанием каких-то предметов. Эти дети рано научаются читать и иногда читают взрослые книги, рассуждают по этому поводу. Но все это носит относительно детский, вполне гармоничный, хотя и несколько экзотический характер. Такие дети, как правило, производят впечатление небычных, интересных, изысканных. Им свойственен некий аристократизм, высокомерие. Но при этом они инфантильны, по-детски беспомощны, наивны.

А какой к ним нужен подход в этом возрасте?

Поскольку у них рано проявляются те или иные способности, родители часто нагружают детей занятиями. Причем, нередко пытаются приобщить к чему-то более взрослому. Например, записывают четырехлетку, у которого не по годам развито логическое мышление, в шахматный кружок или учат с трех лет математике. Но тем самым они совершают серьезную ошибку, которая может привести к ухудшению психического состояния ребенка. Наоборот, таких детей нужно не взрослить еще больше, а стараться по мере сил удерживать в нормальном детстве: стимулировать детское поведение, предлагать обычные детские игрушки, побуждать к детским играм, привлекать к детскому коллективу, к традиционным детским забавам. Им не математика в три года нужна, а катание с горки, игра в хороводы и тому подобное. Поскольку у шизоидов есть склонность отгораживаться от реального мира и уходить в виртуальный, надо усиленно привлекать их к реальной жизни. Например, к рисованию на бумаге, а не на компьютере, к разнообразным домашним делам. Очень важно стараться помочь им предолеть страхи высоты, одиночества, аутистические тенденции, научить играть по правилам, приобщить к подвижным играм, которых они часто не любят и боятся.

А как преодолеть страх перед детским коллективом? Вот, например, группа детей играет, а такой ребенок стоит в стороне.

. и высокомерно смотрит на резвящихся «малышей». Высокомерие в данном случае — защитная реакция, маскирующая страх. Чтобы его преодолеть, нужно под тем или иным предлогом вовлечь ребенка в общую игру, похвалить, дать роль лидера. Даже, может быть, не вполне обоснованно. Короче говоря, надо постараться сделать так, чтобы ребенку стало интересно принимать участие в коллективном занятии. Сам он пойти навстречу коллективу не может. Но если ему помочь, постепенно перестанет бояться и важничать.

Родители обращаются внимание на равнодушие таких детей, говорят о том, что их ребенку трудно кого-то пожалеть.

Да, шизотипальным детям свойственна эмоциональная заторможенность. На самом деле эмоциональность у них сохранна, но находится как бы в резерве. И если с детства ребенок не получал стимуляции для извлечения этой эмоциональности из глубин еще не пораженной психики, то в дальнейшем она будет проявляться весьма своеобразно: он может расплакаться над книжным сюжетом, а к живым людям будет равнодушен. У него имеется некое смещение: виртуальное изображение для него более живое, чем реальная жизнь.

Да. Легкие элементы аутизма входят в синдром шизофрении. И реальные события имеют для шизоидных личностей меньшее значение, чем вымышленные. Но если работать с таким ребенком: заниматься, например, игротерапией, куклотерапией, привлекать к театральным постановкам, причем к таким, в которых будут прорабатываться конкретные ситуации проявления жалости к бабушке, к маме, сестре, братишке, — это может изменить эмоциональный вектор. Хотя перегибать палку с такими детьми нельзя.

Возьмем хотя бы известный педагогический прием, когда маленькому ребенку говорят, что игрушки бить нельзя, потому что им «больно». С обычными детьми он срабатывает, а с детьми, предрасположенными к шизофрении, это опасно.

Им лучше не говорить, что игрушке больно, а упирать на то, что гораздо красивее, когда у мишки все лапы целы, а кукла в чистом, нерваном платье. То есть, апеллировать к чувству красоты и гармонии, от природы заложенном в каждом ребенке.

Но почему так?

Читайте также:  Как нейролептики помогают при шизофрении

Детям с шизодиатезом свойственно бурное фантазирование и уход в мир фантазий. Поэтому они могут настолько увлечься игрой в «живые игрушки», что у них сотрется грань между реальностью и вымыслом. Так что «сказкотерапия» этим детям полезна в дозированных объемах. Их обязательно надо выводить затем в реальную жизнь, чтобы они не застряли в фантазиях. Ведь застревание, зацикленность, монотонность фантазий — тоже характерная черта таких детей. Ребенок с диатезом может подолгу, много дней, месяцев, а то и лет играть в одну и ту же игру, упорно воображать себя одним и тем же персонажем. Причем, это тоже носит вычурный характер. Допустим, довольно большой, пяти-шестилетний ребенок отказывается откликаться на свое имя, заявляя, что он. паровозик, ящерица, шарик или какая-то другая геометрическая фигура. Причем, ведет он себя так и дома, и в незнакомой обстановке, не обращая внимания на увещевания близких, пытающихся ему внушить, что так ведут себя «малыши», что это производит плохое впечатление. То есть, ребенок проявляет неадекватность, не ориентируется на обстоятельства. Или — это тоже бывает при шизофрении — мальчик играет в то, что он девочка.

Вообще-то мальчики редко воображают себя девочками...

Да, нарушение половой индентификации — серьезное явление, которое встречается нечасто. В более легкой форме оно может проявляться, когда у мальчика родилась сестренка, и он в своих фантазиях начинает уподобляться ей. Но тут это хотя бы психологически оправдано ревностью, желанием почувствовать себя маленьким.

А, может, в странных играх в перевоплощение проявляется демонстративность ребенка?

Нет, демонстративности тут нет. Она присуща детям истероидного склада, а у шизоидов нет желания показать себя. Тут, скорее, захваченность вычурными играми и фантазиями. Они завладевают ребенком, и он, будучи не в силах противостоять им, стереотипно повторяет, что он бабочка, паровозик и прочее. Недаром в старину шизофрению считали бесоодержимостью. Однако если это еще не болезнь, а всего лишь личностные особенности, они поддаются коррекции. Если ребенка включить в игру другого типа, он ее охотно подхватит и будет воспроизводить.

Значит, таких детей надо стараться не зацикливать на чем-то одном?

Да, для них очень важна смена впечатлений. Но, учитывая их повышенную чувствительность, впечатления не должны быть бурными. Иногда даже поход в театр может стать чрезмерной эмоциональной нагрузкой.

А что можно сказать про школьный возраст?

Вначале возникают проблемы адаптации к школе. Шизотипальный ребенок не сразу вписывается в новую школьную жизнь. Тем более, что он с детства привык чувствовать свю необычность, исключительность. Когда же он попадает в класс, ему уделяют гораздо меньше внимания, чем он привык, и у него возникают проблемы. Он пытается по-своему решить их: что-то выкрикивает с места, привлекая внимание окружающих, и попадает в число нарушителей дисциплины. А ведь шизотипальный ребенок, при всей своей внешней отрешенности, крайне чувствителен к тому, как к нему относится общество. Поэтому когда его превращают в аутсайдера и за нарушение дисциплины отсаживают на заднюю парту, для него это трагедия. Настолько серьезная, что таких детей нередко приходится переводить на домашнее обучение. Непосредственно же в учебе дети с шизофреническим диатезом, как правило, бывают успешны. Если, конечно, преодолевают свои поведенческие отклонения и вписываются в школьную обстановку.

Шизотипальность часто сочетается с гиперактивностью или повышенной возбудимостью?

К сожалению, да. Одно из проявлений шизотипальности — это нарушение внимания. Оно обычно возникает еще до появления признаков гиперактивности.

Но не любой гиперактивный ребенок шизотипальный?

Конечно, не любой. Однако среди детей с дефицитом внимания и гиперактивностью немало таких, которые имеют шизотипальные черты. Хотя когда они заняты каким-то интересным делом, гиперактивности нет и внимание сосредотачивается. Поэтому к ним требуется индивидуальный подход, их надо стараться заинтересовать. Я, конечно, не имею в виду болезненные проявления гиперактивности, которые требуют медикаментозного лечения.

Какой подход оптимален для шизотипальных детей в школе?

С одной стороны, индивидуальный. Но в то же время их обязательно надо вовлекать в коллектив, они должны принимать участие в массовых мероприятиях, в общей жизни класса. Желательно дать им возможность проявить свои знания, эрудицию, почувствовать себя лидером, но так, чтобы это было направлено на благо всего класса. Необходимо помнить и об их повышенной ранимости, обидчивости, сензитивности. Учителю нельзя повышать голос на такого ребенка. С ним надо обращаться с уважением, как со взрослым. Причем, шизотипальные дети при всей своей интеллектуальности во многом более инфантильны и неумелы, чем сверстники. Например, они не всегда умеют сами одеваться, завязывать шнурки. В начальной школе они часто бывают растеряхами, но при этом у них рано проявляется личность, причем личность рафинированная, обостренное чувство собственного достоинство. Поэтому лучше взывать к их разуму, предлагать выбор, давать сложные, но все-таки посильные задания, которые могут их увлечь. Тогда они могут быть очень интересны и для всего класса, и для учителя.

Вы упомянули, что таким детям бывает трудно одеться, собраться. Родители же часто зафиксированы на развитии именно этих навыков, муштруют детей, сердятся на них. Что тут можно посоветовать?

Конечно, так вести себя неправильно. Эти дети не терпят давления. Если на них давить, у них возникнет отторжение от взрослых. Они отдалятся, проявят феномен псевдоглухоты, когда ребенок как бы не слышит, что ему говорят, и делает свое. Родители должны знать: чем больше они на такого ребенка давят, тем больше подрывается их авторитет. Но оставлять все как есть тоже нельзя. Надо добиваться желаемого результата, действуя более мягко, гибко, делая упор на поощрение, а не на наказание или крик. Таких детей надо возвышать в их собственных глазах, ободрять, уверять, что у них все получится и предлагать сделать что-то совместно. Чтобы ребенок был пособранней, надо развивать у него моторику. Таким детям, несмотря на их неуклюжесть, надо заниматься физическими упражнениями с самого раннего возраста. Но поскольку у них сниженный тонус и расхлябанные суставы, нельзя требовать от них спортивных достижений. Тут нужна лечебная физкультура, полезно плавание, танцы, лыжи, коньки. Постепенно дети все это осваивают и вполне нормально справляются.

Раньше считалось, что процент заболеваемости шизофренией неизменен. А как сейчас?

За последние годы обращений по поводу заболеваемостью шизофренией стало заметно больше. Процент остается относительно малым, но наблюдается тенденция к росту. Шизоидов же, носителей генетической информации о шизофрении, которая может передаться по наследству, еще больше. На сегодняшний день — порядка 5%. Может быть, имеется определенное накопление генов у населения, может, влияют какие-то провоцирующие факторы в окружающей среде. Также, вероятно, сказывается ломка культурных, воспитательных стереотипов. Вопрос до конца неясен.

В нашем обществе до сих пор так боятся шизофрении, что многие родители не идут к врачу, даже когда у ребенка есть явные признаки шизотипальности. Считая болезнь неизлечимой, они пытаются отгородиться от страшной информации, убедить себя, что все нормально. Какие советы тут можно дать?

Несмотря на обилие информации в современном обществе, культура населения остается в определенных вопросах на уровне средневековья. У многих людей сохраняется иррациональный страх перед душевным заболеванием, перед психиатрией и даже перед психологией. Но это совершенно неправильно. Напротив, заметив какие-то отклонения у ребенка, обязательно надо обращаться за помощью. Хотя бы для начала к психологу.

Родители опасаются обращаться к психиатру, говоря, что это «клеймо на всю жизнь».

Сейчас это не так. Диагноз «шизофрения» в состоянии хорошей ремиссии может быть снят. Конечно, людям, которые хоть раз переболели шизофренией, не рекомендуется идти в армию, иметь оружие или профессию, связанную с большой ответственностью за жизнь людей. Например, быть авиадиспетчером. Но заниматься наукой, исследовательской работой, литературой и искусством этот диагноз нисколько не препятствует. Особенно если это пролеченное состояние, если человек удерживается в рамках шизоидной конституции. В подобных случаях страхи «клейма» вообще не имеют под собой никакой почвы!

Скажите прямо: есть шансы вылечить шизофрению или хотя бы как-то скомпенсировать состояние больного?

Конечно, есть. 30% заболевших шизофренией практически полностью выздоравливают! Это очень хорошие результаты, вполне сопоставимые с результатами лечения многих других хронических болезней, которые тоже могут привести к инвалидности: например, гипертонии, кожных заболеваний, язвы, бронхиальной астмы. Каждый третий, заболев шизофренией (я уж не говорю о шизоидной конституции!), вполне может выправить свое здоровье при условии грамотного лечения. В моей практике не один случай, когда под влиянием современной медицины наступает нормализация состояния даже при тяжелой, рано начавшейся шизофрения, которая раньше считалась злокачественной, бесперспективной, приводящей к несомненной инвалидности детства. Такие мои пациенты успешно закончили школу, кто-то учится в институте, кто-то завел семью и уже имеет детей. Кстати, совсем необязательно больных.

Примерно половина из них выздоравливает не полностью, какие-то остаточные явления сохраняются, но человек все же возвращается в строй, к обычному образу жизни. А около 30%, к сожалению, превращаются в инвалидов и вынуждены находиться на государственном обеспечении. Причем, возобновление заболевания, ухудшение состояния нередко связаны с несоблюдением лечебной дисциплины, прекращением приема лекарств, алкоголизацией пациентов, тяжелыми стрессами. Короче говоря, шизофрения не так страшна, как о ней думают. И очень важно, чтобы родители знали: чем быстрее и энергичнее начато лечение, тем вероятность выздоровления выше. А вот без лечения перспективы практически никакой.