Есть ли у шизофрении запах

В практике психиатра, и особенно психолога, очень важно как можно быстрее распознать клиента, больного шизофренией. В этой статье как раз и пойдет речь о специфическом чувстве шизофрении, которое развивается у опытных специалистов с годами работы, позволяющем почти безошибочно диагностировать шизофрению после нескольких минут беседы. Естественно, для официальной постановки диагноза потребуется проведение ряда тестов и бесед, желательно с разными специалистами. Но чем раньше будет распознана шизофрения, тем лучше. Дело в том, что больные шизофренией нуждаются в медикаментозном лечении, и психолог, заподозрив шизофрению у своего клиента, обязан порекомендовать ему обратиться к психиатру. Есть психологи, которые берутся лечить шизофрению, но на мой взгляд это безответственно. Успешность такого лечения, мягко говоря, сомнительна, зато вред может быть нанесен существенный. Для успешного лечения шизофрении необходимо как можно быстрее начать применять лекарства, тогда шансы на благоприятный исход возрастают, а промедление может обойтись дорого. Зачастую не менее важно научиться чувствовать шизофрению и представителям других профессий, например, социальным работникам, педагогам, юристам. Чтобы правильно и вовремя разобраться в ситуации.

Известный психиатр и автор популярных книг о психологии и психиатрии Владимир Леви утверждает, что он распознает шизофрению, лишь только пациент переступает порог его кабинета. Делает он это — с его слов — по запаху. Леви утверждает, что шизофрения имеет свой собственный специфический запах. Действительно, если рассматривать шизофрению как органическое поражение головного мозга, можно предположить, что нарушенный обмен веществ порождает определенный запах, который можно различать, как, например, опытный терапевт различает запах диабета. Разница лишь в том, что терапевт чувствует запах диабета совершенно осознанно, в то время как запах шизофрении достаточно слаб, и психиатр ощущает его бессознательно. На сегодняшний день существует несколько взглядов на природу шизофрении. Некоторые исследователи рассматривают ее как отклонение чисто психологическое, но большинство ученых все же сходятся во мнении, что шизофрения есть заболевание органической природы. Это подтверждают и генетические исследования, и самая распространенная на сегодняшний день дофаминовая теория шизофрении. В свете этого нет ничего удивительного в том, что шизофрения может иметь свой собственный, характерный только для нее, запах.

Но если теория специфического запаха, порождаемого шизофренией, является спорной, то специфичность социального облика больного шизофренией не вызывает ни малейших сомнений. Нарушение социализации является одним из важнейших признаков шизофрении. Больные шизофренией, как правило, плохо следят или вовсе не следят за своей внешностью. Они могут одеваться не по сезону, носить очень старые вещи, и одеваться в целом, что называется, как попало. Также оставляет желать лучшего и чистоплотность: под ногтями может быть грязь, волосы не мыты, у женщин отсутствует макияж, мужчины не бриты. Впрочем, все перечисленное бывает только в очень ярких случаях. Если болезнь не запущена, больной может выглядеть вполне нормально. Но в процессе беседы обязательно выяснится наличие больших проблем в общении. Будут жалобы на одиночество, отсутствие друзей, непонимание со стороны знакомых и родственников. Причем это будут скорее даже не жалобы, а констатации фактов, так как больной от всего этого не страдает, находясь, как говорится, «на своей волне».

Читайте также:  Диагноз шизофрения дают ли группу

Естественно, трудности будут и на работе, потому что даже не очень сложные виды труда все равно требуют навыков общения, которые как раз и нарушены у больного шизофренией. Но больше всего нарушение социализации видно в семейной жизни. Больные шизофренией, как правило, холосты и не имеют сексуальных партнеров. Если на момент начала болезни больной (больная) состоял в браке, то его супруга (супруг) обязательно обнаружит начало болезни по возникшему эмоциональному отчуждению. В подавляющем большинстве случаев шизофрении больной либо теряет интерес к обществу, и тому, как он выглядит в глазах окружающих, либо его интерес к социальной стороне жизни приобретает характер узкоспецифический и извращенный.

Несмотря на важное диагностическое значение нарушения социализации у больных шизофренией, все же основными являются психологические факторы. В ярких случаях шизофрении наблюдаются расстройства мышления, такие, например, как бред. Однако, не нужно непременно ждать ярких и фантастических сюжетов хорошо оформленной бредовой идеи. Чаще наблюдается умствование столь же парадоксальное, сколько и бесполезное. Поначалу может возникнуть иллюзия невероятного глубокомыслия собеседника, которая развеивается по мере понимания отсутствия здравого смысла в его тезисах. На эту особенность обратил внимание психиатр Рюмке, который даже предложил использовать интуитивное ощущение психиатра от общения с больным как диагностический критерий. Отсюда в медицине закрепился эпоним «чувство шизофрении Рюмке».

Но даже если мышление еще не нарушено, эмоциональная сфера больного нарушена обязательно. При шизофрении нарушается адекватность проявления эмоций, и это очень хорошо чувствуется. Общение это в том числе и обмен эмоциями. Полноценная коммуникация возможна только тогда, когда собеседники эмоционально настроены друг на друга, когда эмоции одного встречают понимание у другого, и наоборот. Во время общения с больным шизофренией возникает ощущение непонимания, что же именно чувствует собеседник, так как нет возможности настроиться на его эмоции и понять их. Возникает очень характерное чувство инородного тела, как бы помещенного в сознание собеседника, и мешающего общению. Говоря образным языком, возникает чувство, что общаешься с инопланетянином, которого научили вести себя как человек. Больные бывают беспричинно веселы, но чаще угрюмы и глубоко погружены в себя. Во время общения трудно угадать, что развеселит собеседника, а что вызовет у него страх или гнев. Очень важным диагностическим признаком шизофрении служит отсутствие или крайнее извращение чувства юмора у больного.

Читайте также:  Весь кошмар шизофрении заключается в том что

Если не брать в расчет особенно редкие и спорные случаи, то, при наличии определенного опыта, интуитивное определение шизофрении возможно. Самыми главными составляющими чувства шизофрении являются нарушение социализации, отклонения в области мышления и проявления эмоций. Также необходимо понимать, что замкнутость и эмоциональная отчужденность могут наблюдаться и при невротических расстройствах. Но в случае невротического расстройства мышление остается ясным, эмоции — адекватными, а отчужденность осознается и причиняет страдания. Но самое главное — сохраняется цельность личности, и никогда не возникает острое чувство психики собеседника как чего-то инородного и непостижимого.

Я не раз упоминал о том, что развитие медицины — впрочем, как и любой другой научной либо прикладной отрасли — подчиняется законам диамата. И прежде всего в плане спирально-поступательного своего развития. Что-то забыли или предали анафеме- глядишь, лет через сто снова эксгумировали, отряхнули. и пользуют, пусть и в несколько иной, продвинутой позиции.

Целая когорта врачей прошлых веков, к примеру, делала особый упор на том, что пациента нужно не только рассматривать и расспрашивать, но и обнюхивать. Очень, уверяли они, проясняет клиническую картину. В принципе, все верно. Запах в плане диагностики, особенно при отсутствии возможности сделать анализы, в те времена мог многое прояснить.

Один лишь запах, пардон, мочи. Пахнет мочёными яблоками или чем-то сладковатым? А нет ли тут сахарного диабета? Пахнет аммиаком? О, да тут целый букет всего, что можно заподозрить: от почечных болезней до инфекций мочевого пузыря. Запах какой-то мышиный? Плохо дело, очень вероятна фенилкетонурия. Запах кленового сиропа? Тоже ничего хорошего, поскольку наводит на мысли ещё об одном генетически обусловленном заболевании.

Да и в учебниках по терапии до сих пор сохраняются указания на особые запахи: к примеру, тот же печёночный. Другое дело, что на них студенты-медики как-то не особо заостряют внимание: мол, можно же анализы назначить да поглядеть, что тут к чему.

Но доктора со стажем, напротив, знают, насколько запах может сузить поле диагностического поиска. Тот же гинеколог, лишь принюхавшись (да-да, не смейтесь!), скажет: вам бы, милочка, на предмет хламидиоза обследоваться не мешало. Или молочницы. А опытный хирург ни за что не спутает запах синегнойной палочки, попавшей в рану и успевшей в ней похозяйничать, ни с каким другим.

Да и сами вы наверняка не особо затруднитесь лишь по одному амбре отличить молодого, полного сил и тестостерона, вспотевшего мужчину от старика. И наверняка многие из вас имели возможность обонять, как пахнет тяжело больной или умирающий человек — кстати, этот остро-горьковатый запах носит название апоптозного — запаха гибнущих клеток.

Теперь к вопросу распознавания болезней по запахам интерес возобновился. Почему? Причин несколько. Это и возможность, как я уже упоминал, сузить поле диагностического поиска — ведь анализов-то напридумали великое множество, и если заставить человека сдать их все, то он умрёт. От старости. Пока сдаёт. А тут нюхнул- и примерно понятно, в каком направлении рыть. Да и стоимость исследовательских процедур далеко не всегда детская. Кроме того, появилась возможность выводить вещества, дающие этот самый запах, на хроматограф. Так что, даже если у доктора насморк, или же он путает ацетон с водкой или анисом, или не в курсе, как правильно назвать то, что он сейчас обоняет — ничего страшного. Хроматограф подскажет, оно это или нет. Заодно исключив ошибочное распознавание. Кроме того, к сотрудничеству всегда можно привлечь специально обученных собак — уж их-то нюх всяко острее будет.

Читайте также:  Выписки из историй болезни при шизофрении

И вот ещё одна новость с этих полей: кажется, в скором времени по запаху научатся находить пациентов с шизофренией. Да, в старых учебниках упоминалось, да и старые доктора тоже не раз говаривали, что у шизофреника запах особый. Немножко мышиный, немножко этакий, знаете ли. да вы сами принюхайтесь, коллеги! Нет-нет, не в отделении: как только вы туда войдёте, нюх вам отобьёт сразу. Нет, вот прямо здесь, в кабинете, сейчас я приглашу человека.

Дальше — больше: успели накопиться данные, что есть группа генетически обусловленных нарушений, которые ведут к схожей патологии, объединяемой ныне под диагнозом «шизофрения», и проявляющихся схожими изменениями и в биохимии организма, и в изменении структуры нервной ткани, и в соотношении гормонов и нейромедиаторов. А значит, и запах у таких людей неизбежно будет особым, схожим в пределах одной группы заболевания. Приметили также, что поисковые собаки безошибочно выделяют пациента с шизофренией среди группы людей.

Вот ученые из Первого МГМУ имени Сеченова совместно с коллегами из Института проблем экологии и эволюции имени Северцова и затеяли особое исследование. И собираются в случае его успеха порадовать прорывом в диагностике шизофрении.

Нет, не будет поисковых групп санитаров с собаками на барбухайках. Просто будут искать, какой же именно запах чувствует собака, обнаруживая пациента с шизофренией. И что из себя представляет вещество, которое так пахнет. Вещество или группа веществ. Далее — работа за специалистами с хроматографом. А уже потом будет доступен экспресс-тест на шизофрению.

Кстати, в поисках и экспериментах будут задействованы померанские шпицы и вольфшпицы. Говорят, они с этой задачей справляются лучше прочих.

Как одна из дополнительных задач — определить запах настроения, запах бреда и запах страха (это я, конечно, утрирую, но не сильно). В общем, в диагностике состояний и болезней по запаху, кажется, открывается второе дыхание.