Чем эмоциональнее человек при шизофрении

Принимая во внимание необычайную силу чувств, типичную для начальной фазы шизофрении, можно допустить, что они играют главную роль в формировании нового, нереального образа мира. Если чувства создают его колорит, а мыслительный образ его форму, то можно допустить, что под влиянием необычайно яркого колорита возникает новая, нереальная форма.

Необычность эмоционально-чувственного колорита при шизофрении. Амплитуда чувств. Настроения и чувства, переживаемые больными шизофренией, в принципе не отличаются от того, что испытывают психически здоровые люди, в противоположность циклофрении, при которой вследствие смещения к одному из полюсов (радости или печали) эмоциональный колорит редуцируется от светлого до темного, в шизофреническом мире могут наблюдаться все возможные эмоционально-чувственные состояния: светлые — радости, любви, восхищения, озарения; серые — апатии, скуки, чувства бессмысленности и т. д. О больном шизофренией можно сказать, что ни одно чувство ему не чуждо. Если в жизни обычного человека эмоционально-чувственный колорит ограничен самой повседневностью жизни и иногда только в сновидении обнаруживаются более сильные акценты, то при шизофрении (обычно в ее первой фазе) наблюдается как бы взрыв разнородных и часто противоположных чувств и настроений. Прежде всего поражает сила эмоциональных состояний; страх достигает степени панического состояния, любовь доходит до экстаза, печаль — до крайней безнадежности, радость трансформируется в состояние необычайного восторга с чувством легкости и необыкновенной силы и т. п.

Сила чувств и настроений является первой особенностью необычайного колорита шизофренического мира. Даже когда на первый план выступает чувственное отупение — безразличие, ощущение бессмысленности всего сущего и апатия, эта серость колорита оказывается столь интенсивной, что значительно выходит за рамки серости обычной жизни и нередко приводит больного к суициду. Это превышение обычной амплитуды эмоциональных колебаний обусловливает то, что не только окружение смотрит на больного с изумлением либо страхом, но и он сам воспринимает себя чуждым этому миру. Это состояние напоминает — хотя и является значительно более напряженным — те ситуации, когда под влиянием сильного чувства все вдруг видится в ином свете. Разумеется, всегда остается открытым вопрос, что изменяется раньше, чувства или тематика и структура наших переживаний. Этот вопрос не имеет особого смысла, так как переживания невозможно поделить на отдельные части; если так и поступают, то лишь в целях упрощения анализа изучаемых явлений. Трактуя, однако, чувства в качестве основного компонента любого переживания, можно принять, что видение мира изменяется в зависимости от эмоционального колорита.

Аналогично бесплодными представляются споры о том, что раньше всего изменяется в переживаниях больного, что составляет ядро шизофренической трансформации действительности: изменение чувств восприятия, или же, наконец, мышления.

Необычность шизофренических эмоционально-чувственных реакций основывается на их непонятности, т. е. невозможности размещения их в нормальной структуре эмоционально-чувственной интеракции с окружением. Здесь речь идет не о невозможности понимания самого элементарного состояния; нередко бывает легче его «прочитать» у больного шизофренией, нежели у обыкновенного человека, ибо у шизофреников оно сильнее выражено, и, кроме того, они, как правило, отличаются крайне слабой способностью маскировать свои переживания. Чувства страха, ненависти, любви, радости, печали, которые отражаются на лице больного при отсутствии какого-либо понятного для нас повода, или, наоборот, отсутствие какой-либо эмоциональной реакции, когда следовало бы ее ожидать, обусловливают то, что больной оказывается выключенным из нормальной эмоционально-чувственной интеракции, становится странным либо чудаковатым. Понятие «странный» мы употребляем тогда, когда реакция больного нас поражает, а когда нам удается к ней привыкнуть и вместо изумления она вызывает смех либо жалость, говорим о «чудаковатости».

Необычность эмоционального колорита при шизофрении основывается не на невозможности «считывания» эмоционального состояния больного, а на невозможности интерпретации этого состояния. Мы видим, что больной счастлив, печален, выражает гнев, апатичен, переживает страх, но не можем отыскать никакого объяснения его эмоциональному состоянию. Наше причинно-следственное мышление абсолютно бессильно. Пользуясь терминологией Ясперса, можно утверждать, что психические реакции больного не вмещаются в границы «понимающей психологии», в которой «психические явления» связываются между собой причинно-следственными связями, и тем самым становятся понятными для нас, но относятся к «объясняющей психологии», в которой они оказываются непонятными вследствие невозможности выявления их причинно-следственных связей и для их объяснения приходится заниматься поиском внепсихических причин, например биологических.

К характеристике необычности шизофренического эмоционально-чувственного колорита относится не только непонятность. При контакте с больным шизофренией поражает несоответствие его эмоциональных реакций актуальной ситуации. Он испытывает страх, смеется, плачет, раздражается либо сохраняет абсолютно бесстрастное выражение лица вне зависимости от обстоятельств. Мы говорим о неадекватности его эмоциональных реакций. Это можно уподобить тому, как если бы художник написал картину, перепутав цвета: небо изобразил зеленым цветом, траву — голубым.

Читайте также:  Отличие маниакально депрессивного психоза от шизофрении

Эта неадекватность эмоциональных реакций затрудняет контакт с больным, ибо мы никогда не знаем, какова будет его эмоциональная реакция в следующую минуту. Шизофреническая неадекватность эмоциональных реакций указывает на существенную особенность наших эмоционально-чувственных связей с окружением, а именно на их согласование с актуальной ситуацией. Эту особенность мы внутренне часто отрицаем, ощущая собственную недостаточную согласованность с настроением окружения. Нередко приходится принуждать себя улыбаться, быть серьезным, доброжелательным и т.д., надевать маску, чтобы отвечать на эмоциональный вызов окружения.

Необычная сила чувств при шизофрении — экстатическая любовь, ненависть к себе или окружающим, страх, ужас и т. д.,- деформирующая действительность в бредово-галлюцинаторную структуру, является в определенной степени следствием изоляции от эмоциональной интеракции с окружением и перехода на эндогенный эмоциональный ритм, более близкий сновидению, нежели ясному сознанию. Из ясного сознания, как говорит Е. Минковский, больной шизофренией переходит в темное пространство, в котором эмоционально-чувственная жизнь претерпевает патологические изменения. Этот мрак, обусловленный разрывом контакта с окружением, ведет к тому, что эмоциональный колорит становится таинственным и даже неестественным или зловещим.

Печаль. Шизофреническая печаль отличается от печали циклофренической. Это отличие трудно выразить посредством словесного описания, но оно бывает вполне ощутимо и обычно с легкостью позволяет отличить эндогенную депрессию от шизофренической.

При депрессии больной как бы погружается в темноту. Он ощущает себя как бы отделенным от мира черной стеной. Черным представляются прошлое, настоящее и будущее. Больной, глядя на работающих, развлекающихся, смеющихся людей, испытывает такое чувство, как если бы смотрел на них из глубокого колодца; где-то высоко сияет солнечный день, который его только раздражает контрастом с безнадежностью его существования.

При шизофрении печаль соединяется с пустотой. Это — не печаль черной бездны, но печаль выжженной степи, вымершего города, лишенной жизни планеты. В этой пустоте может ничего не происходить, как при простой шизофрении: она может заполниться фантастическими фигурами или сценами, как в случае бредовой шизофрении; в ней могут происходить вспышки страха, гнева, экстаза, как, вероятно, в кататонической фазе. Реальный мир с его радостями, печалями и игрой разнообразных красок, связанных с той или иной эмоциональной ситуацией, оказывается как бы горизонтом этого пустого пространства. Больной не может до него добраться, он слишком далеко от него.

Разрыв контакта с реальной действительностью наблюдается также в случае глубокой депрессии. Депрессивный аутизм возникает, однако, как следствие погружения в печаль; глубина является его существенным измерением. Шизофренический же аутизм и связанная с ним печаль вытекают из самого объема пустого пространства, отделяющего больного от обычной жизни. Здесь решающей является не глубина, но обширность пустоты.

Позитивные чувства. Радость. Шизофреническая радость редко касается конкретных жизненных вещей: успехов, удовлетворения биологических потребностей и т, п. Обычно она бывает абстрактной радостью, не связанной с активностью, удовольствиями, развлечениями обычной жизни. Это радость необычная, «неземная». Чаще всего встречаются три типа шизофренической радости: вызволения, озарения и посвящения. Радость вызволения вызывается чувством освобождения и сбрасыванием прежней маски, отрицанием социальных отношений, эмоционально-чувственных связей, нередко фальшивых и неприятных. В ней присутствует ощущение легкости отрыва от реальной действительности. Определенные черты этого типа радости встречаются при гебефренической форме шизофрении. Радость озарения обусловливается усмотрением нового порядка вещей; в ней присутствует восхищение новым миром и новым самим собой. Радость посвящения связана с чувством посланничества, в котором находят цель и смысл жизни.

Подобно печали, шизофреническая радость также существенно отличается от радости циклофренической. Шизофреническая радость — не маниакальная активность, незахваченность вихрем жизни, создаваемым самим больным, никакой не великий карнавал, но восхищение миром, который открывается в новой форме. Циклофреническая радость — «земная», шизофреническая — «неземная».

Амбивалентность и двойная направленность чувств. Амбивалентность и сила чувств. Осциллирование чувств между позитивным и негативным полюсами в отношении того же самого объекта (амбивалентность) и переживание таких же самых чувств по отношению к самому себе, что и к объекту — двойную направленность — следует считать нормальными явлениями психики. Степень эмоционально-чувственной осцилляции — «люблю и ненавижу» — зависит от типа личности: она выше, например, у шизофреников, нежели у циклотимиков. Она зависит также и от силы самого чувства: амплитуда колебаний увеличивается, когда чувства становятся сильнее. У одних людей чувства начинают осциллировать уже при слабой их выраженности, например у лиц истерического типа личности, иногда психостеников, а также у шизофреников. У других колебания начинаются лишь при сильных чувствах, например, у циклотимиков или у эпилептиков. Амплитуда осцилляции маленькая у циклотимиков и большая у шизофреников. Колебания чувств связаны с основной особенностью колорита шизофренического мира, а именно с его изменчивостью.

Читайте также:  Красочные сны это признак шизофрении

Двойная направленность и единство внутреннего и внешнего мира. Двойная направленность чувств указывает на единство собственного мира и мира внешнего. Она является как бы остаточным явлением раннего периода жизни, когда еще не существовало границы между Я и внешним миром. Тот факт, что чувственный вектор, помимо стрелки главным образом указывающей на объект чувства, имеет дополнительную стрелку с тем же знаком, направленную на самого себя, так, что, любя кого-то, человек любит и себя, ненавидя кого-то — ненавидит и себя, свидетельствует о том, что в эмоционально-чувственных связях не существует резкого разделения между объектом и субъектом. Граница между ними бывает отчетливо выражена в других формах активности, при которых субъект четко противостоит объекту. Первичность эмоционально-чувственной жизни как в филогенетическом, так и в онтогенетическом плане как бы находит свое выражение в сохранении состояния, близкого к раннему периоду развития, когда только еще образуется граница между собственным миром и миром окружающим.

Наблюдая у животных определенные формы поведения, напоминающие колебания человека перед принятием решения, а после его принятия упорное продолжение одного вида активности даже вопреки препятствиям, можно бы допустить, по крайней мере у высших млекопитающих, возможность переживаний, подобных человеческому акту воли. Разумеется, можно также полагать, что у животных выбор между альтернативными формами поведения осуществляется автоматически. В конце концов, у человека многие из важных решений (как, например, выбор основной эмоциональной установки) осуществляются без участия сознания. Неосознаваемые решения можно разделить на такие, которые были неосознаваемыми изначально, и такие, которые стали бессознательными вследствие их частого повторения.

У больного шизофренией представленная иерархия ценностей оказывается разрушенной; все становится для него проблемой, любая мелочь требует сознательного решения и волевого напряжения. Защитой от перенапряжения воли является уход от контактов с окружением и формирование патологических автоматизмов, основывающихся на том, что исчезает чувство управления этими действиями, в норме зависящими от воли. Шизофреническая амбивалентность раскрывает механизм колебания и принятия решений, который, в норме будучи скрытым, подобно амбитенденции, со всей яркостью обнаруживается в тех действиях, при которых сознательное решение не является необходимым. Амбитенденцию понять легче, чем амбивалентность, так как трудности выбора между различными возможностями активности являются весьма распространенными в тех ситуациях, которые в норме подобного колебания не вызывают. Когда мы видим, как больной шизофренией вытягивает руку и отдергивает ее назад во время приветствия, как он встает со стула и прерывает движение, чтобы сесть снова, как выказывает два взаимно противоречащих суждения, нас это не удивляет в такой степени, в какой удивляет то, что мы видим на его лице одновременно два противоположных эмоционально-чувственных выражения. Каждому действию, связанному с волей, предшествуют колебание и выбор; для больных шизофренией этот выбор чрезвычайно затруднен и часто оказывается вообще невозможным, в то время как эмоционально-чувственное состояние и его экспрессия (за исключением намеренно навязанного себе лица) не зависят от их воли.

Настроение пациентов с шизофренией во многом зависит от характера продуктивных симптомов и аффективной симптоматики (снижение или повышение настроения).

У больного шизофренией могут наблюдаться нарушения настроения в виде депрессивных или маниоформных симптомов. При депрессивном состоянии наблюдается характерная депрессивная симптоматика со сниженным настроением, подавленностью, отсутствием желания выполнять привычную работу или получать удовольствие и радость. Только здесь обязательно кроме возможной депрессивной психотической симптоматики с идеями самоуничижения и самообвинения должны присутствовать характерные симптомы для шизофренического процесса (галлюцинации, бредовые идеи отношения, воздействия, преследования и др.).

Маниоформная симптоматика проявляется картиной противоположного полюса с повышенным настроением, ускорением темпа мышления и многоречивостью, повышенной двигательной активностью. И в этом состоянии кроме возможной психотической симптоматики, характерной для чистой мании, которая проявляется в виде бредовых идей величия и переоценки собственных возможностей, должны также присутствовать специфические симптомы, характерные для шизофрении (галлюцинации, бредовые идеи отношения, воздействия, преследования и др.).

При непрерывной форме течения шизофрении настроение может зависеть от характера продуктивной (галлюцинаторно-параноидной) симптоматики и нормализуется по мере ее редукции (ослабления) при лечении больного.

При эпизодически ремитирующем течении шизофрении (приступообразная, реккурентная, циркулярная, периодическая шизофрения по различным классификациям) в структуре психоза (обострения) наблюдается преимущественно нарушения настроения (депрессивная или маниоформная симптоматика), а в значительно меньшей степени – галлюцинаторно-параноидная симптоматика и другая – диссоциативная (характерная для шизофренического процесса).

При эпизодическом течении шизофрении с прогредиентным развитием дефекта (шубообразная, приступообразно-прогредиентная шизофрения по различным классификациям) наблюдается нарушения настроения и характерная шизофреническая симптоматика примерно наполовину.

Нарушения настроения (депрессивная или маниоформная симптоматика) при эпизодически ремитирующем течении и эпизодическом течении шизофрении с прогредиентным развитием дефекта требуют специфического лечения антидепрессантами, как при соответствующих фазах биполярного аффективного расстройства или эндогенной депрессии.

Читайте также:  Если мать больна шизофренией у ребенка риск заболевания составляет

Следует учесть, что чем больше выраженные аффективные изменения у больного, тем лучший у него прогноз и тем в меньшей степени развивается специфический шизофренический дефект (уплощение аффекта, развитие безразличия, апатии, затруднения в коммуникации), что является неблагоприятным признаком течения данного психического заболевания.

Состояние безразличия, сниженного настроения и отсутствие желания выполнять привычную работу, что наблюдается при депрессии у больных шизофренией, отличается от апатических проявлений, которые характерны для эмоционального выгорания (нарастания шизофренического дефекта).

Снижение амплитуды эмоций при апатии – проявление шизофренического дефекта. Пациенты с таким психическим заболеванием, как шизофрения, теряют способность адекватно реагировать на плохие новости или, наоборот, радоваться чему-то. Создается впечатление, что им все безразлично, ничто не вызывает у них эмоционального отклика. И как не печально, но это на самом деле так… Со временем можно заметить, что такие больные перестают заботиться о себе и своих близких. Они не могут им сопереживать, теряют чувство эмпатии (чуткости, сопереживания и отзывчивости). Это оказывает негативный эффект на окружение человека, ведет к непониманию его остальными.

  1. Первая стадия: наблюдается снижение амплитуды, выраженности эмоций. Это происходит при том, что все эмоции остаются адекватными.
  2. Вторая стадия – сужение диапазона эмоций, когда наблюдается выпадение сильных, выраженных, высших, как позитивных, так и негативных эмоций:
  • заболела мать или ребенок, а больной не сострадает и не реагирует, как раньше,
  • нет профессии, все равно, что сижу дома и не зарабатываю и т. д. Сохраняются эмоции на средне бытовом уровне – помыться, приготовить кушать, сделать велосипед и т. д.

  1. Далее появляются искаженные эмоции, фальшивые – паратимии: нелепый смех, беспричинный гнев, агрессия к человеку, который нравиться и т. д. Вместе с тем какие-то незначительные события приводят к резким эмоциональным вспышкам, которые выглядят явно парадоксальными, противоречащими порядку вещей или моральным нормам. Например, пациент с шизофренией может с безразличием отнестись к тяжелой болезни матери, однако гибель домашнего растения приведет его к глубоким переживаниям. Больные не могут объяснить, почему они так делают, а иногда они даже могут быть критичными к паратимиям.
  2. Впоследствии наблюдается выпадение эмоций, когда на недолгое время (5 мин или 1 – 2 часа) наблюдается полное отсутствие эмоций у больного (как положительных, так и отрицательных). Можно навести такой трагический пример из медицинской практики, когда больной шизофренией сын выколол глаза отцу, чтобы тот не ел его огурцы («чтобы отец не видел огурцы»). А когда выпадение эмоций прошло, у больного развилась психогенная депрессия на то, что он сделал.
  3. Конечная стадия развития апатии – отсутствие эмоций и полное безразличие к окружающему. Сохраняются только примитивные драйвы – секс, голод, боль.

Сначала звук становиться тусклее, затем перестают звучать высокие и низкие тона, потом появляются фальшивые звуки, затем некоторые клавиши перестают играть – выпадают, а последняя крайность – рояль вообще перестает звучать.

Можно заметить, как развитие болезни приводит к тому, что больной шизофренией становится всё более эмоционально холодным, былые интересы перестают ему нравиться, он порывает контакты с друзьями, близкими, бросает работу, любимое дело и перемещается в мир болезненных переживаний. Он может месяцами или годами находится в своей комнате (или даже в постели), отстраненно от всех, не обращая внимания на происходящее.

Снижается энергичность и инициативность больных. Их трудно заставить что-то сделать, даже если это касается профессиональной деятельности. Изменяется и режим дня: человек может быть активным ночью и спать днем. Или же просыпаться рано утром, в три-четыре часа.

Со временем апатические изменения достигают такой степени, что теряются гигиенические навыки. Больной перестает ухаживать за собой, менять одежду, внешний вид перестает его беспокоить.

Именно поэтому одним из главных условий реабилитации пациента в быту и социуме на ранних этапах (когда можно еще помочь!) является поддержка в кругу близких и родных. Больной шизофренией должен привлекаться к домашней работе, даже если помощь будет минимальная. Помыть посуду, застелить кровать, убрать за собой, почистить зубы – эти, казалось бы, банальные вещи просто необходимы. Также очень важно помочь ему устроиться на работу (после окончания обострения) сначала хотя бы с неполным графиком, а также всячески подталкивать его к коммуникации со старыми друзьями, знакомыми, помогать обрести новых. Ведь если отстраниться от больного шизофренией или делать всё за него, то дефект только усугубится.

Главное этими действиями не спровоцировать больного на агрессию. Здесь важно уловить ту тонкую грань между тотальным контролем и дружественной поддержкой. Поэтому старайтесь и будьте терпеливыми! Больного можно вернуть в жизнь!