Ю а смирнов стиль жизни и личностная тревожность

научная статья по теме СТИЛЬ ЖИЗНИ И ЛИЧНОСТНАЯ ТРЕВОЖНОСТЬ Общественные науки в целом

Авторы работы:

Научный журнал:

Год выхода:

Психологические науки Общая психология, психология личности, история психологии

Линде Н.Д., кандидат педагогических наук

Смирнов Ю.А., аспирант (Московский гуманитарный университет)

СТИЛЬ ЖИЗНИ И ЛИЧНОСТНАЯ ТРЕВОЖНОСТЬ

В статье излагаются результаты исследования, взаимосвязи стиля жизни в концепции А.Адлера с такой чертой характера как личностная тревожность. Эмпирическое изучение особенностей взаимосвязи проведено посредством методик, позволяющих определить уровень тревожности у испытуемых и нахождением формулы жизненного стиля. Также был проведен анализ влияния на формирование стиля жизни таких факторов, как пол, возраст и социальный статус респондентов.

«Стиль жизни» является многоплановым понятием, и у психологов нет единой точки зрения по этому вопросу [3, 4, 9]. Чтобы не путаться в различных определениях, сразу скажем, что мы придерживаемся концепции А. Адлера [1, 2], поскольку она представляется нам наиболее простой и конкретной. Стиль жизни по А. Адлеру определяется сочетанием двух факторов: цели жизни и способа ее достижения. Такой стиль жизни становится стержнем личности, направляющим процесс ее развития и образования тех или иных черт характера.

Вот эта идея А. Адлера и привлекла наше внимание. Во-первых, потому что стиль жизни, если он действительно является системообразующим фактором, определяющим внутреннее единство личности, то он больше говорит о последней, чем произвольно выбранный набор тестируемых психологом черт характера. Во-вторых, поскольку сам стиль жизни (по А. Адлеру) закономерно возникает в раннем детстве как ответ ребенка на испытываемый им комплекс неполноценности, а последний проистекает из условий семейной жизни, то может быть станет понятно, какие условия семейного воспитания способствуют формированию тех или иных черт характера, например, высокой личностной тревожности.

А. Адлером был разработан уникальный метод, позволяющий узнать о стиле жизни индивида, не прибегая к тестированию или длительным глубинным интервью. Это метод анализа ранних воспоминаний. Испытуемому предлагается рассказать или записать самое раннее воспоминание из своего детства, он не подозревает, что по этому короткому рассказу можно узнать о нем что-то важное, поэтому он ничего не скрывает и не искажает. Полученная в результате формулировка стиля жизни индивида сверяется с его собственным мнением.

Мы предположили, что у всех испытуемых, имеющих высокий уровень тревожности, будет обнаружены общие черты в стиле жизни, соответственно, в стиле жизни респондентов с низкой тревожностью тоже будет найдены черты характерные для него. Причем, обобщенный стиль жизни высоко тревожных испытуемых будет, в каком-то смысле, противоположным стилю жизни низко тревожных индивидов.

Поскольку стиль жизни по теории А. Адлера формируется в раннем детстве, то мы предположили, что связь между стилем жизни и тревожностью будет неизменной у респондентов различного пола, возраста и социального статуса.

В исследовании приняли участие всего 347 испытуемых. С помощью теста Спилберга-Ханина [5], определяющего уровень личностной тревожности, было отобрано 177 респон-

дентов, примерно половина из которых (94), обладала высоким уровнем тревожности, а другая (83) — низким. Эта выборка состояла из подгрупп, имеющих различный возраст, пол и социальный статус: 104 старшеклассника, 25 педагогов, 22 менеджера , 26 работников обслуживающего персонала, из них 79 мужчин и 98 женщин.

В ходе исследования нами были получены 177 ранних воспоминаний, которые были обработаны с помощью контент-анализа по методу А. Адлера. Для каждого из испытуемых была найдена формулировка его стиля жизни, которая согласовывалась с самим респондентом. Полная версия этой методики изложена в книге Сидоренко [6, 8].

В формулах стиля жизни высоко тревожных испытуемых действительно прослеживались общие черты. Во-первых, это постановка высокой или значимой для испытуемого цели, во-вторых, восприятие окружающей действительности как враждебной и препятствующей в продвижении вперед. Можно сказать так: «Сквозь тернии, к звездам!» Этот стиль жизни мы условно обозначили как № 1.

У низко тревожных испытуемых в стиле жизни наблюдалась удовлетворенность настоящим днем, а действительность воспринималась ими как дружелюбная и комфортная. Их стиль жизни может быть выражен формулой: «Все уже и так хорошо!». Это стиль жизни № 2.

Для того чтобы убедиться в правильности этого первичного впечатления, все формулы стиля жизни были подвергнуты математической обработке. Все наши данные представлены в дихотомической шкале, где число «1» присваивалось респонденту в случае наличия признака, а «0» — в случае его отсутствия для каждой категории: «стремление к высоким достижениям», «восприятие враждебности мира», «удовлетворенность настоящим положением», «восприятие мира как дружественного». В итоге каждая формула могла получить ранг в промежутке от 0 до 2.

Насколько уверенно можно говорить о том, что стиль жизни групп высоко и низко тревожных испытуемых статистически различается? Для ответа на этот вопрос использовался критерий непараметрической статистики Манна-Уитни [7].

По всей группе испытуемых стиль жизни высоко и низко тревожных индивидов (94/83 соответственно) различается (р по теме «Общественные науки в целом»

источник

Стиль жизни и личностная тревожность Текст научной статьи по специальности « Психология»

Похожие темы научных работ по психологии , автор научной работы — Смирнов Юрий Алексеевич,

. г лтиль жизни» явля-Л’^^ется многоплановым понятием, и у психологов нет единой точки зрения по этому вопросу1. Чтобы не путаться в различных определениях, сразу скажем, что мы придерживаемся концепции А. Адлера2, поскольку она представляется нам наиболее простой и конкретной. Стиль жизни, по А. Адлеру, определяется сочетанием двух факторов: цели жизни и способа ее достижения. Такой стиль жизни становится стержнем личности, направляющим процесс ее развития и образования тех или иных черт характера.

Вот эта идея А. Адлера и привлекла наше внимание. Во-первых, потому что стиль жизни, если он действительно является системообразующим фактором, определяющим внутреннее единство личности, то он больше говорит о последней, чем произвольно выбранный набор тестируемых психологом черт характера. Во-вторых, поскольку сам стиль жизни (по А. Адлеру) закономерно возникает в раннем детстве как ответ ребенка на испытываемый им комплекс неполноценности, а последний проистекает из условий семейной жизни, то может быть станет понятно, какие условия семейного воспитания способствуют формированию тех или иных черт характера, например высокой личностной тревожности.

А. Адлером был разработан уникальный метод, позволяющий узнать о стиле жизни индивида, не прибегая к тестированию или длительным глубинным интервью. Это метод анализа ранних воспоминаний. Испытуемому предлагается рассказать или записать самое раннее воспоминание из своего детства, он не подозревает, что по этому короткому рассказу можно узнать о нем что-то важное, поэтому он ничего не скрывает и не искажает. Полу-

ченная в результате формулировка стиля жизни индивида сверяется с его собственным мнением.

Мы предположили, что у всех испытуемых, имеющих высокий уровень тревожности, будет обнаружены общие черты в стиле жизни, соответственно, в стиле жизни респондентов с низкой тревожностью тоже будет найдены черты, характерные для него. Причем обобщенный стиль жизни высоко тревожных испытуемых будет в каком-то смысле противоположным стилю жизни низко тревожных индивидов.

Поскольку стиль жизни, по теории А. Адлера, формируется в раннем детстве, то мы предположили, что связь между стилем жизни и тревожностью будет неизменной у респондентов различного пола, возраста и социального статуса.

Экспериментальное исследование. В исследовании приняли участие всего 347 испытуемых. С помощью теста Спилберга-Хани-на3, определяющего уровень личностной тревожности, было отобрано 177 респондентов, примерно половина из которых (94), обладала высоким уровнем тревожности, а другая (83) — низким. Эта выборка состояла из подгрупп, имеющих различный возраст, пол и социальный статус: 104 старшеклассника, 25 педагогов, 22 менеджера, 26 работников обслуживающего персонала, из них 79 мужчин и 98 женщин.

В ходе исследования нами были получены 177 ранних воспоминаний, которые были обработаны с помощью контент-анализа по методу А. Адлера. Для каждого из испытуемых была найдена формулировка его стиля жизни, которая согласовывалась с самим респондентом.

Полная версия этой методики изложена в книге Е. В. Сидоренко4.

Ю. А. Смирнов Стиль жизни и личностная тревожность

Работы молодых ученых 213

В формулах стиля жизни высоко тревожных испытуемых действительно прослеживались общие черты. Во-первых, это постановка высокой или значимой для испытуемого цели, во-вторых, восприятие окружающей действительности как враждебной и препятствующей в продвижении вперед. Можно сказать так: «Сквозь тернии — к звездам!». Этот стиль жизни мы условно обозначили как №1.

У низко тревожных испытуемых в стиле жизни наблюдалась удовлетворенность настоящим днем, а действительность воспринималась ими как дружелюбная и комфортная. Их стиль жизни может быть выражен формулой «Все уже и так хорошо!». Это стиль жизни №2.

Для того чтобы убедиться в правильности этого первичного впечатления, все формулы стиля жизни были подвергнуты математической обработке. Все наши данные представлены в дихотомической шкале, где число «1» присваивалось респонденту в случае наличия признака, а «0» — в случае его отсутствия для каждой категории: «стремление к высоким достижениям», «восприятие враждебности мира», «удовлетворенность настоящим положением», «восприятие мира как дружественного». В итоге каждая формула могла получить ранг в промежутке от 0 до 2.

Насколько уверенно можно говорить

о том, что стиль жизни групп высоко и низко тревожных испытуемых статистически различается? Для ответа на этот вопрос исполь-

зовался критерий непараметрической статистики Манна-Уитни5.

По всей группе испытуемых стиль жизни высоко и низко тревожных индивидов (94/83 соответственно) различается (р i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Пока что мы не можем утверждать, что именно сложившийся в детстве стиль жизни предопределил развитие высокой или низкой тревожности. Возможно, что априорно существующая высокая или низкая тревожность предопределила выбор индивидом того или иного стиля жизни. Выбор в пользу первой или второй идеи может определиться в ходе дальнейших исследований. Нам, конечно, ближе идея А. Адлера о том, что стиль жизни определяет характер, а не наоборот, а сам стиль формируется под воздействием условий раннего детства.

1 См.: Дорфман Л. Я. Индивидуальный эмоциональный стиль // Вопросы психологии. 1989. №5. С. 88-95; Злобина Е. Г. Теоретикометодологические предпосылки исследования стиля личности // Стиль жизни личности. Киев, 1982; Стиль человека: психологический анализ / под ред. А. Либина. М. : Смысл, 1998.

2 Адлер А. Теория и практика индивидуальной психологии. М. : Прогресс, 1995; Адлер А. Понять природу человека. СПб. : Академический проспект, 1997.

3 См.: Лучшие психологические тесты / под ред. А. Ф. Кудряшова. СПб. : Петраком, 1992.

4 Сидоренко Е. В. Терапия и тренинг по Альфреду Адлеру. СПб. : Речь, 2000; См. также: Сидоренко Е. В. Комплекс неполноценности и анализ ранних воспоминаний А. Адлера. СПб. : СПбГУ, 1993.

5 См.: Сидоренко Е. В. Методы математической обработки в психологии. СПб. : Речь, 2000.

источник

Смирнов Юрий Алексеевич — кандидат психологических наук, педагог-психолог, педагог-психолог земской гимназии, г. Балашиха

Согласно данным отечественных и зарубежных исследователей (Прихожан А.М., 2000) в современном мире наблюдается рост количества тревожных людей вне зависимости от половых, возрастных и других характеристик. Более того, тревожность принимает форму глубинной тревоги, т.е. может проявляться в психической неустойчивости, невротических реакциях, в меньшей степени поддается коррекции. В настоящее время ученые придают большое значение не только разработке новых методов снижения уровня тревожности, но и возможности предупреждения возникновения этой личностной черты. Тревога, как явление ситуативное, достаточно легко поддается коррекции с помощью различных методов релаксации и саморегуляции, а тревожность, как черта личности, рассматривается, как относительно постоянная характеристика. Высокая тревожность оценивается отрицательно, но для эффективной коррекции необходимо знать причины, ее породившие. Если же считать тревожность чертой характера, врожденной, а не сложившейся при жизни, то следует оставить всякие поиски ее психологических причин и надежду на ее изменение. Высокая тревожность является негативной личностной чертой и неблагоприятно сказывается на жизнедеятельности человека, снижает уровень умственной работоспособности, вызывает неуверенность в своих силах, является условием формирования отрицательного статуса личности и конфликтных отношений, создает предпосылки для агрессивного поведения (Левитов Н.Д., Габдреева Г.Ш., Имедадзе Н.В., Прихожан А.М., Ханин Ю.Л., Спилбергер Ч.Д. и др.). Тревожность может повышать активность, способствовать предвидению возможной опасности, а может порождать ощущение беспомощности и неуверенности (Прихожан А.М., 2000). Поэтому коррекция уровня тревожности относится к числу актуальных задач практической психологии. Причин возникновения тревожности может быть много, но одна из них, по нашему мнению кроется в раннем детстве, в том, какой жизненный стиль изберет для себя человек, будучи еще ребенком. Доказать это достаточно сложно, но можно исследовать наличие связи между стилем жизни и уровнем тревожности. Стиль жизни, если следовать концепции А.Адлера, определяет возникающие на его основе, как «ветки из ствола», черты характера. Стиль жизни — это реализация принятого человеком решения о том, что такое мир, что такое «Я» и каково его место в этом мире. Таким образом, исходя из теории А. Адлера, можно предположить, что тревожность как черта личности, в определенной степени должна коррелировать с определенным стилем жизни, сложившимся еще в раннем детстве. Следовательно, стиль жизни индивида с высоким уровнем личностной тревожности будет отличаться от стиля жизни индивида с низкой тревожностью. Вопрос в том, какой стиль соответствует высокой тревожности, а какой — низкой, чем они отличаются друг от друга. Узнать о стиле жизни личности и о тех событиях детства, которые его определили, можно на основании метода анализа ранних воспоминаний, который является особой техникой, предложенной А.Адлером. Этот метод дает ключ к пониманию поставленных индивидом целей и способов их достижения с помощью, казалось бы, косвенного опроса о самых ранних воспоминаниях, которые тот может рассказать. В индивидуальной психологии А.Адлера подчеркивается, что ранние воспоминания человека могут объяснять особенности стиля жизни данной личности, так как они хранятся в памяти именно потому, что содержат в себе ключевые для его образования события детства. Специальных исследований связи стиля жизни личности и личностной тревожности ранее не проводилось. Таким образом, актуальность проблемы стиля жизни применительно к личностной тревожности, ее практическая значимость, недостаточная ее разработанность в теоретическом и методическом аспекте определили выбор темы исследования «Стиль жизни у лиц с разным уровнем личностной тревожности».

Читайте также:  Как помочь при заикании видео

// АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Москва – 2007

источник

Стиль жизни у лиц с разным уровнем личностной тревожности тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 19.00.01, кандидат психологических наук Смирнов, Юрий Алексеевич

Глава I. Стиль жизни и формирование тревожности в процессе развития личности

1.1. Современное состояние проблемы стиля жизни личности в психологической литературе.

1Л .1 .Психологическая характеристика развития личности ребенка в раннем возрасте и детско-родительские взаимоотношения как факторы, влияющие на формирование стиля жизни.

1.2. Основные подходы к пониманию тревожности в отечественной и зарубежной психологии.

1.3. Связь тревожности и социально-психологической адаптации.

Глава II. Эмпирическое изучение связи стиля жизни и личностной тревожности.

2.1. Обоснование и характеристика программы, методов и выборки эмпирического исследования.

2.2. Анализ ранних воспоминаний респондентов с высоким и низким уровнями личностной тревожности.

2.3. Особенности социально-психологической адаптивности людей с разным уровнем личностной тревожности и стилем жизни.

2.4. Связь стиля жизни, уровня личностной тревожности и социально-психологической адаптации.

2.5. Связь самооценки стиля жизни с личностной тревожностью.

2.6. Связь стиля жизни и тревожности в группах разного пола, возраста и социального статуса.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Общая психология, психология личности, история психологии», 19.00.01 шифр ВАК

Особенности рефлексии психологического времени у юношей с высоким уровнем выраженности личностной тревожности 2003 год, кандидат психологических наук Борисова, Маргарита Валерьевна

Влияние стилей семейных отношений на агрессивность личности ребенка 2000 год, кандидат психологических наук Корытченкова, Надежда Ивановна

Взаимосвязь уровней тревожности и механизмов адаптации личности в период юности 2009 год, кандидат психологических наук Кузнецова, Оксана Владимировна

Социально-психологические факторы тревожности студентов ССУЗ педагогического профиля 2004 год, кандидат психологических наук Гредюшко, Ольга Павловна

Тревожность в системе типологических свойств человека 2006 год, кандидат психологических наук Попов, Юрий Алексеевич

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Стиль жизни у лиц с разным уровнем личностной тревожности»

Актуальность проблемы. Согласно данным отечественных и зарубежных исследователей, в современном мире наблюдается возрастание количества тревожных людей вне зависимости от половых, возрастных и других характеристик [73]. Более того, тревожность принимает форму глубинной тревоги, т.е. может проявляться в психической неустойчивости, невротических реакциях, в меньшей степени поддается коррекции.

В настоящее время ученые придают большое значение не только разработке новых методов снижения уровня тревожности, но и возможности предупреждения возникновения этой личностной черты. Высокая тревожность является негативной личностной чертой и неблагоприятно сказывается на жизнедеятельности человека, снижает уровень умственной работоспособности, вызывает неуверенность в своих силах, является условием формирования отрицательного статуса личности и конфликтных отношений, создает предпосылки для агрессивного поведения (Левитов Н.Д., Габдреева Г.Ш., Имедадзе Н.В., Прихожан A.M., Ханин Ю.Л., Спилбергер Ч. и др.). Тревожность может повышать активность, конкретизировать возможную опасность, а может порождать ощущение беспомощности, неуверенности [73]. Поэтому решение проблемы тревожности относится к числу актуальных задач практической психологии.

В нашей работе мы придерживаемся индивидуальной психологии А.Адлера, согласно которой проблема возникновения тревожности кроется в раннем детстве, а именно в том, какой жизненный стиль избирает для себя человек, будучи еще ребенком. Стиль жизни представляет собой реализацию принятого человеком в раннем детстве решения о том, что такое мир, что такое «Я» и каково его место в этом мире (Сидоренко Е.В., 2000).

Стиль жизни формируется на основе личного опыта ребенка в общении со средой и остается неизменным в течение всей жизни, проявляясь во всех формах взаимодействия человека с окружающим миром. Отношения, которые складываются между родителями и детьми в раннем детстве, являются очень важными, так как на основе этого взаимодействия ребенком будут приняты решения относительно того, как мир относится к нему и каково его место в этом мире (Адлер А., Хорни К., Берн Э.). Негативные переживания детских лет, физические ограничения, дефекты в социальных взаимоотношениях могут привести к появлению у ребенка чувства неполноценности, к нарушениям социальной оценки себя (Адлер А.). Для защиты собственного «Я» от осознания неполноценности личность вырабатывает цели; при этом у нее складывается определенный стиль жизни.

Основатель индивидуальной психологии А.Адлер считает, что стиль жизни определяется двумя основными факторами: жизненной целью и способом ее достижения. Однажды сформировавшись, с целью компенсации чувства неполноценности у маленького ребенка, стиль жизни становится стержнем личности, системообразующим фактором, предопределяющим все выборы и решения данного индивидуума, развитие всех отдельных черт его характера [2, 5].

Таким образом, исходя из теории А. Адлера, можно предположить, что тревожность как черта личности должна коррелировать со стилем жизни, сложившимся еще в раннем детстве. Следовательно, стиль жизни индивида с высоким уровнем тревожности будет отличаться от стиля жизни индивида с низкой тревожностью.

Узнать о стиле жизни личности и о тех событиях детства, которые его определили можно на основании анализа ранних воспоминаний, который является особой техникой, предложенной А.Адлером. Этот метод дает ключ к пониманию поставленных индивидом целей и способов их достижения. В индивидуальной психологии А. Адлера подчеркивается, что ранние воспоминания человека могут объяснять особенности стиля жизни данной личности, так как они хранятся в памяти именно потому, что содержат в себе ключевые для его образования события детства. Специальных исследований связи стиля жизни личности и личностной тревожности ранее не проводилось.

Таким образом, актуальность проблемы стиля жизни применительно к личностной тревожности, ее практическая значимость, недостаточная ее разработанность в теоретическом и методическом аспекте разработанности определили выбор темы исследования «Стиль жизни у лиц с разным уровнем личностной тревожности».

Цель исследования: определить особенности стиля жизни у лиц с высоким и низким уровнем личностной тревожности.

Объект исследования: респонденты с высоким и низким уровнем личностной тревожности разного пола, возраста и социального положения.

Предмет исследования: стиль жизни у лиц с разным уровнем личностной тревожности. Задачи исследования:

1. Провести анализ психологической литературы, посвященной проблемам тревожности и стиля жизни. Рассмотреть понятие стиля жизни (в концепции А. Адлера), его содержание, условия формирования, факторы, влияющие на этот процесс.

2. Выявить две группы респондентов, существенно отличающихся по уровню личностной тревожности (с высоким и низким уровнем).

3. Исследовать стиль жизни респондентов с высоким и низким уровнями личностной тревожности на основе их ранних воспоминаний.

4. Выявить содержательные характеристики стиля жизни лиц с высоким и низким уровнем личностной тревожности.

5. Исследовать связь между стилем жизни и личностной тревожностью в разных (по полу, возрасту, социальному положению) группах респондентов.

6. Изучить особенности социально-психологической адаптации у респондентов с разными стилями жизни и уровнями личностной тревожности.

1. Предполагается наличие связи между стилем жизни индивида и уровнем его личностной тревожности.

2. Стили жизни респондентов, обладающих разными уровнями личностной тревожности, различаются между собой.

3. Существует связь между уровнем личностной тревожности и социально-психологической адаптацией личности.

Методы обработки результатов:

Методы количественного и качественного анализа ранних воспоминаний — схема контент-анализа Е.В. Сидоренко.

Методы математической статистики: U-критерий Манна-Уитни для выявления значимости различий между независимыми выборками; многофункциональный критерий углового преобразования ф-Фишера, коэффициент ранговой корреляции Спирмена (компьютерный пакет Statistika-6).

Теоретико-методологическую основу исследования составили:

— принципы детерминизма, системности, комплексного подхода к рассматриваемым проблемам (Ананьев Б.Г., Бодалев A.A., Выготский Л.С., Ломов Б.Ф., Рубинштейн С.Л.).

— концепция стиля жизни в индивидуальной психологии Альфреда Адлера;

— работы отечественных и зарубежных авторов по проблемам тревожности и её особенностей в детском и подростковом возрасте (Астапов В.М., Кочубей Б.И., Прихожан A.M., Фельдштейн Д.И., Ю.Л.Ханин и др.).

Достоверность и надежность полученных результатов обеспечены их опорой на фундаментальные методологические и теоретические положения отечественной и зарубежной психологии, репрезентативностью выборки, использованием совокупности апробированных, взаимно дополняющих друг друга методов, соответствующих целям и задачам исследования и применением адекватных методов математической обработки и оценки полученных данных.

База исследования: исследование проводилось в общеобразовательных школах № 8 г. Реутова и «Земской гимназии» г. Балашихи, а также в фирме «ФРАГРА» клининговой компании. Объем выборки составил 347 человек, из них: педагоги — 25 человек (27-40 лет), старшеклассники — 104 человека (14-16 лет), менеджеры — 22 человека (25-40 лет), сотрудники фирмы — 26 человек (40-50 лет). В исследовании участвовало 177 респондентов с высокой и низкой личностной тревожностью, из них 86 мужчин и 91 женщина, 170 респондентов с умеренной личностной тревожностью в дальнейшем нами не рассматривались.

Апробация работы: материалы диссертационного исследования отражены в пяти публикациях и на разных его этапах обсуждались на заседаниях кафедры психологии развития и акмеологии Московского гуманитарного университета (ННОУ). Основные теоретические и практические положения диссертации докладывались на научных конференциях молодых ученых, аспирантов, слушателей и студентов МосГУ (ННОУ) (Москва, 2003, 2004, 2005), на XIV Международных Рождественских чтениях на секции «Инновационные методы в образовании» (Москва, 2007). Результаты исследования используются в курсах «Психология развития и возрастная психология», «Основы психотерапии», читаемых на факультете психологии МосГУ (ННОУ). Также результаты использовались в учебном процессе (на уроках психологии, при индивидуальном психологическом консультировании, в психокоррекционной работе, на образовательных семинарах) в Земской гимназии города Балашиха.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования:

— впервые проведено исследование связи стиля жизни и личностной тревожности; установлена корреляционная связь между стилем жизни и личностной тревожностью у разных групп респондентов;

— выявлены содержательные особенности стиля жизни, характерные для лиц с высокой и низкой личностной тревожностью; показано существование различий в жизненных целях и способах их достижения у испытуемых с высокой и низкой личностной тревожностью;

— обнаружено, что связь между стилем жизни и уровнем тревожности совпадает у представителей разных групп, отличающихся по полу, возрасту, социальному положению (а именно: лица с высокой личностной тревожностью проявляют признаки стиля жизни «Борьба», лица с низкой личностной тревожностью проявляют признаки стиля жизни «Дружба»);

— определены различия в уровнях и характеристиках социально-психологической адаптации у респондентов с высокой и низкой личностной тревожностью, а также обладающих разными стилями жизни.

Практическая значимость исследования заключается в том, что полученные данные могут быть использованы в индивидуальном психологическом консультировании и психокоррекции. Они могут быть полезны в практике воспитания детей в семье и школе. Результаты диссертационного исследования могут быть применены при разработке учебных курсов по психологии личности, возрастной психологии и психологии развития, а также по основам психологического консультирования. Перспективным направлением практического использования результатов исследования может быть разработка новых методов коррекции тревожности через осознание индивидом своих целей и способов жизни.

На защиту выносятся следующие положения диссертационной работы:

1. Стили жизни респондентов, обладающих высокой и низкой личностной тревожностью, качественно различаются между собой. Так, стиль жизни высокотревожных респондентов характеризуется стремлением к высокому уровню достижений и чувством борьбы с враждебным окружающим миром, а у низкотревожных респондентов — характеризуется отсутствием стремления к высокому уровню достижений, дружеским взаимодействием с окружающим миром, связанным с чувством безопасности и комфортности.

2. Выявлена достоверная корреляционная связь средней степени между стилем жизни и уровнем личностной тревожности. Отметим, что это не позволяет утверждать, что именно стиль жизни, возникающий под влиянием условий раннего детства, является причиной формирования высокой или низкой тревожности, как черты личности.

3. Влияния половозрастных характеристик и социального положения на выявленную связь между стилем жизни и личностной тревожностью не было обнаружено.

4. Респонденты с высокой и низкой личностной тревожностью и соответствующими стилями жизни обладают разными уровнями и характеристиками социально-психологической адаптации. Так, индивиды с низкой личностной тревожностью обладают более высоким уровнем социально-психологической адаптации, чем индивиды с высокой тревожностью.

Структура диссертационного исследования: работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы, приложений. Работа иллюстрирована таблицами, графиками и рисунками.

Похожие диссертационные работы по специальности «Общая психология, психология личности, история психологии», 19.00.01 шифр ВАК

Способы психологической защиты детей старшего дошкольного возраста с повышенной тревожностью и их коррекция 1998 год, кандидат психологических наук Ковалева, Елена Борисовна

Становление индивидуального опыта младших школьников в зависимости от стиля родительского отношения 2003 год, кандидат психологических наук Салихова, Лейсян Багдатовна

Влияние личности педагога на развитие взаимоотношений в группе детей дошкольного возраста 2001 год, кандидат психологических наук Иванова, Валентина Михайловна

Психологическая природа и возрастная динамика тревожности: Личност. аспект 1996 год, доктор психологических наук Прихожан, Анна Михайловна

Посттравматический стресс и защитно-совладающее поведение в условиях чрезвычайной ситуации: половозрастная специфика 2013 год, кандидат психологических наук Хажуев, Ислам Сайдахмедович

Заключение диссертации по теме «Общая психология, психология личности, история психологии», Смирнов, Юрий Алексеевич

1) Результаты исследования личностной тревожности с помощью шкалы Спилбергера-Ханина показывают, что для исследуемых групп респондентов характерен средний уровень тревожности (таблица 1, рис.1).

Читайте также:  Конспекты индивидуальных логопедических занятий при заикании

Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы:

1. Выявлены значимые отличия между респондентами разного уровня тревожности по содержательным характеристикам стилей жизни (стремление к достижению высоких целей; удовлетворенность сегодняшним положением; восприятие враждебности мира; восприятие мира как дружественного). Испытуемые с высоким уровнем тревожности, в большей степени направлены на достижение целей, высоких результатов, а также воспринимают окружающий их мир и людей, как несущих угрозу, они стремятся преодолевать эти опасности. Их стиль жизни можно назвать словом «Борьба». Респондентам с низким уровнем тревожности в большей степени свойственны чувство комфорта и безопасности в окружающем мире и среди людей, удовлетворенность настоящим положением (стиль жизни названный нами «Дружба»).

2. Уровень корреляции между стилем жизни и уровнем тревожности достигает средних значений (от 0,5 до 0,7), но не достигает уровня сильной или тесной корреляционной связи. Поэтому мы не можем утверждать наличие не только причинно-следственной связи между этими явлениями, но и полной взаимосвязи. То есть эмпирическая проверка идеи, вытекающей из концепции А.Адлера о воздействии стиля жизни на формирование тревожности, показала только наличие некоторой связи между этими психологическими качествами личности.

3. Обнаружено, что у респондентов, представляющих различные возрастные, половые, социальные группы, но обладающих высоким уровнем личностной тревожности, выявлены общие содержательные характеристики стиля жизни, а именно: стремление к достижениям и чувство враждебности окружающего мира. Для респондентов с низким уровнем личностной тревожности характерны следующие общие особенности стиля жизни: отсутствие стремления к высоким достижением, удовлетворенность настоящим положением в жизни, чувство комфортности и безопасности окружающего мира. Таким образом, на материале данной выборки испытуемых получены результаты о том, что обнаруженная связь между стилем жизни и тревожностью не зависит от пола, возраста и социального положения индивида.

4. Установлены различия в уровнях и характеристиках социально-психологической адаптации у респондентов с высокой и низкой личностной тревожностью, обладающих соответственно стилем жизни №1 «Борьба» и стилем жизни №2 «Дружба». Так, низкотревожные испытуемые показали более высокие значения шкалам: адаптивность, самопринятие, принятие других, эмоциональный комфорт, уход от проблем, обнаружены значимые различия, чем высокотревожные; по шкале «доминирование» показатели высокотревожных респондентов значимо превышают показатели низкотревожных респондентов, что подтверждает их тенденцию к борьбе.

Итак, данная работа имела своей целью обнаружить связь между стилем жизни индивида и уровнем его тревожности. Мы не пытались доказать, что стиль жизни, проистекающий в свою очередь из определенных условий детства, предопределяет развитие той или иной степени тревожности. Но стремились установить то, какой стиль жизни коррелирует с высоким и, соответственно, низким уровнем тревожности.

Стиль жизни рассматривался нами в согласии с логикой А.Адлера как сочетание всего двух ключевых факторов, а именно: цели жизни и способа ее достижения, формирующихся у ребенка в детстве с целью компенсации своего чувства недостаточности. Средством исследования стиля жизни был избран также разработанный А.Адлером метод анализа ранних воспоминаний.

В соответствии с основным замыслом работы мы выполнили сравнительное исследование тех стилей жизни, при которых возникает высокий и низкий уровень тревожности. Для этого большая выборка респондентов была протестирована нами по уровню личностной тревожности. В дальнейшем исследовании принимали участие только испытуемые с высоким (94 человека) и низким (83 человека) уровнем личностной тревожности. Как оказалось, можно выделить типичные для исследуемых личностных свойств (крайних по уровню тревожности) свойства стиля жизни. Так, испытуемые с высоким уровнем тревожности в большей степени направлены на достижение целей, высоких результатов, а также воспринимают окружающий их мир и людей, как несущих угрозу, они стремятся преодолевать эти опасности. Респондентам с низким уровнем тревожности в большей степени свойственны чувство комфорта и безопасности в окружающем мире и среди людей, удовлетворенность настоящим положением. Таким образом, обобщенные стили для тех и других групп испытуемых были соответственно названы «Борьба» и «Дружба». Статистический анализ подтвердил существование значимых различий по стилю жизни между группой высоко- и низкотревожных испытуемых.

В качестве контрольной процедуры мы провели дополнительное исследование ранних воспоминаний на части выборки через год, которое показало практически полную идентичность ранних воспоминаний при первом и повторном опросе. Также для контроля часть ранних воспоминаний оценивалась независимым экспертом-психологом с точки зрения оценки выраженного в них стиля жизни «Борьба» или «Дружба». Результаты оценки независимым экспертом на 90% совпали с нашей оценкой.

В ходе эмпирического исследования была разработана новая шкала самооценки и хотя эта методическая процедура еще нуждается в дальнейшей апробации, в целом она может служить убедительным аргументом для подтверждения основного результата исследования. Предложенная нами шкала самооценки характеристик стиля жизни является новым методическим средством косвенной оценки высокой и низкой личностной тревожности.

При проверке гипотезы о связи между уровнем тревожности и стилем жизни личности мы соотнесли полученные результаты самооценок стиля жизни испытуемых с разным уровнем личностной тревожности. Нами было показано, что высокая самооценка стиля жизни «Борьба» положительно, а высокая самооценка по стилю жизни «Дружба» отрицательно коррелируют с уровнем тревожности. Исходя из приведенных данных корреляционного анализа, можно констатировать достаточно высокую связь между двумя изучаемыми переменными.

Также нами было проведено сравнительное исследование уровня социальной адаптации лиц с высоким и низким уровнями тревожности. Было показано, что лица, обладающие высоким уровнем тревожности, в меньшей степени социально адаптированы, чем лица с низкой тревожностью. При этом тревожным индивидам свойственно не принимать себя и других, испытывать эмоциональный дискомфорт и стремиться контролировать свое окружение, что по смыслу соответствует стилю жизни «Борьба». Респонденты же, обладающие низким уровнем тревожности, в большей степени принимают себя и других людей, испытывают положительные чувства при социальном взаимодействии, а также в меньшей степени стремятся доминировать над окружением и избегать проблем. Такие качества по смыслу свойственны стилю жизни «Дружба». Так, полученные результаты послужили еще одним эмпирическим доказательством основной гипотезы диссертационного исследования.

Кроме того, мы разделили всех исследованных испытуемых на ряд подгрупп по признакам социального положения, возраста и пола. Целью этого дополнительного исследования была проверка того, сохранится ли полученная корреляционная связь между стилем жизни и уровнем тревожности независимо от типа подгруппы. Влияния половозрастных характеристик и социального положения на выявленную связь обнаружено не было, она остается практически одной и той же для всех подгрупп.

Однотипная связь признаков стиля жизни и показателей личностной тревожности у испытуемых разного пола, возраста и социального положения может быть индикатором влияния на стиль жизни и на уровень тревожности некоего, общего индивидуально-личностного, фактора, возможно, биологически детерминированного. Возможно, данная предполагаемая личностная диспозиция действительно сопряжена с устойчивыми особенностями эмоциональной сферы, которые могут проявляться в течение длительного периода жизни и способствуют фиксации в автобиографической памяти человека вполне определенных образов ранних воспоминаний. Речь идет не о случайных многочисленных детских воспоминаниях, а о самых ранних (знаковых, фундаментальных). Таким образом, мы убеждаемся в том, что эмоциональные переживания детства отражают глубинные, стержневые стороны личности. Причины связи между уровнем тревожности и стилем жизни еще требуют своего детального изучения.

Результаты нашей работы не следует понимать в том смысле, что тревожность и стремление к высоким целям являются полностью отрицательными явлениями. Мы лишь показали, что стиль жизни «Дружба» и низкий уровень тревожности коррелируют с более высокой социальной адаптацией, чем высокий уровень тревожности и, соответственно, стиль жизни «Борьба». Пока еще не исследован вопрос о том, более и менее продуктивны в своей жизни и работе высоко тревожные лица по сравнению с низко тревожными. Также неизвестно, будет ли абсолютное отсутствие тревожности более «оптимальным» состоянием, чем просто ее низкий уровень. Иначе говоря, существует ли некий оптимум личностной тревожности с точки зрения социальной адаптации и продуктивности личности. Это важные вопросы для будущих исследований.

Например, можно наблюдать, что высокую тревожность часто испытывают школьники, которые хорошо и даже отлично учатся, ответственно относятся к учебе, а также успешные люди, достигшие высокого положения в общественной жизни. Такое видимое благополучие достигается ими неоправданно большой ценой и чревато срывами. У таких людей отмечаются вегетативные, невротические и психосоматические нарушения. Тревожность существует как бы вопреки объективно благополучному положению, являясь следствием определенных личностных конфликтов, нарушений в развитии самооценки (наличием противоречий между высокими притязаниями и неуверенностью в себе), а также переживаниями раннего детства.

Зачастую лицам с высоким уровнем тревожности рекомендуется формировать чувство уверенности и успеха, а низкотревожным людям рекомендуется «пробуждение» активности, подчеркивание мотивационных компонентов деятельности, ответственности в решении тех или иных задач. Мы не совсем согласны с приведенными выше рекомендациями, так как убеждены в том, что тревожность необходимо рассматривать индивидуально, конкретно для каждого респондента, учитывая его внутреннюю самооценку и мировосприятие. Так, для одних низкая тревожность это ощущение комфорта и получение удовольствия от самой жизни, а для других — работа с собственными комплексами. Измерение тревожности как свойства личности особенно важно, так как это свойство во многом обуславливает поведение человека. Оценка человеком своего уровня тревожности является существенным компонентом самоконтроля и самовоспитания.

В современной психологии личности, психологии развития (особенно отечественной) пока еще мало разработаны вопросы соотношения разных уровней и функциональных структур, участвующих в регуляции жизнедеятельности, поведения человека. Как и любая настоящая научная работа, данная диссертация ведет к постановке новых вопросов. Так, было бы в дальнейшем интересно изучить уровень личностной тревожности и стиль жизни у представителей творческих профессий по сравнению с работниками регламентируемых видов труда, являющихся в большей мере исполнителями. Интересно исследовать лиц преклонного возраста, лиц, страдающих различными заболеваниями, по сравнению с нормой, перспективно изучение связи личностной тревожности, продуктивности и саморегуляции личности. Перспективным направлением практического использования результатов исследования может быть разработка новых методов коррекции тревожности через осознание индивидом своих целей и способов жизни. Поставленные вопросы в дальнейшем требуют специальных научных исследований. Тем не менее, полученные в работе результаты являются определенным вкладом в развитие научного понимания природы высокой или низкой тревожности. Безусловно, они открывают новые горизонты в исследовании теоретического наследия Альфреда Адлера. Таким образом, можно рассматривать данную работу как завершенное (в отношении поставленных задач) исследование.

Список литературы диссертационного исследования кандидат психологических наук Смирнов, Юрий Алексеевич, 2007 год

1. Адлер А. Воспитание детей. Взаимодействие поло. Ростов — н/Д.: Феникс, 1998.-412 с.

2. Адлер А. О нервическом характере. СПб.: Университетская книга, 1997а.-385 с.

3. Адлер А. Очерки по индивидуальной психологии. М.: Когито Центр, 2002.-218 с.

4. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. СПб.: Питер, 2003.-248 с.

5. Адлер А. Понять природу человека. СПб.: «Академический проект», 19976.-253 с.

6. Акимова М.Г., Козлова В.Т. Психофизиологические особенности индивидуальности школьников: Учет и коррекция. М.: Академия, 2002. -160 с.

7. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М.: Наука, 1977. — 380 с.

8. Анциферова Л.И. О динамическом подходе к психологическому изучению личности // Психол. журн. — 1981. — № 2. — С. 8—18.

9. Анциферова Л.И. Психологические закономерности развития личности взрослого человека и проблема непрерывного образования // Психол. журн. — 1980. — № 2. — С. 52—66.

10. Аракелов Н.Е., Лысенко Е.Е. Психофизиологический метод оценки тревожности // Психологический журнал №2. — 1997. — С. 36-42.

11. Аракелов Н.Е, Шишкова Н. Тревожность: методы ее диагностики и коррекции // Вестник МГУ, сер. Психология 1998 — №1. — С. 18-23.

12. Арбузова E.H. Эмоциональная напряженность младшего школьника: Автореф. дис. .канд. Психол. Наук. СПб., 1999. — 18 с.

13. Артемова Т. А., Ковалева A.B. Психологические и психофизиологические особенности высокотревожных детей младшего школьного возраста//Школа здоровья. 1998.-Т.5, №3-4.-С. 148-159.

14. Астапов В.М. Тревожность у детей. М.: Per Se, 2001. — 160 с.

15. Астапов В.М. Функциональный подход к изучению состояния тревоги // Прикладная психология. 1999. — №1. — С.41-46.

16. Балл Г.А. Понятие адаптации и его значение для психологии личности // Вопросы психологии, 1989, № 1, с. 17-24.

17. Березин Ф.Б. Психическая адаптация и тревога // Психические состояния. СПб.: Питер, 2001. — С. 219-229.

18. Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. JL: Наука, 1988. — 270 с.

19. Берн Э. Трансактивный анализ и психотерапия. СПБ: Братство, 1992. -223 с.

20. Берн Э. Трансактый анализ в психотерапии: системная индивидуальная и социальная психиатрия. М.: Академический проект, 2006.-311 с.

21. Блюм Г. Психоаналитические теории личности. М. КПС, 1996. — 326 с.

22. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М.: Просвещение, 1968. — 234 с.

23. Божович Л.И. Проблемы формирования личности / Избранные психологические труды. Под ред. Фельдштейна Д.И. М.-Воронеж: Институт практической психологии, 1995. — 452 с.

24. Брель Е.Ю. Социально-психологические факторы формирования тревожности у младших школьников и пути ее профилактики и коррекции: Автореф. дис. .канд. психол. Наук. Томск, 1996. — 23 с.

25. Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений. М.: Изд-во МГУ, 1976.-142 с.

26. Водяха С.А. Коррекция тревожности в процессе формирования креативности в раннем юношеском возрасте: Автореф. дис. .канд. психол. наук. Казань, 2000. — 20 с.

27. Вязовец Н.В. Психофизиологическое состояние студентов с высоким уровнем тревожности в процессе обучения // Внедрение достижений психологии педагогики в практику работы вуза. Новосибирск, 1983. -С. 18-19

Читайте также:  Виды деменции в психологии

28. Вяткин Б.А. Темперамент, стресс и успешность деятельности спортсмена в соревнованиях // Стресс и тревога в спорте. М.: Физкультура и спорт, 1983. — С.56 — 64.

29. Ганова Л.А. Феномен агрессивности и особенности личности // Вопросы общей и дифференциальной психологии. Вып. 2. Кемерово: Кузбасс вузиздат, 1998. — С. 108-115.

30. Гордякова О.В. Влияние личностной агрессивности и тревожности подростков подростков на эмоциональное отношение к агрессии в телевизионной рекламе // Психологический журнал. 1999. — Т. 20. — № 4.-С. 96-101.

31. Дорохова М.В. Исследование влияния социально-психологического тренинга на тревожность у подростков // Журнал практического психолога. 1996. — № 6. — С. 27-29.

32. Дорфман Л.Я. Индивидуальный эмоциональный стиль // Вопросы психологии. 1989. — № 5. — С. 88-95.

33. Думитрашку И. Влияние внутрисемейных факторов на формирование индивидуальности // Вопросы психологии. 1991. — №1. — С. 141-142.

34. Забродин Ю.М., Бороздина Л.В., Мусина И.А. Оценка временных интервалов при разном уровне тревожности // Вестник Моск. Ун-та. Сер. 14.- 1983.-№4.-С. 46-54.

35. Залученова Е.А. Соотношение самооценки и уровня притязаний и его влияние на личностные особенности; Автореф. дис. .канд. психол. наук. М., 1995.-24 с.

36. Залученова Е.А., Бороздина Л.В. Связь уровня тревожности с высокой самооценкой и притязаниями // Новые исследования в психологии. №1. -М., 1993. — С. 63-66.

37. Злобина Е.Г. Теорико-методологические предпосылки исследования стиля личности / Стиль жизни личности Киев: Наукова думка, 1982. -С. 56 — 74.

38. Зотова О.И., Кряжева И.К. Методы исследования социально-психологических аспектов адаптации личности // Психологический журнал, 1995, № 4, с. 75 82.

39. Изард К.Е. Психология эмоций. СПб.: Питер, 1999. — 464 с.

40. Ильин Е.П. Нейродинамические особенности личности и эффективность деятельности / Личность и деятельность. Под ред. Крылова А. А. Л.: Наука, 1982. — С. 74-84.

41. Ильин Е.П. Стиль деятельности: новые подходы и аспекты // Вопросы психологии. 1988. — № 6. — С. 85-93.

42. Имедадзе Н.В. Тревожность как фактор учения в дошкольном возрасте // Психологические исследования (сборник). / Под ред. А.С.Прангишвили. Тбилиси, 1966. — С. 49-51.

43. Интегральная индивидуальность, Я-концепция, личность / Под ред. Л.Я.Дорфмана. -М.: Смысл, 2004.-319 с.

44. История зарубежной психологии / Тесты. Под ред. Гальперина П.Я., Ждан А.Н. М.: Московский университет, 1986. — 374 с.

45. Ишутина Е.И. Взаимосвязь уровня социального интеллекта с показаниями тревожности у представителей разнотипных профессий: Автореф. дис. .канд. психол. наук. Барнаул, 2002. — 23 с.

46. Карандашев В.Н., Лебедева М.С., Спилбергер Ч.Д. Изучение оценочной тревожности. Руководство по использованию методики Ч.Спилбергера. СПб.: Речь, 2004. — 80 с.

47. Климов Е.А. Индивидуальный стиль деятельности // Психология индивидуальных различий. Тексты / Под ред. Ю.Б.Гиппенерейтер. М., 1982.-С. 74-77.

48. Конюхов Н.И. Словарь-справочник практического психолога. -Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 1996. с.224.

49. Костина Л.Н. Особенности эмоциональной сферы в учебном процессе детей младшего школьного возраста: Автореф. Дис. .канд. Психол. наук.-СПб., 1992.- 15 с.

50. Кочубей Б.И., Новикова Е.В. Детские тревоги: в школе и дома // Семья и школа, 1988а. № 7. — С. 17-23.

51. Кочубей Б.И., Новикова Е.В. Эмоциональная устойчивость школьника. М.: Знание, 19886. — 80 с.

52. Левин К. Теория поля в социальных науках. СПб.: «Сенсор», 2000. -368 с.

53. Левитов Н.Д. Психическое состояние беспокойства, тревоги // Вопросы психологии. 1969.-№ 1.-С. 131 — 137.

54. Либин A.B. Дифференциальная психология. М.: Эксмо, 2006. — 544 с.

55. Липкина А.И. Самооценка школьника. М.: Знание, 1976. — 84 с.

56. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы в психологии. — М.: Наука, 1984. — 444 с.

57. Лукасик A.B. Взаимосвязь самостоятельности познавателньой деятельности и тревожности личности: Автореф. дис. .канд. психол. наук. Нижний Новгород, 2001. — 18 с.

58. Макшанцева Л.В. Диагностика и профилактика тревожности у дошкольников: Автореф. дис. .канд. психол. наук. -М., 2000. -27 с.

59. Макшанцева Л.В. Тревожность и возможности ее снижения у детей, начинающих посещать детский сад // Психологическая наука и образование. 1998. — №2. — С. 26-34.

60. Мерлин B.C. Деятельность, как опосредующее звено в связи разноуровневых свойств индивидуальности // Проблемы интегрального исследования индивидуальности / Под ред. Мерлин B.C. Пермь, 1978. Вып. 2.-С. 15-40.

61. Мерлин B.C. Очерк интегрального исследования индивидуальности. -М.: Педагогика, 1986. 256 с.

62. Микляева A.B., Румянцева П.В. Школьная тревожность: диагностика, коррекция, развитие. СПб.: Речь, 2004. — 248 с.

63. Мухина B.C. Возрастная психология. Кишинев: Лумина, 1990. — 301 с.

64. Мэй Р. Искусство психологического консультирования. М.: Класс, 1994.-144 с.

65. Мэй Р. Краткое изложение и синтез теорий тревожности // Тревога и тревожность. СПб.: Питер, 2001а. — С. 215 — 224.

66. Мэй Р. Проблема тревоги. М., 2001 б. — с. 142-169.

67. Налчаджян A.A. Социально-психологическая адаптация личности (формы, механизмы, стратегии). Ереван: Изд-во АН АрмССР, 1998. -211 с.

68. Нельсон-Джоунс Р. Теория и практика консультирования. СПб.: Питер, 2000.-464 с.

69. Обухова Л.Ф. Возрастная психология. М.: Педагогическое общество России, 2001.-242 с.

70. Основы психологии: Практикум / Ред.-сост. Л.Д.Столяренко. Ростов н/Д: «Феникс», 2001. — 704 с., 2001

71. Пасынкова Н.Б. Связь уровня тревожности подростков с эффективностью их интеллектуальной деятельности // Психологический журнал. 1996. Т.17. — № 1. — С. 169-170.

72. Прихожан A.M. Тревожность у детей и подростков: психологическая природа и возрастная динамика. Москва: Психолого-социальный институт; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2000. — 304 с.

73. Прихожан A.M. Изучение личностной тревожности в контексте теории Л.И.Божович // Формирование личности в онтогенезе: Сб. науч. Трудов. -М.: Изд-во АПН ССР, 1991. С. 91-98.

74. Прихожан A.M. Причины, профилактика и преодоление тревожности // Психологическая наука и образование. 1998. — №2. — С. 11-17.

75. Психологические тесты / Под ред. А.А.Карелина: В 2 т. М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2000. — Т. 1. — 312 с.

76. Психологический словарь / Под. Ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерякова. М.: Наука, 1997. — с. 386.

77. Психология личности / Под ред. Райгородского Д.Я.: В 2 т. Самара: Бахрах-м. 2000. — Т. 1. — 334 с.

78. Психология личности. Под ред. Райгородского Д.Я.: В 2 т. Самара: Бахрах-м. 2000. — Т.2. — 314 с.

79. Психология человека от рождения до смерти / Под ред. А.А.Реана. -СПб.: «прайм-ЕВРОЗНАК», 2005.-416 с.

80. Рейковский Я. Экспериментальная психология эмоций. М.: Прогресс, 1979.-392 с.

81. Рогов Е.И. Настольная книга практического психолога: Учебное пособие. М.: Знание, 1996. — 234 с.

82. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М.: Прогресс, 1994.-480 с.

83. Роджерс К. Консультирование и психотерапия: Новейшие подходы в области практической работы. М.: Эксмо-пресс, 1999. — 464 с.

84. Рояк A.A. Психологический конфликт и особенности индивидуального развития личности ребенка. М.: Педагогика. 1988. -156 с.

85. Рубинштейн C.JI. Проблемы общей психологии. СПб.: Питер Ком, 1998. — 705 с.

86. Сапогова Е.Е. Психология развития человека. М.: Аспект Пресс, 2001.-460 с.

87. Сидоренко Е.В. Комплекс неполноценности и анализ ранних воспоминаний А. Адлера. СПб.: СПБГУ, 1993. — 203 с.

88. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. -СПб.: Соц.-психол. центр, 2000. 349 с.

89. Сидоренко Е.В. Терапия и тренинг по Альфреду Адлеру. СПб.: Речь. 2002 — 346 с.

90. Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. -М.: Изд-во Моск. ун-та., 1989.-213 с.

91. Солдатова E.JL, Лаврова Т.Н. Психология развития и возрастная психология. Онтогенез и дизонтогенез. Ростов н/Д: Феникс, 2004. — 384 с.

92. Социальная психология личности / Под ред. Лабунской В.А. М.: Гардарики, 1999. — 236 с.

93. Стиль человека: психологический анализ / Под ред. Либина А. М.: Смысл, 1998.-218 с.

94. Стресс и тревога в спорте: Международный сборник научных статей / Сост. Ю.Л.Ханин. М., 1983. — 288 с.

95. Тайны сознания и бессознательного. Хрестоматия / Сост. К.В. Сельченок. Минск: Харвест, 1998. — 496 с.

96. Творогова Н.Д. Страх и тревожность / Психология. Лекции для студентов медицинских вузов. -М.:ВУНМЦ, 1998, С.271-275.

97. Толочек В.А. Стили деятельности: Модель стилей с изменчивыми условиями деятельности. М.: Мысль, 1992. — 76 с.

98. Толочек В.А. Стили профессиональной деятельности. М.: Смысл,2000.-199 с.

99. Фейджмен Дж., Фрейгер Г. Личность и личностный рост. М.: ВЦП, 1985.- 165 с.

100. Франки В. Доктор и душа. СПб.: «Ювента», 1997. — 288 с.

101. Франки В. Психотерапия на практике. СПб.: Питер, 2001. 256 с.

102. Франц А., Шелтон С. Человек и его душа: познание и врачевание от древности и до наших дней. М.: Прогресс-Культура, 1995. — 625 с.

103. Фрейд 3. Введение в психоанализ. СПб.: Питер, 2001а. — 384 с.

104. Фрейд 3. Влечения и их судьба. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1999. -432 с.

105. Фрейд 3. Я и Оно: Сочинения. М,: Изд-во ЭКСМО-Пресс; Харьков: Изд-во «Фолио», 20016. — 864 с.

106. Фрейджер Р. Личность: теории, эксперименты, упражнения. СПб.:2001.-864 с.

107. Холл К., Линдсей Г. Теории личности. М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1999.-592 с.

108. Холодная М.А. Когнитивные стили: о природе индивидуального ума. -М.: Мысль, 2002.-214 с.

109. Хорни К. Невроз и личностный рост. Борьба за самореализацию. -СПб.: Изд-во Восточно-Европейского института психоанализа, 1997а. -316 с.

110. Хорни К. Психология женщины. Невротическая личность нашего времени. М.: Издательство «Смысл», 19976. — 496 с.

111. Хорни К. Новые пути в психоанализе; Самоанализ. М.: Издательство «Смысл», 1997в.-544с.

112. Хьел Л., Зиглер Д. Теории личности. СПб.: Питер, 2001. — 608 с.

113. Шкуратова И.П. Гипотетическая структура инструментальной стороны индивидуальности / Системное исследование индивидуальности.-Пермь, 1991.-С. 121-123.

114. Элкинд Д. Эрик Эриксон и восемь стадий человеческой жизни. М.: Дайджест, 1996. — 168 с.

115. Эльконин Д.Б. Детская психология. -М.: Академия, 2005. 383 е.

116. Эльконин Д.Б. Психическое развитие в детских возрастах. Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995. — 365 с.

117. Эриксон Э. Детство и общество. СПб.: «Универсальная книга», 1996.-204 с.

118. Юнг К.Г. Конфликты детской души. М. Канон, 1997. — 216 с.

119. Ядов В.А. Социологическое исследование: методология, программа, методы. М. Наука. 1987.

120. Adler A. What life should mean to you // Ed. By A. Porter. London: George Allen & Unwin Ltd., 1932. — 300 p.

121. Adler A. Indiwidual psychology of Alfred Adler. A systematic presentation in selection of his writings edited and annotated by H. L. Ansbacher, R.R. Ansbacher. New — York: Basik Books, 1956. — 503p.

122. Anxiety and Behaviour. // Ed. By Ch.D. Spielberger. N.Y., 1966.

123. Birney R., Burdiek H., Teevan R. Cognition, anxiety and psychophisiological disorders. // Anxiety,Current trends in Theory’ and Research. V.2. -N.Y., 1972.

124. Catell R.B., Scheier I.N., The Meaning and Measurement of Neuroticism and Anxienty. N.Y., 1961.

125. Clark J.V., Arkowitz M., Social anxiety and self-evalution of interpersonal performance///psychological Reports/- 1975 (Feb.). V. 36. №17

126. Davidson W.Z., Andrews J.W., Ross S. Effects of stress and anxiety on continuous high-speed color naming. // Experimental Psychology. N.Y., 1956.

127. May R. The Meaning of Anxiety. N.Y., 1950.

128. Erkstein D., Baruth L. & Mahrer D. Life style: What it is and how to do it. -Chicago: Alfred Adler Institute, 1975.

129. Steiner C.M. Skripts People life. Toronto, etc.: Bantam Books, 1974. -388 p.

130. Tam I. Life Style Analisis Group // Individual Psychology: The Journal of Adlerian Therapy, Research and Practice. 1985. — Vol. 41. — № 4. — 552 p.

131. Walters R.H. Anxiety and social reinforcement. Paper real at American Psych. Association Meebing, 1961.

132. Опросник оценки уровня личностной тревожности (Ч.Д. Спилбергер, Ю.Л. Ханин)

133. Почти „ тт Почти Иногда Частоникогда21. Я испытываю удовольствие.22. Я очень быстро устаю.23. Я легко могу заплакать.

134. Я хотел бы быть таким же счастливым, как и другие.

135. Я проигрываю потому, что недостаточно быстро принимаю решения.

136. Обычно я чувствую себя бодрым.

137. Я спокоен, хладнокровен и собран.

138. Ожидаемые трудности обычно тревожат меня.

139. Я слишком переживаю из-за пустяков.30. Я вполне счастлив.

140. Я принимаю все слишком близко к сердцу.

141. Мне не хватает уверенности в себе.

142. Обычно я чувствую себя в безопасности.

143. Я стараюсь избегать критических ситуаций.35. У меня бывает хандра.36.Я доволен.

144. Всякие пустяки отвлекают и волнуют меня.

145. Я так сильно переживаю свои разочарования, что потом долго не могу о них забыть.39. Я уравновешенный человек.

146. Меня охватывает сильное беспокойство, когда я думаю о своих делах и заботах.2 2 22 2 2 2 2 2 2 2 2 2 2 2 22 23 3 33 3 3 3 3 3 3 3 3 3 3 3 33 3всегда 444 4

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Научная электронная библиотека disserCat — современная наука РФ, статьи, диссертационные исследования, научная литература, тексты авторефератов диссертаций.

источник