Сосудистые деменции встречаются чаще встречаются у

Сосудистая деменция (слабоумие) – это мультифакторное страдание, при котором когнитивный дефект развивается благодаря сосудистой недостаточности с развитием поражения белого вещества головного мозга и вторичных нейродегенеративных процессов.

Под сосудистой деменцией (СД) понимается снижение когнитивных функций (слабоумие), приводящее к ограничениям активности в повседневной жизни, вследствие ишемического или геморрагического цереброваскулярного заболевания, либо кардиоваскулярных расстройств или нарушений системной гемодинамики, приводящих в конечном итоге к повреждению отделов головного мозга, ответственных за осуществление мнестических и других когнитивных функций, а также поведения.

Заболеваемость сосудистой деменцией составляет 612 случаев на 1000 населения старше 70 лет в год. По статистике сосудистые деменции (СД) составляют 10-20% среди всех типов деменции. В развитии сосудистой деменции принимают участие различные факторы риска, среди которых важнейшими являются: артериальная гипертензия, патология интракраниальных сосудов, гиперлипидемия, курение, прием оральных контрацептивов, наследственность, возраст. К СД могут приводить лакунарные инфаркты, кортикальные и субкортикальные инфаркты, диффузные поражения белого вещества полушарий головного; мозга, кардиогенные эмболии, гемодинамические (гипотензивные) инфаркты, паренхиматозное кровоизлияние на фоне артериальной гипертензии, лобарное кровоизлияние, субарахноидальное кровоизлияние. Поскольку различные типы сосудистой деменции имеют одинаковые факторы риска, то они часто развиваются в комбинации. Именно подобные комбинированные варианты чаще всего и встречаются в практической деятельности. При этом выраженность клинических нарушений определяется усилением взаимного влияния различных патогенетических факторов, а не просто их суммированием.

Таким образом, СД по патогенезу относят к смешанному кортикально-субкортикальному типу. Выделяют 8 субтипов СД: болезнь Бисвангера, лакунарный статус, генетически детерминированные формы (CADASIL, фамильная амилоидная ангиопатия и коагулопатия). Несмотря на различие патологических форм заболевания в патофизиологическом смысле существуют определенные условия для развития деменции у пациента с сосудистой патологией:

  • утрата критической массы вещества мозга с измененным метаболизмом (50-100 мл);
  • локализация в стратегически важных зонах (гиппокапм, таламус, глубинные височные отделы, мозолистое тело);
  • феномен корково-подкоркового разобщения.

В соответствии с критериями DSM-III-R выделяют 5 диагностических признаков деменции:

  1. нарушение краткосрочной и долгосрочной памяти;
  2. снижение одной из когнитивных функций;
  3. достаточно заметное нарушение повседневной активности;
  4. отсутствие помрачения сознания;
  5. отсутствие эндогенной депрессии (псевдодеменции).

В соответствии с МКБ-10 для постановки диагноза СД дефект памяти и когнитивных функций должен наблюдаться не менее чем в течение 6 последних месяцев. Для оценки состояния когнитивных функций и степени тяжести слабоумия пациента применяют ряд психометрических шкал и тестов. Краткая шкала оценки психического статуса MMSE позволяет оценить состояние когнитивных функций испытуемого (кратковременной и оперативной памяти, способности к концентрации внимания, понимания обращенной речи, восприятия речи на слух и в письменной виде, праксиса) и уровень их нарушения. Критерием установления деменции служат 23 балла и ниже по шкале MMSE. Шкала общего ухудшения когнитивных функций (GDS) позволяет измерить степень тяжести слабоумия. Критериями становления деменции служат 4 балла и выше по данной шкале. Шкала тяжести деменции (CDR) содержит признаки, по которым критериям деменции соответствует 1 и более стадии по шкале C’DR. Батарею лобной дисфункции применяют для скрининга слабоумия с преимущественным поражением лобных долей или подкорковых церебральных структур, когда чувствительность MMSE может быть недостаточной. Критерием наличия деменции является результат 11 баллов и менее. Тест рисования часов: деменции соответствует количественная оценка в 9 баллов и ниже.

Для симптомов сосудистой деменции типичны эмоциональные расстройства в виде снижения фона настроения, подавленности или апатии, утраты интереса к окружающему (когнитивные нарушения по «лобному» типу). Характерна эмоциональная лабильность (быстрая смена настроения, плаксивость или раздражительность), нарушение памяти и внимания, замедленность мышления, трудности при переключении вида деятельности. Кроме того, у больных СД отмечается снижение способности к самокритике и сохранению чувства дистанции, повышенная импульсивность и отвлекаемость, асоциальность, дурашливость, плоский юмор. Вторичные нейродегенеративные изменения проявляются, прежде всего, прогрессирующим нарушением: памяти (забывает недавние события, но сохраняются воспоминания об отдаленных событиях), пространственной ориентировки и речи.

При сосудистом генезе слабоумия чаще (в 10-33% случаев), чем при деменциях первично-дегенеративного генеза, отмечаются эпилептические припадки. Очаговая: двигательная симптоматика имеется у 30% больных, у 15% — дизартрия, у14% — сенсорные расстройства, у 10-21% — нарушения полей зрения. При, этом нарушения ходьбы выявляются от 27 до 100% случаев СД (почти во всех случаях болезни Бинсвангера, CADASIL и других семейных вариантах сосудистой деменции). Считается, что нарушения ходьбы являются ранним и весьма специфичным клиническим маркером деменции сосудистого генеза, впрочем, как и нарушения мочеиспускания центрального генеза которые отмечаются почти у 90% больных.

По своим клиническим проявлениям слабоумие сосудистого генеза с доминированием лобных или лобно-субкортикальных расстройств может напоминать фронто-темпоральную деменцию или нормотензивную гидроцефалию (триада Хакима-Адамса). Причиной развития лобного дефекта при сосудистой деменции, помимо выраженных изменений белого вещества полушарий головного мозга, могут быть инфаркты лобной локализации, как кортикальные, так и субкортикальные, а также билатеральные инфаркты в области хвостатых ядер и таламуса. в последнем случае у больных может также выявляться хореоатетоз, что требует проведения дифференциального диагноза с хореей Гентингтона. Возникновение инфарктов в теменно-височных отделах, особенно доминантного полушария, может приводить к клинической картине, напоминающей проявления болезни Альцгеймера (Gustafson L., Passant U., 2004).

Для СД считается весьма характерным флюктуирующее течение ( 30% больных), ступенеобразное прогрессирование и преходящие эпизоды дезориентировки и спутанности (Leys D.. Englund Е., Erkinjuntti Т, 2002). Причем выраженность нарушений может, весьма значительно, варьировал даже в течение одних суток; не редкость и то, что у некоторых больных может отмечаться непродолжительное восстановление когнитивного дефекта почти до нормального уровня. Все это свидетельствует о комплексности и вариабельности состояния церебральной гемодинамики, определяющего клинические нарушения у данной категории больных. Возможно, что в основе улучшения лежат процессы функциональной компенсации за счет окружающей зону инфаркта непораженной ткани. Причиной флюктуаций у больных сосудистой деменцией, помимо соматических расстройств, могут быть психологические нагрузки.

  1. риск развития сосудистой деменции – наличие сосудистых факторов риска;
  2. начальное ишемическое поражение головного мозга – сосудистые изменения выявляются при патоморфологическом или нейровизуализационном исследовании, однако клиническая симптоматика отсутствует («тихие» инфаркты, лейкоареоз);
  3. начальная симптоматическая стадия – постановка диагноза сосудистой деменции на этой стадии затруднительна из-за не столь выраженного когнитивного дефекта, выявляемого только при нейропсихологическом тестировании;
  4. клинический диагноз умеренных когнитивных нарушений сосудистого генеза;
  5. клинический диагноз сосудистой деменции;
  6. выраженная сосудистая деменция;
  7. летальный исход.

Непосредственной причиной летального исхода являются пневмония, инсульт (нередко повторный) или инфаркт миокарда.

В сложных случаях для диагностики СД применяют ишемическую шкалу Хачинского, которая помогает дифференцировать мультиинфарктную деменцию от болезни Альцгеймера, однако ее ценность для диагностики безинсультных форм сосудистой деменции, а также смешанной деменции остается низкой. Таким образом, с помощью этой шкалы удается с относительно высокой точностью диагностировать лишь один из вариантов сосудистой деменции – мультиинфарктную деменцию.

Шкала Хачинского (Hachinski et al, 1975) включает следующие критерии:

  1. внезапное начало (2 балла),
  2. ступенеобразное течение (1 балл),
  3. наличие флюктуаций (2 балла),
  4. ночная спутанность (1 балл),
  5. относительная сохранность личности (1 балл),
  6. депрессия (1 балл),
  7. соматические жалобы (1 балл),
  8. эмоциональная лабильность (1 балл),
  9. АГ (в анамнезе или в настоящее время) (1 балл),
  10. инсульт в анамнезе (2 балла),
  11. другие (соматические) признаки атеросклероза (1 балл),
  12. субъективная неврологическая симптоматика (2 балла),
  13. объективная неврологическая симптоматика (2 балла).

Оценка свыше 7 баллов предполагает сосудистую причину деменции, 4 и менее баллов – не подтверждает сосудистую этиологию процесса. Наиболее значимыми признаками ишемической шкалы Хачинского, которые; отличают мультиинфарктную деменцию от болезни Альцгеймера, является острое начало, ступенеобразное прогрессирование и флюктуирующее течение заболевания, наличие артериальной гипертензии, инсульта в анамнезе и очаговой неврологической симптоматики.

Наиболее широко в настоящее время используются критерии сосудистой деменции, предложенные NINDS-AIREN рабочей группой National Institut of Neurological Disorders and Stroke – Association Internationale pour la Recherch et l’Enseignement en Neurosciences (Roman et al., 1993). Эти критерии, также как критерии МКБ-10, основываются на концепции инфаркта. Для постановки диагноза «сосудистая деменция» в соответствии с критериями NINDS-AIREN необходимо выполнение трех условий: наличие деменции, проявления цереброваскулярного заболевания (анамнестические, клинические, нейровизуализационные), причинно-следственная связь между этими двумя условиями. Для этого необходимо наличие одного или более из следующих признаков: развитие деменции в первые 3 месяца после подтвержденного инсульта, внезапное (острое) начало когнитивных нарушений, флюктуирующее, ступенеобразное прогрессирование когнитивного дефекта.

Также выделяют «вероятную», «возможную» и «определенную» сосудистую деменцию. Для диагностики «вероятной» сосудистой деменции необходимо помимо вышеуказанных признаков появление на ранних стадиях заболевания нарушений ходьбы и тазовых расстройств, указание в анамнезе на пошатывание или частые ничем не спровоцированные падения, псевдобульбарный паралич, эмоционально-личностные расстройства. Критериями диагноза «возможной» сосудистой деменции являются очаговая неврологическая симптоматика при отсутствии объективных подтверждений сосудистого заболевания или четкой временной связи между деменцией и инсультом, трудноуловимое начало заболевания и вариабельное течение (эпизоды «плато» или улучшения) когнитивного дефекта в сочетании с проявлениями цереброваскулярного заболевания. «Определенная» сосудистая деменция диагностируется при наличии клинических критериев вероятной сосудистой деменции и гистопатологических признаков цереброваскулярного заболевания, полученных при аутопсии или биопсии.

В критериях МКБ-10 СД трактуется как «результат церебральных инфарктов вследствие сосудистого заболевания, включая цереброваскулярные расстройства, обусловленные артериальной гипертензией». В соответствии с этими критериями, для диагностики СД необходимо наличие деменции, непропорционального когнитивного дефекта (в одних когнитивных сферах нарушения могут быть выражены значительно, другие сферы могут быть сохранны), очаговой неврологической симптоматики (по меньшей мере одно из следующих – центральный гемипарез, одностороннее повышение глубоких рефлексов, патологические стопные рефлексы, псевдобульбарный паралич) и признаков выраженного цереброваскулярного заболевания, которое этиологически связано с деменцией (инсульт в анамнезе, признаки церебрального инфаркта). В зависимости от нарушений в повседневной активности больного выделяют три степени тяжести снижения памяти и когнитивных нарушений – легкие, умеренные и тяжелые.

В МКБ-10 выделены различные типы сосудистой деменции: деменция с острым началом, мультиинфарктная деменция, субкортикальная деменция, смешанная кортикальная и субкортикальная формы сосудистой деменции.

Деменция с острым началом характеризуется возникновением в течение первого месяца (но нс более 3 месяцев) после инсульта, как правило, ишемического, в редких случаях причиной может быть массивное кровоизлияние. Мультиинфарктная СД является преимущественно корковой, начало носит постепенный характер (в течение 3-6 месяцев), развивается после серии малых ишемических эпизодов, между которыми могут быть периоды клинического улучшения. Для кортикальной (чаще мупьтиинфарктной) сосудистой деменции характерно, помимо внезапного начала, наличие асимметричной очаговой неврологической симптоматики (нарушения полей зрения, гемипарез, асимметрия рефлексов). Нарушения в когнитивной сфере при этом типе довольно разнообразны, что обусловлено локализацией очагов. У больных с субкортикальным типом сосудистой деменции, как правило, имеется артериальная гипертензия и признаки (клинические и инструментальные) сосудистого поражения глубинных отделов белого вещества полушарий головного мозга с сохранностью коры. Клинически субкортикальный тип характеризуется наличием двусторонней пирамидной симптоматики, чаще в ногах, могут выявляться изолированные гемипарезы, нарушения ходьбы, недержание мочи, дизартрия, положительные аксиальные рефлексы, насильственный плач и смех, паркинсонизм и депрессия. При нейропсихологическом исследовании выявляется замедление психических процессов, нарушения исполнительных функций, аспонтанность и апатия. Развитие субкортикальной сосудистой деменции связано с гемодинамическими нарушениями, повреждением сосудистой стенки, нарушением гематоэнцефалического барьера. У пожилых людей к факторам риска этого типа деменции, помимо артериальной гипертензии, относят метаболические нарушения – ожирение, сахарный диабет и гиперхолестеринемию, а также курение и низкий уровень образования. Возможно одновременное наличие у больных клинических признаков как кортикальной, так и субкортикальной сосудистой деменции, что подтверждается данными нейровизуализации.

МРТ-показатели сосудистого поражения головного мозга имеют значение только в совокупности с клиническими данными. Отсутствие сосудистого поражения мозга по данным МРТ свидетельствует против сосудистой этиологии деменции.

Нейровизуализациопиыми МРТ-критериями сосудистого поражения головного мозга являются:

  1. наличие единичных или множественных крупных или средней величины инфарктов в коре больших полушарий или подкорковой области, либо;
  2. наличие множественных лакунарных инфарктов в подкорковой области или в белом веществе либо;
  3. достаточно распространенное (не менее 1\4 площади) снижение плотности подкоркового белого вещества (лейкоареоз).

Сосудистая деменция (слабоумие) неоднородна по своему морфологическому субстрату. В критериях NINDS-AIREN выделено несколько подтипов СД.

  1. Мультиинфарктная деменция.
  2. Деменция вследствие инфарктов в «стратегических» областях.
  3. Деменция вследствие поражения мелких сосудов – субкортикальная (включая болезнь Бисвангера) и кортикальная.
  4. Гипоперфузионная деменция.
  5. Комбинация перечисленных выше и других, пока недостаточно хорошо изученных факторов.
Читайте также:  Методика исправления заикания у детей

При мулътиинфарктной деменции на МРТ обнаруживаются множественные большие по размеру инфаркты в коре и субкортикальном веществе головного мозга, вызванные тромбозом церебральных артерий крупного размера.

Деменция при инфарктах в стратегически значимых для когнитивных функций зонах мозга развивается при поражении таких областей, как лобные доли, теменно-височно-затылочные области мозга, медио-базальные отделы височных долей, передние и средние отделы таламуса, бледный шар, зубчатое ядро полушарий мозжечка. Деменция в этих случаях обусловлена нарушениями интегративной деятельности мозга за счет перерыва ассоциативных связей между различными отделами коры, снижением активирующего влияния со стороны ретикулярной формации и развитием симптомов очагового нарушения высших психических функций.

Согласно критериям NINDS-AIREN, стратегически важными для когнитивных функций являются:

  1. двусторонние обширные инсульты в бассейнах ПМА;
  2. левосторонний обширный инсульт и бассейне ЗМА, но только при наличии парамедианного таламического инфаркта, затрагивающего не менее 1\2 таламуса или поражения медиальной височной доли, охватывающего не менее 1\2 височной доли;
  3. левосторонний обширный инсульт, затрагивающий одну из ассоциативных областей: теменно-височная или височно-затылочная, включающая заднюю область над гиппокампом, ангулярная извилина;
  4. левосторонний обширный инсульт в одной из зон водораздела: верхняя фронтальная или теменная доли;
  5. не менее 2 очагов в двух подкорковых узлах и, по меньшей мере, 2 лакуны в белом веществе лобных долей размером не менее 2 мм;
  6. двусторонние таламические очаги размером не менее I см или 2 и более повреждения в таламусе.

Субкортикальный вариант сосудистой деменции по некоторым своим клиническим и нейровизуализационным проявлениям может напоминать нормотензивную гидроцефалию. При МРТ и в том, и в другом случае выявляется выраженное расширение желудочковой системы головного мозга. Однако для СД характерно наличие инфарктов и выраженный субкортикальный лейкоареоз; для нормотензивной гидроцефалии инфаркты не характерны, а лейкоареоз встречается гораздо реже и локализуется перивентрикулярно. При СД расширение боковых желудочков соответствует выраженности, перивентрикулярного лейкоареоза.

Патологические изменения мозга при болезни Бисвангера включают обширную диффузную или пятнистую демиелинизацию семиовального центра, исключая U-волокна, астроцитарный глиоз, микрокисты (лакунарные инфаркты) в подкорковом белом и сером веществе. Возможны единичные, корковые инфаркты. Характерно выраженное истончение, склероз и гиалиноз мелких мозговых сосудов, питающих подкорковую область, расширение периваскулярных пространств – «статус криброзус». На МРТ-изображениях характерные для энцефалопатии изменения белого подкоркового вещества; обнаруживаются в виде билатеральных симметричных зон диффузного или пятнистого понижения его плотности или повышения сигнала на Т2-ВИ (так называемого лейкоареоза), не затрагивающих субкортикальные дугообразные волокна и расположенных перивентрикулярно и/или в семиовальном центре, нередко в сочетании с лакунарными инфарктами. Выявляется также расширение желудочков, в первую очередь боковых, в меньшей степени – расширение субарахноидального пространства полушарий мозга. У большинства больных диффузные изменения сочетаются с небольшими; очагами в глубоких отделах полушарий мозга (постинфарктные и постгеморрагические кисты). С течением времени лейкоареоз нарастает, причем параллельно с этим усиливаются когнитивные нарушения.

Деменция, обусловленная гипоперфузией мозга, возникает при остановке сердца и падении АД. В ее основе лежит глобальная или ограниченная ишемия мозга с поражением зон смежного кровоснабжения.

При описании клинической картины хронических форм нарушений мозгового кровообращения, как при НПНКМ, так и при ДЭ, необходимо учитывать роль сосудистого бассейна, в котором преобладают гемодинамические нарушения. Локализация сосудистых изменений может наблюдаться как отдельно в каротидном или вертебрально-базилярном бассейнах, так и одновременно во всех магистральных сосудах головного мозга.

источник

Сосудистая деменция — это приобретенное слабоумие, которое характеризуется стойким снижением познавательской деятельности и частичная утрата ранее усвоенных знаний или навыков. При этом заболевании наблюдается распад уже раннее существовавших психических функций, в результате сосудистого поражения головного мозга.

В отличие от других форм слабоумия (олигофрения, врожденного или приобретенного в младенческом возрасте), которые носят характер недоразвития психической деятельности, сосудистая деменция — это нарушение уже сформированных психических функций в результате поражения сосудов головного мозга человека.

МРТ-признаки сосудистой деменции (А – множественные очаги ишемии слева, В – наличие обширного лейкоареоза и очага ишемии справа)

острое нарушение кровоснабжения участка головного мозга в результате тромбоза сосуда;

  • хроническая ишемизация при гипоперфузии отдельных участков;
  • нарушение проницаемости гематоэнцефалического барьера;
  • кровоизлияние в структуры головного мозга.
  • Важно учитывать инвалюционные изменения головного мозга у лиц пожилого возраста. Мозг пожилого человека по-другому реагирует на сосудистые поражения, чем мозг у молодых людей, отсюда и сосуществование болезни Альцгеймера и сосудистой деменции.

    Сосудистые деменции составляют 15% от всего количества приобретенного и врожденного слабоумия. Распространенность их среди мужского и женского населения одинаковая, однако, у людей в возрасте 65 лет и старше — симптомы сосудистого поражения головного мозга чаще встречаются у лиц мужского пола. Сосудистая деменция занимает лидирующее положение среди сосудистых заболеваний головного мозга (после болезни Альцгеймера) в таких странах, как России, Финляндии и стран Азии (Китай и Япония). Деменция является мировой социальной проблемой, учитывая рост сердечно-сосудистых заболеваний и тенденцию к старению населения. Она входит в число самых дорогостоящих болезней для медицины.

    При поражения сосудов головного мозга память страдает редко, на первый план в симптоматике этого заболевания выходят нарушения двигательных функций больного и когнитивные расстройства. В основе патофизиологии сосудистой деменции лежит нарушение связи между различными отделами коры и образованиями головного мозга, приводящие в дальнейшем к разобщению его функций.

    Основными этиологическими факторами развития сосудистой деменции являются заболевания сосудистого или кардиального характера:

    1. Гипертоническая болезнь;
    2. Атеросклероз сосудов головного мозга;
    3. Поражение сосудистой стенки при васкулитах;
    4. Тромбоэмболии при эндокардитах.;
    5. Поражение сосудов при ревматизме;
    6. Врожденные аномалии сосудов (аневризма).

    Сосудистая деменция , по сути, является не самостоятельным заболеванием, а синдромом и имеет генетическую предрасположенность.

    Факторами, которые оказывают существенное влияние на развитие сосудистой патологии, являются гиперлипидемия и сахарный диабет, ожирение, алкогольная и никотиновая интоксикация.

    На первой стадии этого заболевания (псевдоневрастеническая) у больного выражены симптомы повышенной раздражительности, эмоциональной неустойчивости, нетерпимости к окружающим людям. Многие пациенты жалуются на головные боли и головокружения, нарушение сна (бессонница ночью и сонливость в течение дня). Возможны колебания суточного артериального давления. На первое место в психопатологической картине этого заболевания выходит астенический синдром, с различными тревожно-депрессивными симптомами. Некоторые больные бояться оставаться дома одни, ездить в общественном транспорте, страх перед незначительными физическими нагрузками. В первой стадии заболевания у больных преобладают симптомы ипохондрии, а все внутренние переживания носят сверхценный или навязчивый характер.

    Вторая стадия сосудистой деменции наступает на фоне дисциркуляторной энцефалопатии, происходит ухудшение психопатологических симптомов и нарастает тревожно-депрессивный синдром. У некоторых больных могут наблюдаться симптомы нарушения сознания (оглушенность, делирий, сумеречные состояния). В этой стадии заболевания у больных возникает галлюциноз и после этого возникают бредовые состояния. Больным кажется, что их пытаются отравить, их преследуют. Такие бредовые идеи носят отрывочный характер (не систематизированный). У больных происходит нарушение мышления, памяти и внимания. Нарушение памяти в виде амнезии – сначала забываются ближайшие события из жизни, а затем и отдаленные.

    МРТ_картина поражения вещества головного мозга при СД (А – кортико-кортикальный окципито-темпоральный инфаркт; Б – Бинсвангеровский тип поражения субкортикального белого вещества;

    Характерным проявлением сосудистых расстройств является слабодушие. Больные становятся очень эмоциональными и чувствительными. Они плачут по всяким незначительным поводам (после просмотра телесериала), при этом они легко переходят от слез к улыбке. По мере прогрессирования заболевания заостряются личностные черты характера, которые раньше были компенсированы и незаметны для окружающих. У мнительных людей развивается повышенная подозрительность, а у экономных людей — скупость, у недоброжелательных — злобность. Такие изменения в характере человека ухудшают его адаптацию в обществе и портят взаимоотношения с родственниками.

    В третьей стадии заболевания усиливаются симптомы нарушения памяти и на их фоне отмечаются когнитивные расстройства. У больных на третьей стадии очень быстро развивается деменция. У пациентов отмечается дальнейшее изменение личности в виде сужения круга интересов. У некоторых пациентов отмечается беспечность с эйфорическим настроением, происходит потеря чувства меры, такта, возможна расторможенность влечений. Некоторые больные в этой стадии заболевания имеют неконтролируемый аппетит, хорошо и много кушают, но не помнят этого. У части больных происходит снижение активности, инициативы, они становятся равнодушными и безучастными ко всему происходящему, могут часами сидеть или лежать.

    В третью стадию сосудистой деменции возможно возникновение слухового и зрительного галлюциноза, повторяются эпилиптиформные припадки. С ухудшением общего состояния нарастают и неврологические симптомы — повышение мышечного тонуса, тремор конечностей и головы, нарушение статики и координации движений, миоз, вялая реакция зрачков на свет, очаговые симптомы. В этой стадии заболевания возможны тяжелые неврологические осложнения — инсульты, с развитием парезов и параличей , а также афазии и апраксии. Сосудистая деменция может иметь несколько вариантов течения: сосудистая деменция с острым началом, мультиинфарктная деменция и подкорковая сосудистая деменция.

    Степень тяжести сосудистой деменции определяется активностью пациента и его самостоятельностью.

    При легкой степени этого заболевания происходит отчетливое ограничение профессиональной деятельности и социальной активности, но больные способны жить самостоятельно, соблюдают личную гигиену и их интеллект сильно не нарушен.

    При средней степени сосудистой деменции у больных возникают трудности при самостоятельном проживании, за ними нужен определенный контроль родственников и у них заметно снижается память, внимание и интеллект.

    При тяжелой степени этого заболевания активность больных в повседневной жизни нарушена, за ними необходимо постоянно наблюдать и контролировать, они не способны соблюдать минимальную личную гигиену. В этой стадии заболевания выражены двигательные нарушения и интеллект.

    Неврологическая симптоматика при сосудистой деменции имеет свои особенности:

    • У больных развивается псевдобульбарный синдром, он включает в себя нарушение артикуляции и тембра голоса. В более редких случаях возможно нарушение акта глотания, не естественный смех и плач;
    • У больного изменяется походка (многие пожилые люди шаркают, семенят или имеют походку «лыжника»);
    • « Сосудистый паркинсонизм» — у больных отмечается застывшая мимика лица, снижена артикуляция речи и жестикуляция, замедленны все движения.

    Продолжительность жизни больного зависит от ухода за ним и наблюдения. Смерть больного может наступить от судорожного припадка или при присоединении вторичной инфекции (сепсис, пневмония, пролежни).

    MPT-снимок головного мозга при сосудистой деменции

    Для диагностики сосудистой деменции необходимы не только данные анамнеза, клинического осмотра и жалоб больного, но и нейропсихологические исследования. Нейровизуализацию пораженных структур головного мозга проводят с помощью компьютерной томографии и ядерно-магнитного резонанса.

    Необходимо проводить дифференциальную диагностику между депрессией в старческом возрасте и деменции сосудистого характера. При депрессии больной обычно ориентирован, знает, где ему искать помощь, субъективные жалобы более выражены, чем объективное состояние. У пожилого пациента с депрессией чувство вины и безысходности и общее состояние ухудшается в утренние часы. При сосудистых поражениях головного мозга у пожилого пациента жалобы отсутствуют, он обычно дезориентирован, характерны симптомы эмоциональной лабильности и быстрой смены настроения, обычно человек негативно настроен и обвиняет во всем окружающих.

    Сосудистая деменция не имеет специфического лечения.

    Медикаментозная терапия направлена на поддержание жизненноважных функций организма, лечение основного заболевания. Сосудистая деменция не играет в существенную роль на продолжительность жизни больного. При прогрессировании сосудистой деменции больные не способны самостоятельно себя обслуживать и соблюдать гигиенические навыки, они нуждаются в постоянном уходе и надзоре, иногда в условиях психо-неврологического интерната.

    источник

    Этиология и патогенез

    К главным этиологическим факторам относятся атеросклероз церебральных сосудов, гипертоническая болезнь, васкулиты, тромбоэмболии при эндокардитах, ревматизме и эндоартериитах, заболевания крови. Локализация первичного поражения, особенно часто в среднем возрасте, обусловлена врожденной артерио-венозной мальформацией. Очаги определяется неврологически на ЭЭГ, КТ и ЯМР. Они возникают в коре, подкорковых структурах и стволе мозга. Обычно неврологическая симптоматика возникает одновременно с психопатологической, но иногда психопатологические нарушения при преходящих (в течение суток) расстройствах мозгового кровообращения опережают неврологическую картину. Типично образование новых очагов перифокально или в противоположном полушарии. Вокруг каждого из очагов отмечается область нарушений кровообращения так, что реально область очага оказывается всегда шире локуса поражения. Существует генетическая предрасположенность к сосудистой деменции. Ей способствуют гиперлипидемия и сахарный диабет. Сосудистые деменции могут сопровождать кардиоцеребральные синдромы при гипоксических состояниях в результате, например, острой остановки сердца или инфаркта миокарда.

    Читайте также:  Проявления тревожности на физиологическом уровне

    Ранее предполагалось, что сосудистые (атеросклеротические) деменции встречаются чаще, чем атрофические, однако в настоящее время, будучи верифицированными, они охватывают до 15% больных деменциями. Соотношение мужчин и женщин примерно одинаково, но до 65 лет сосудистая деменция чаще встречается у мужчин. В молодом возрасте причиной деменции являются либо тромбоэмболии, либо мальформации.

    Инициальными симптомами сосудистой деменции являются симптомы соматических заболеваний, которые к ней привели, например, гипертонической болезни. Эти симптомы неврологи относят к дисциркуляторной энцефалопатии. Это также симптомы общемозговых нарушений: головные боли, тошноты, головокружения, обмороки, эмоциональная лабильность, быстрая астенизация и метеотропность.

    При сосудистой деменции с острым началом вслед за инсультом (инфарктом) мозга с неврологической симптоматикой, зависящей от локальности поражения, и стадией острых расстройств сознания развивается амнестический период с эмоциональной лабильностью. При правополушарных поражениях отмечаются нарушения схемы тела, эпилептические припадки характерны для поражения левой височной доли, а афатические расстройства свойственны для поражения заднелобных и передневисочных отделов левого полушария. Эти расстройства после консолидации сознания сменяются нарастающими нарушениями долговременной и кратковременной памяти. Дефект когнитивных функций может быть частично компенсирован, однако признаки деменции остаются устойчивыми следующие три месяца.

    При мультиинфарктной деменции в этиологии последовательно развиваются инсульты или инфаркты, однако симптоматика может выглядеть как последовательные динамические расстройства мозгового кровообращения. При этом только после нескольких из них можно выявить отчетливую неврологическую симптоматику — каждый последующий инфаркт приводит к когнитивному рубцу и нарастающему дефекту. Степень дефицита и симптоматика зависят от локализации новых очагов. Причиной чаще являются атеросклероз сосудов головного мозга. Память изменяется по закону Рибо от амнезии событий недавнего прошлого к событиям более глубокого прошлого. Постепенно создается впечатление, что пациенты погружаются во все более отдаленное прошлое с регрессивными привычками и стереотипами поведения. Возникает слабодушие или раздражительность.

    Связь когнитивного дефицита с конкретной сосудистой катастрофой, колебания дефицита при наличии симптомов очаговой неврологической патологии позволяют поставить диагноз сосудистой деменции.

    Диагностические критерии сосудистой деменции включают общие признаки деменции, неустойчивые когнитивные нарушения, острое начало и/или ступенчатое прогрессирование. Важно наличие неврологических знаков и симптомов, указывающих на очаг, а также сопутствующих симптомов в форме гипертензии, каротидного шума, эмоциональной лабильности, преходящих эпизодов помраченного сознания. Вариантами сосудистой деменции является деменция с острым началом, мультиинфарктная деменция и подкорковая(субкортикальная) деменция.
    ^

    Постепенное начало вслед за несколькими ишемическими эпизодами, которые создают аккумуляцию инфарктов в церебральной паренхиме. В неврологической клинике — различной степени выраженности симптомы орального автоматизма, насильственный смех и плач, тихая и затрудненная речь, двусторонние пирамидные знаки, акинетико-ригидный синдром, повышение мышечного тонуса по пластическому типу, тремор в покое. Отмечаются трофические расстройства в дистальных отделах конечностей, недержание мочи и кала, пароксизмальные состояния в форме тонико-клонических припадков и синкопов.

    Клинический пример: Пациентка, 60 лет, с возраста 40 лет страдала на протяжении 10 лет гипертонической болезнью, продолжительное время принимала бета-блокаторы (пропранолол). На высоте АД до 200 и 120 мм рт. столба появились головокружение, обморок, головная боль, рвота, возникло онемение в левой руке и ноге, после применения гипотензивных средств состояние нормализовалось, но стала жаловаться на бестолковоть и немотивированное снижение настроения, слезливость. Через год данное состояние повторилось. После него стало трудно соредотачиваться, забывала закрыть дверь, заметила, что с трудом вспоминает предыдущие серии любимых ею телевизионных сериалов, быстро утомлялась, была слезливой, иногда внезапно взрывчатой. При неврологическом осмотре на протяжении двух месяцев было повышение сухожильных рефлексов справа. После третьего обморочного состояния не могла несколько дней говорить, с трудом подбирала слова. В вечернее время уверяла, что к ней приходит умерший муж. На ЭЭГ — диффузные изменения, на КТ — очаги постинфарктных изменений справа и слева в корковых заднелобных зонах. При неврологическом осмотре — сглаженность носогубной складки справа и легкая девиация языка влево.
    ^

    Для заболевания характерны общие симптомы деменции, в анамнезе часта гипертензия. Данные клинического обследования и специальных исследований указывают на ишемическую дисфункцию в глубоких структурах белого вещества больших полушарий головного мозга при сохранности коры. Клиническая картина колеблется по «сосудистому типу».

    Соответствует болезни Бинсвангера. Длительность заболевания до 20 лет, возраст от 45 до 70 лет. Характерны подкорковый синдром в виде паркинсонической походки, шаткости, брадикинезии, повышение мышечного тонуса по пластическому типу, тремор. Дизартрия и двусторонние пирамидные знаки, повышение сухожильных и периостальных рефлексов. Ускоренная инволюция. Интеллектуально-мнестические нарушения неспецифичны, часто отмечается снижение памяти от настоящего к прошлому.
    ^

    Сочетание корковых и подкорковых компонентов сосудистой деменции устанавливается на основании клинической картины, результатов обследования (включая аутопсию).

    Сосудистую деменцию следует дифференцировать с деменцией в результате опухолей мозга, болезнью Альцгеймера. Опухоль мозга сопровождается более продолжительным периодом общемозговых расстройств, однако при метастазировании, например опухоли легких в мозг, трудно различить сочетание двух расстройств (опухоли и инсульта) от метастазирования; единственную помощь на первом этапе до объективного исследования может оказать анамнез. Болезнь Альцгеймера на этапе амнестических нарушений не сопровождается столь яркими неврологическими нарушениями, как сосудистая деменция, они появляются позже. Однако иногда острые динамические нарушения мозгового кровообращения в левом полушарии могут приводить к амнестической дезориентировке. Разграничение проводятся на основе данных реоэнцефалографии, электроэнцефалографии, КТ.

    Включает лечение основного сосудистого расстройства, обычно с применением антикоагулянтов, сосудорасширяющих средств, ангиопротекторов, других соматических заболеваний, которые привели к сосудистой патологии, а также борьбу с когнитивным дефицитом с помощью интенсивного обучения, применения витаминов и ноотропов. Опасность применения некоторых протекторов состоит в том, что они вызывают синдром обкрадывания, при котором когнитивный дефицит уменьшается, но ценой возникновения новых психопатологических расстройств (эпилептических припадков, бреда). Эти явления связаны с тем, что сосудистые проблемы очага решаются ценой возникновения новых динамических расстройств в результате чрезмерного расширения сосудов в ранее компенсированных областях. При высокой судорожной готовности терапия ноотропами должна быть лишь средними дозами, в основном пикамилоном и пантогамом, хотя даже в остром периоде инсульта неврологи рекомендуют очень высокие дозы ноотропов, например до 10,0 церебролизина внутривенно. Чувствительность к нейролептикам и транквилизаторам при сосудистой деменции повышена, поэтому их дозы в случае развития психоза должны быть минимальными. При сосудистых делириях рекомендованы транквилизаторы, оксибутират лития.
    ^

    Этиология и патогенез

    Заболевание связано с атрофическими процессами в лобных отделах, чаще доминантного полушария, хотя возможна и парная лобная атрофия. Заболевание передается чаще по доминантному типу, хотя описаны и рецессивные формы передачи. Атрофия обусловлена глиозом (аргирофильные шары), хотя вероятны и отложения амилоида, напоминающие тельца Гленнера. Атрофия приводит к увеличению передних рогов желудочков мозга, компенсаторной гидроцефалии. Атрофия обусловлена генетически и передается по рецессивному типу. Теории развития болезни Пика близки к аналогичным при болезни Альцгеймера, хотя менее разработаны. Есть данные о том, что в области атрофии отмечается избыток цинка.

    Поражаются пациенты в возрасте старше 60 лет, хотя некоторые неадекватные поступки под влиянием внешних вредностей, например алкоголя, в более раннем возрасте можно объяснить провоцированием предсимптомов болезни. Заболевание отмечается в десятки раз реже болезни Альцгеймера, соотношение мужчин и женщин 1:2.

    Заболевание протекает в три стадии, инициальные симптомы не изучены. Продолжительность болезни до 10 лет.

    На первой стадии отмечаются симптомы нарушения социального функционирования и симптомы немотивированных поступков. По мере их нарастания заметен явный лобный синдром. К ним относится: заострение эгоистической ориентации личности с растормаживанием инстинктов, которые не контролируются. Стремление к немедленной реализации инстинкта приводит к тому, что отдельные поступки кажутся облегченными и не мотивированными прежней ориентацией личности и не соответствующими социальному окружению. Пациенты могут стать сексуально расторможенными, удовлетворять физиологические потребности без учета места и времени. Возрастает значимость ригидных стереотипов поведения и своеобразного консерватизма. В речи симптом граммофонной пластинки, при котором пациенты рассказывают одни и те же секреты, анекдоты, истории. Эмоциональная жизнь характеризуется непродуктивной эйфорией (морией) или апатией. При нарастании лобной симптоматики апатия или мория сопровождаются уже не периодами, а постоянной инстинктивной расторможенностью, так называемым спонтанным «полевым» поведением. Амнестических расстройств нет, свое неправильное поведение пациенты объясняют облегченно и мотивируют «невоздержанностью» или нетерпением. В некоторых случаях расстройства при пиковской деменции на первой стадии напоминают гебефренные. При фронтальной базальной атрофии преобладают эмоционально-личностные нарушения, расторможенность и ригидность сменяют друг друга. При правополушарной локализации анозогнозия неправильного поведения сочетается с эйфорией и благодушием, при левополушарной локализации — с депрессией. При конвекситальной лобной атрофии неправильное поведение сочетается с апатией и абулией.

    На второй стадии отмечаются очаговые симптомы в форме амнезии, афазии, апраксии, агнозии, акалькулии, и на этой стадии деменцию трудно отличить от болезни Альцгеймера, хотя эпилептические припадки не встречаются, характерны эхопраксии и эхолалия. Своеобразным симптомом является гиперальгезия кожных покровов.

    На третьей стадии отмечается маразм с переходом в вегетативную кому со сниженным мышечным тонусом.

    Клинический пример: Пациент Л., 63 года, будучи на пенсии продолжал работать в составе политического совета партии. Готовил доклады и сам их читал, жил с женой отдельно от детей. Анамнез без особенностей. В прошлом инженер. Заболевание начинается со странностей в поведении. Во время одного из своих докладов начал мочиться в трибуну. На вопрос, зачем он это делает, с улыбкой ответил: «Не прерывать же доклад?» Дома тайком стал тратить деньги на сладости, пирожные, пряча их от жены. Стал требовать соблюдения неукоснительного порядка. Обращался к сексопатологу с требованием «разобраться с женой», поскольку, по его мнению, его сексуальность стала безудержной, а она не обращает на него внимания. Странные поступки с неадекватными объяснениями мотивов продолжались целый год, был задержан милицией за то, что в троллейбусе щипал женщин, «хотел познакомиться поближе». При обследовании на ЭЭГ отмечено снижение вольтажа в лобных отведениях, а на КТ — признаки атрофии лобных отделов левого полушария.

    Особенности диагностики заключаются в том, что перед стадиями когнитивного дефицита, прежде всего в сфере памяти, следует выявить дефект социального функционирования и синдром неадекватных поступков. На ЭЭГ можно заметить снижение вольтажа с лобных отведений, на КТ — признаки лобной атрофии: расширение передних рогов боковых желудочков, истончение борозд и расширение подпаутинных пространств, плотность мозгового вещества в отделах атрофии чаще снижена.

    Следует дифференцировать с болезнью Альцгеймера, опухолью и другими процессами в лобных отделах, гебефренической шизофренией.

    ^ Болезнь Альцгеймера начинается с амнестических нарушений, которым предшествуют инициальные расстройства обычно аффективного и невротического круга, характерны эпилептические припадки и психозы, а болезнь Пика — с нарушений социального функционирования и симптома немотивированных поступков в более позднем возрасте (симптомы Э. Робертсон).

    ^ При опухолях лобных отделов локальные симптомы (лобное поведение, мория) сочетаются с общемозговыми симптомами (головокружениями, головными болями, тошнотой, характерными изменениями на глазном дне).

    Сходные расстройства наблюдаются при артериовенозной мальформации в системе передней мозговой артерии, но в этом случае как общемозговые, так и локальные лобные симптомы протекают пароксизмально.

    ^ Гебефренное поведение, которое может напоминать лобное, все же отмечается в подростковом и среднем возрасте. Не верифицировано случаев гебефрении с началом в позднем возрасте.

    Аналогична болезни Альцгеймера. Синдром немотивированных поступков заслуживает особого внимания судебных психиатров в связи с возможным асоциальным и нерегламентированным поведением в позднем возрасте, в частности, при заключении договоров купли и продажи, назначением опекунства.
    ^

    Этиология и патогенез

    Заболевание вызывается вирусом медленной инфекции, сходным с куру и скрепи, а также вирусом спонгиоформной энцефалопатии коров. В результате поражения, после продолжительного инкубационного периода (до 20 лет), развивается энцефалопатия с пролиферацией астроцитов. Вероятно участие аутоиммунных процессов на одной из стадий заболевания. Поражение серого и белого вещества происходит на их границе в различных участках мозга.

    Частота заболевания составляет около одного случая на 1 миллион популяции в год, но она значительно возрастет при появлении природных очагов вирусов медленной инфекции. В частности, в результате эпидемии спонгиоформной энцефалопатии в конце XX века в Великобритании было зарегистрировано 11 случаев заболевания в год.

    Читайте также:  Упражнения которые помогают от заикания

    Заболеванию подвержены пациенты в возрасте от 30 до 50 лет, но не исключено, что детские деменции (Крамера — Польнова и Геллера) относятся к тому же кругу. Продолжительность заболевания от 2 месяцев до 2 лет. Летальность превышает 80%. Нами описаны случаи выздоровления при данном заболевании с выходом в органическую астению.

    На первой стадии (в течение нескольких часов) возникают неразвернутые бредовые идеи или бредоподобные фантазии, галлюцинаторно-параноидные включения, сумеречные расстройства сознания и эпилептические припадки. Пациенты растеряны, характерно «плавающее внимание», на вопросы отвечают периодически не по существу, озираются. Эпизоды насильственного смеха и плача. Температура субфебрильная.

    На второй стадии отмечаются пирамидные и экстрапирамидные расстройства с хореоатетоидными движениями, кататонические эпизоды, аменция, мозжечковая атаксия. Возникает дистант-оральный рефлекс. В положении на животе ползающие движения. Убедительные изменения ликвора отсутствуют.

    На третьей стадии возможно спонтанное выздоровление с выходом в астению, но чаще наблюдается летальный исход.

    Клинический пример: Пациентка С., 48 лет, живет одна, но ее периодически посещает сын — курсант военного училища, заведует складом фирмы, ведет большую менеджерскую работу. Однажды сын открыл дверь своим ключом и увидел ее лежащей на полу, язык был прикушен, и были признаки непроизвольного мочеиспускания. Он госпитализировал ее в неврологическое отделение, из которого она ушла в тот же вечер. Дорогу домой не могла найти, и была обнаружена только через день, бредущей по полям в сторону от города. На вопросы отвечала односложно, сына узнала, но говорила с ним простыми фразами. При беседе осматривалась, вытягивала губы, неадекватно улыбалась, отмечались атетоидные движения в верхних конечностях и выраженные хватательные движения. Эпилептический генерализованный тонико-клонический припадок повторился в отделении, после него выражена мозжечковая атаксия. Рассеянная неврологическая симптоматика. На КТ — размытость границы между серым и белым веществом преимущественно в теменных и затылочных отделах.

    Диагноз основывается на выявление короткого промежутка полиморфной психопатологической симптоматики с насильственными движениями, присоединением пирамидных и экстрапирамидных расстройств. На ЭЭГ выявляются множественные пики во всех отведениях. На КТ — диффузное размывание границ серого и белого вещества.

    Следует дифференцировать с другими менингитами, в частности, гнойными и серозными, при которых определяются специфические изменения ликвора, менингеальные симптомы и расстройства сознания как количественные, от оглушения до комы, так и делирии. Труден дифференциальный диагноз с лейкоэнцефалитами (Шильдера, Ван-Богарда), при которых психические расстройства могут опережать неврологические. Они обычно начинаются с астении, раздражительности, нелепого поведения, абортивных слуховых, обонятельных и зрительных галлюцинаций, страха, тревоги, эпизодов энуреза и энкопреза. В дальнейшем определяется нарушение осмысления, некритичность, эйфория, нарушения памяти. Однако рано возникают апраксия, нарушения схемы тела. Неврологически выявляются экстрапирамидная ригидность, гиперкинезы, мозжечковая и лобная атаксия, пирамидные и псевдобульбарные расстройства. При энцефалите Шильдера характерны расстройства зрения вплоть до слепоты, эпилептические припадки, в терминальной стадии — децеребрационная ригидность, трофические нарушения и кахексия. Между тем сохраняется эмоциональная привязанность к близким.

    Специфическое лечение отсутствует. Необходимы немедленные реанимационные мероприятия и симптоматическая терапия. Терапия антибиотиками неэффективна, но лечение большими дозами ноотропов в сочетании с парентеральным питанием и гормонами внушает некоторый оптимизм.
    ^

    Этиология и патогенез

    Наследственное дегенеративное заболевание, обусловленное аутосомным дефектом синтеза гамма-аминомасляной кислоты. Вероятно, компенсаторно возрастает уровень допамина в базальных ганглиях. Генетическая передача по доминантному типу. Описаны спорадические случаи патологии. Генетическим маркером болезни может быть полиморфная ДНК. В семьях больных хореей описан высокий риск криминального поведения, раннего злокачественного алкоголизма. Дегенерация отмечается в подкорковых структурах системы хвостатого ядра, чаще в переднеталамических ядрах. Развитие атрофии от подкорки к коре приводит к тому, что деменция не сопровождается нарушениями памяти. Заболевание считается «органической» моделью шизофрении, и такие пациенты, будучи нераспознанными, часто встречаются среди случаев шизофрении с выраженным дефектом.

    Подверженность в популяции составляет максимально до 1 пациента на 10000 в год. Соотношение мужчин и женщин 1:1.

    Единого клинического стереотипа болезни нет. Начинается в возрасте 20—40 лет, продолжительность заболевания от 2 до 30 лет. Скорость нарастания деменции можно предсказать только при информации об аналогичных случаях в семьях.

    В преморбиде отмечаются ранняя алкоголизация, тенденция к асоциальному и криминальному поведению, шизоидные и диссоциативные черты личности, раннее повышение полового влечения с гомосексуальностью.

    Хотя клинический стереотип болезни отсутствует, центральным симптомом являются гиперкинезы, в том числе мимические, жестовые позные, которые заметны по походке. На первых стадиях они могут компенсироваться и выглядеть как привычные действия, например, отбрасывание волос, шмыганье, приподнимание плеча. Может искажаться почерк и возникать атаксия, экстрапирамидная ригидность. Иногда до гиперкинезов, иногда одновременно с ними или вслед за ними возникают гиперкинезы мышления — то есть эпизоды разорванной речи, неустойчивость аффекта, формальные расстройства мышления с его обеднением. В других случаях развиваются бред отношения, преследования, воздействия, синдром Кандинского — Клерамбо, депрессивные состояния с бредом виновности, состояния недифференцированной тревоги и страха. Воздействие нейролептиков на этом этапе быстро вызывают дискинезии, затем уже трудно отличить моторные осложнения при передозировке нейролептиков от хореических моторных расстройств. Кроме того, вероятно, что нейролептики выявляют скрытый атрофический дефект, поскольку накапливаются именно в таламических структурах. В иных случаях нейролептики вызывают у подверженных больных эпилептические припадки. При неблагоприятном течении через несколько лет формируется апатико-абулический дефект, при благоприятном — относительная сохранность в обыденной жизни с психопатизацией сопровождается гиперкинезами на протяжении нескольких десятков лет.

    Клинический пример: Пациент Д., 24 года. В возрасте 14 лет изменилось поведение, ранее спокойный и сдержанный стал расторможенным и конфликтным, имел неоднократные приводы в милицию. Связался с плохой компанией, стал употреблять марихуану, имел случайные половые связи. Мать рассказывает, что в это же время у него появились странные привычки, например, стал стереотипно плеваться, «находили приступы нецензурной речи», во время которых все ломал. После очередного правонарушения находился в тюремном заключении. Вернувшись, периодически закрывался один, громко пел, включал рок-музыку на всю громкость, конфликтовал с близкими, отказывался от работы, «говорил непонятное». При осмотре: периодически забрасывает голову вправо, приподнимая плечо. Гиперкинезы речи, после периода плавной и адекватной речи, внезапно начинает говорить быстро, сбивчиво, с тематическими соскальзываниями. Расчесывает кожу рук. Считает, что его родители скорее всего не его родные, и ему следует от них уйти. Не обращая внимание на врача, начинает жевать жевательную резинку, которую выплевывает на пол. Память и интеллект не нарушены и соответствуют полученному образованию. При обследовании на КТрасширение боковых желудочков мозга.

    Диагноз ставится на основании выявления когнитивного дефицита не в сфере памяти, а в сфере мышления, наличия наследственной отягощенности хореей и данных КТ и ЯМР, которые позволяют выявить прямо или косвенно (по размерам боковых желудочков мозга) атрофию. Признаки атрофии на КТ могут быть похожи на аналогичные при длительном течении шизофрении, которая непрерывно лечилась нейролептиками.

    Заболевание следует дифференцировать с другими хореями, в частности, ревматической, нейродегенеративными заболеваниями подкорковых структур, болезнью Жиля де ля Туретта, шизофренией.

    ^ Ревматическая хорея начинается чаще в детском и подростковом возрасте, сопровождается другими признаками ревматического поражения, диэнцефальными соматовегетативными пароксизмами. Чаще отмечаются тикозные, а не гиперкинетические расстройства.

    ^ Другие нейродегенеративные расстройства характеризуются тем, что гиперкинезы сочетаются с конкретной неврологической очаговой симптоматикой, дементирующей процесс присоединяется позже. В частности, при болезни Халлервордена — Шпатца, связанной с накоплением пигмента в области базальных ганглиев, черной субстанции и бледного шара и развивающейся как у детей, так и подростков, гиперкинезы предшествуют деменции. При этом заболевании также, одновременно с гиперкинезами, отмечаются нарушения мышечного тонуса и преимущественно торсионные движения, а на ЯМР заметны повышения плотности бледного шара.

    ^ При болезни Жиля де ля Туретта голосовые и множественные двигательные тики возникают в детском и раннем подростковом возрасте, и сопровождаются вторичной депривациеи и снижением успешности, все же, при этой патологии нет продуктивных расстройств и деменции. На КТ при этих случаях изменений не обнаружено.

    Наиболее труден дифференциальный диагноз с шизофренией с вторичными нейролептическими дискинезиями. Между тем при шизофрении все же прослеживаются стереотип развития и систематичность в динамике отдельных форм, а гиперкинезы фиксируются позже, в большинстве случаев переносимость больших доз нейролептиков очень высока.

    Симптоматическая, следует предпочитать транквилизаторы и антидепрессанты, а также карбамазепин, депакин, минимальные дозы нейролептических препаратов при продуктивной симптоматике. Психохирургическая терапия заключается в криологическом воздействии на таламические структуры, бледный шар.
    ^

    Этиология и патогенез

    Этиология связана с дефицитом допамина в черной субстанции в результате дегенеративного или аутоиммунного процесса. Генетические формы заболевания передаются как по рецессивному, так и по доминантному типу. Близки к паркинсонизму случаи семейного тремора. Причиной паркинсонизма могут быть также выявление предрасположенности в результате сосудистых нарушений, приема нейролептических препаратов, противоастматических препаратов.

    Частота болезни составляет 2 случая на 1000 населения в год. Подверженность мужчин и женщин одинакова.

    В половине случаев паркинсонизм не приводит к деменции. Если же это происходит, то наряду с типичной неврологической клиникой: гипомимия, утрата тонкой координации и синкинезии, симптом счета монет и зубчатого колеса, тремор, в том числе оральной области, первоначально интенционный, а затем не зависимый от напряжения, присоединяется эйфория или депрессия. Эти дополнительные признаки свидетельствуют о возможном развитии деменции. В вечернее время иногда развиваются сосудистые делирии. Высок риск суицидальной активности, которая связана не только с депрессией, но и с психологической реакцией на несостоятельность. Гипомимия пациентов воспринимается окружающими как эмоциональная неадекватность, и это тяжело ими переживается. Амнестические нарушения присоединяются позже, очаговых расстройств нет.

    Диагноз основан на первичном выявлении паркинсонизма, который не обусловлен лекарственными причинами, депрессии или эйфории и медленно нарастающих амнестических нарушений. На ЭЭГ, которую приходится делать в связи с тремором на фоне барбитуратов, нет специфических нарушений.

    Следует дифференцировать с другими типами тремора, тикозными расстройствами, моторными проявлениями при органическом диссоциативном расстройстве. Если другие типы тремора выявляются анамнестически, то тикозные расстройства, свойственные детскому возрасту, являются преходящими и часто связаны со стрессом. Тремор при органическом диссоциативном расстройстве возникает в результате чаще всего черепно-мозговой травмы, сопровождается дисфориями. Сложной является дифференциальная диагностика болезни Паркинсона с кортиконегральной дегенерацией. Заболевание развивается в возрасте 55—75 лет. Возникают утрата способности к тонким движениям, неловкость в одной из конечностей, затем ригидность и тремор в этой конечности, аналогичные расстройства появляются в другой руке. Диспраксия и маскообразное лицо обычно сочетаются с указанными расстройствами. Депрессии при данной патологии носят характер реакции на свою несостоятельность.

    В терапии паркинсонизма применяют циклодол, паркопан, леводопу, юмекс, мидантан.
    ^

    Деменция при заболеваниях, обусловленных вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) (F02.4).

    Этиология и патогенез

    Вирус иммунодефицита человека может сам вызывать энцефалит и последующую деменцию, но к данной группе относятся также процессы, обусловленные снижением активности иммунной системы, например, в результате присоединившегося сепсиса или лимфомы. Поражение мозга носит диффузный характер, а вероятная очаговая симптоматика свидетельствует скорее об осложнениях и присоединившейся патологии.

    Распространение обусловлено экспотенциальным эпидемическим процессом, характерным для самой ВИЧ инфекции.

    Развитие деменции возможно в любом возрасте. Продолжительность заболевания от нескольких месяцев до 2 лет. Клинические особенности деменции могут напоминать болезнь Альцгеймера и Пика, но специфической особенностью является нарастающая астения и апатия, которые субъективно тяжело переживаются пациентами.

    Диагноз основан на выявлении когнитивного дефицита и серологических данных. Рекомендуется исследование на ВИЧ всех случаев деменции другого происхождения в связи с высоким риском сходства ВИЧ деменции с другими дементирующими расстройствами.

    ВИЧ деменцию приходится дифференцировать со всеми дементирующими процессами, и разграничение возможно лишь серологически. В связи с этим рекомендуется исследование крови на ВИЧ при любом случае деменции, в частности болезни Альцгеймера.

    Несмотря на то, что специфической терапии ВИЧ нет, возможно симптоматическое лечение.
    ^

    Встречаются, в частности, при отравлении окисью углерода; церебральном липидозе; эпилепсии; прогрессивном параличе; гепатовентикулярной дегенерации (болезнь Вильсона — Коновалова); гиперкальциемии; интоксикациях; множественном склерозе; нейросифилисе; дефиците никотиновой кислоты; узловом полиартрите; системной красной волчанке; трипаносомозах; дефиците витамина В12.

    источник