Так все здесь паранойя психоз

Расстройство психики, при котором имеет яркое выражение искаженность восприятия окружающего мира, называют психозом. Он проявляется в различных формах, одной из которых является параноидальный психоз. Для человека с данным расстройством характерно проецирование своих личных конфликтов на других. В отношениях с окружающими он холоден, всегда держит дистанцию, часто видит к себе враждебность в обычных поступках людей. У него подозрительное восприятие к любому событию, и это является поводом для агрессивных действий.

Первыми признаками этого психоза можно считать подозрительность без всяких оснований, проявляющуюся сверх всякой меры, постоянные сомнения в верности жены, преданности друзей, честности партнеров по бизнесу и так далее. Замечания окружающих людей возводятся в ранг личных угроз и унижений. В поступках и действиях человека наблюдается неадекватность. Аффективные реакции, сопровождающие параноидальный психоз, нормальному человеку могут казаться бредовыми.

Больной начинает испытывать расстройство при восприятии, а также переживания галлюцинаторного характера. У него происходит блокировка некоторых мыслей и возникает рыхлость ассоциаций, расположенность к ипохондрии тоже присутствует. У больного фигурируют мысли о том, что мир необычный, предметы и люди странные, у всех окружающих к нему негативное, предвзятое отношение. Главной чертой поведения становится недовольство всем и вся, злопамятность, болезненное восприятия даже маленькой неудачи, незначительного отказа.

Эксцентричность параноидального психоза, доставляет достаточно много проблем родственникам больного. Поэтому, чтоб избежать обострения состояния при появлении вышеперечисленных признаков у кого-либо из близких людей необходимо обратиться за помощью к психиатру или психотерапевту.

Психоз в параноидальной форме относится к психозам органического происхождения. Он появляется на фоне определенных патологий соматического характера уже имеющихся у больного. Основанием для данного психоза может служить травматическое поражение мозга либо сифилис мозга в прогрессирующем виде, либо развитие атеросклероза. Исследования зафиксировали взаимосвязь между возникновением психоза и предрасположенностью биологического характера у индивида. Так паранойя и другие виды психозов, являются основными типами функциональных психозов.

На возникновение параноидального психоза влияют условия, при которых он проявляется. Под условиями понимаются факторы метаболического (обменные процессы организма), соматического (заболевания, которые вызваны внешним воздействием либо внутренним нарушением деятельности органов человека) и нейроэндокринного (заболевания нервной системы и желез внутренней секреции) вида, также нельзя недооценивать влияние конституционных и генетических (наследственных) факторов. Отдельная роль в развитии психоза отводится среде обитания и онтогенетическим (условия при которых происходило становление личности) отношениям.

Диагностика психоза проводится двумя основными методами: внешний осмотр пациента и его опрос. Диагноз ставится при наличии некоторых факторов: дисбаланса личностных позиций и дисгармонии в поведении, относящихся к нескольким сферам деятельности больного. Врач может констатировать применение больным неадекватных защитных механизмов. Диагноз подтверждается полным отрицанием пациента необходимости в исправлении поведения, несмотря на негативные последствия.

Наличие именно параноидального психоза не позволяет всем симптомам (странностям характера) достичь высокого психотического уровня, то есть проявиться в полном масштабе. У пациента отсутствует уплощенность в эмоциях и личностных проявлениях, не наступает нарушение в мышлении, присущее шизофрении. Психоз в параноидальной форме наблюдается преимущественно у молодых людей. Статистика указывает на мужчин, как наиболее подверженных заболеванию.

Возникает ряд ограничений социального характера, которым подвергает себя больной из-за своей подозрительности, непереносимости критики, репутации скандалиста. При данном психозе больной рано или поздно попадет в ситуацию определенной самоизоляции. Такое состояние может приобретать хронические формы. Если игнорировать визит к врачу, то неадекватное поведение может сохраняться на протяжении всей жизни. Лечение параноидального психоза назначается после постановки диагноза.

Применяется длительная психотерапевтическая методика, которая направлена на повышение жизненных навыков в общем аспекте, улучшение качества при социальном взаимодействии, укреплении у пациента чувства личного достоинства. Лекарственную терапию применяют в ограниченном объеме. Возможно использование транквилизаторов, антидепрессантов, нейролептиков, но только в случае симптоматики, находящейся на экстремальном уровне. При наличии других заболеваний, которые находятся в связке с данным психозом, медикаменты назначает терапевт.

Эксперт-редактор: Мочалов Павел Александрович | д. м. н. врач-терапевт

Образование: Московский медицинский институт им. И. М. Сеченова, специальность — «Лечебное дело» в 1991 году, в 1993 году «Профессиональные болезни», в 1996 году «Терапия».

Схемы приема лекарственных трав при любых женских заболеваниях (основы траволечения)

источник

  • Страх неудачи (атихифобия) свойственен каждому индивиду, но одному человеку удае.
  • Страх одиночества хоть раз в жизни испытывал каждый индивид. Многие люди понимаю.
  • Игромания – это аналог зависимости, своего рода вредоносное увлечение, чрезмерно.
  • Психоз – это нарушение душевного состояния с характерным расстройством психической деятельности грубо противоречащей реальной ситуации. Эти нарушения душевного состояния относят к выраженным формам психических расстройств, при этом психическая деятельность заболевшего отличается несоответствием окружающей действительности.

    Психоз относится к собирательному названию группы различных психических расстройств, которые сопровождаются психопатологической продуктивной симптоматикой: бредом, псевдогаллюцинациями, галлюцинациями, дереализацией, деперсонализацией. У больного искажено отражение реального мира, что выражается в нарушениях поведения, а также проявлении патологических расстройств памяти, восприятия, мышления, аффективности. Психоз не порождает новые явления, он представляет выпадение деятельности высших уровней.

    Выделяют причины психозов разнообразного характера, а делят их на внутренние и внешние. К внешним причинам относят: стресс, психотравмы, инфекции (туберкулез, грипп, сифилис, тиф); употребление алкоголя, наркотических веществ, отравление промышленными ядами. Если причина нарушения душевного состояния внутри человека, то возникает эндогенный психоз. Провоцируют его нарушения нервной системы или эндокринный баланс. Эндогенные нарушения душевного состояния происходят из-за возрастных изменений в организме или как следствие гипертонии, шизофрении, атеросклероза сосудов мозга. Течение эндогенного нарушения отмечается длительностью, а также склонностью к рецидиву.

    Психоз выступает сложным состоянием и часто невозможно выявить, что именно спровоцировало его появление. Первый толчок может быть вызван внешним воздействием, к которому присоединяется внутренняя проблема. Первое место среди внешних причин отводится алкоголю, который может спровоцировать алкогольный психоз. Причиной психозов также выступает престарелый возраст и эндоморфные нарушения, помрачение сознания. По особенностям течения отмечают реактивные, а также острые психозы. Реактивный психоз является временным, а также обратимым расстройством, возникающим из-за травмы (психической).

    Острый психоз имеет внезапное развитие. Спровоцировать его может неожиданное известие об утрате имущества, а также потере близкого человека.

    Данное состояние проявляется в искаженном восприятии реального мира, а также дезорганизации поведения. Первыми признаками психозов выступает резкий спад активности в работе, повышенная стрессовость, нарушение внимания. Больной испытывает различные страхи, колебания настроения, для него свойственна депрессия, изоляция, недоверие, уход в себя, прекращение всех контактов, проблемы при общении с людьми. У страдающего появляются интересы к необычным вещам, например к религии, магии. Человек часто переживает, у него меняется восприятие звуков, цвета, ему кажется, что за ним следят.

    Зачастую заболевание имеет приступообразное течение. Это значит, что течение данного душевного состояния характеризуется вспышками острых приступов, которые сменяются периодами ремиссии. Для приступов характерна сезонность и спонтанность. Спонтанные вспышки появляются под действием психотравмирующих факторов. Встречаются и так называемые одноприступные течения, которые наблюдаются в юном возрасте. Для такого приступа характерна значительная длительность и постепенный выход. Трудоспособность при этом полностью восстанавливается. Тяжёлые случаи психозов переходят в хроническую непрекращающуюся стадию. Для таких случаев характерна симптоматика, проявляющаяся в течение всей жизни, даже, несмотря на лечение.

    Страдающий от нарушений душевного состояния ощущает ряд изменений в поведении, эмоциях, мышлении. Основой этой метаморфоз выступает утрата адекватного восприятия реального мира. Для человека становится невозможным осознать происходящее, а также оценить тяжесть изменений психики. Больной испытывает угнетенное состояние, его преследуют галлюцинации и бредовые высказывания.

    Под галлюцинациями понимают разговоры с собой, смех без причины, прислушивание и замолкание, озабоченный вид. Ощущение того, что родственник больного слышит, что он воспринять не в состоянии.

    Под бредом понимают изменившееся поведение, появление скрытности и враждебности, прямые высказывания сомнительного характера (преследование, собственное величие или неискупимая вина.)

    Все нарушения душевного состояния классифицируют по этиологии (происхождению), а также причинам и выделяют эндогенные, органические, реактивные, ситуационные, соматогенные, интоксикационные, постабстинентные и абстинентные.

    Помимо этого классификация нарушений душевного состояния обязательно учитывает клиническую картину и преобладающую симптоматику. В зависимости от симптоматики выделяют ипохондрические, пароноидальные, депрессивные, маниакальные нарушения душевного состояния и их комбинации.

    Данное состояние изредка встречается у женщин после родов, появляется оно на второй — четвертой неделе. Послеродовой психоз сама женщина зачастую не ощущает. Очень важно своевременно диагностировать заболевание и начать лечение. Позднее диагностирование может отсрочить выздоровление.

    Причиной такого состояния выступают осложнения во время родов, болевой шок.

    Чем больше женщина получила травм (физических, психологических) во время родов, тем сложнее протекает нарушение душевного состояния. Первые роды имеют выше вероятность появления нарушения душевного состояния, чем вторые. Женщина на вторых родах уже знает чего ей ожидать психологически и не испытывает такого страха, как на первых. Квалифицированная медицинская помощь зачастую не доходит до роженицы, поскольку на ее психологическое состояние никто не обращает внимание. Родные, врачи больше обеспокоены физическим здоровьем женщины и новорожденного, поэтому со своим психологическим состоянием роженица остается один на один.

    Послеродовой психоз часто путают с послеродовой депрессией. Для послеродового психоза характерны тревожность, бессонница или тревожный сон, спутанность сознания, нарушение аппетита, бредовые идеи, отсутствие адекватной самооценки, галлюцинации.

    Психоз после родов лечится в стационаре. Один на один категорически запрещено оставаться матери с младенцем. Кормящим мамочкам показана психотерапия, медикаментозная терапия назначается очень осторожно и под обязательным присмотром медперсонала.

    Данное состояние характерно для коллектива, группы людей, народа, где основой выступает внушаемость и подражаемость. Массовый психоз имеет и второе название — психическая эпидемия. В результате массового нарушения душевного состояния люди утрачивают адекватную способность к суждению и становятся одержимыми.

    Случаи массового психоза имеют общий механизм формирования. Для неадекватного состояния характерно внеколлективное поведение именуемое толпой. К толпе относят публику (большую группу людей), которых объединяет общие интересы и действующую очень единодушно, а также эмоционально. Зачастую в толпе находится совокупность аморфных индивидов, не имеющих между собой прямых контактов, однако связанных постоянным общим интересом.

    Случаи массового психоза – это массовое самосожжение, массовое религиозное поклонение, массовые миграции, массовая истерия, массовые увлечения компьютерными играми и социальными сетями, массовый патриотический, а также лжепатриотический угар.

    В массовых нарушениях душевного состояния внеколлективного поведения огромную роль отводят неосознанным процессам. В основе эмоционального возбуждения лежат стихийные действия, возникшие с впечатляющими событиями и обязательно затрагивающими значимые ценности. Например, борьба за свои права и интересы. Зигмунд Фрейд рассматривал эту толпу, как человеческую массу, пребывающую под гипнозом. Очень опасным и существенным в психологии толпы выступает ее острая восприимчивость к внушению. Всякое верование, мнение, идею толпа или принимает, или целиком отвергает и отношение к ним отсюда или как к истинам абсолютным, или как к заблуждениям абсолютным.

    В основе всех случаев внушения выступает иллюзия, которая рождается у одного из индивидов, обладающего более или менее ораторским искусством. Вызванное представление, а именно иллюзия становится ядром кристаллизации, которая наполняет всю область разума, а также парализует способности людей к критике. Особенно подвержены массовому нарушению душевного состояния люди со слабой психикой, имеющие в анамнезе отклонения, депрессии и психические заболевания.

    Данное состояние относят к более тяжелому проявлению, чем паранойя, однако оно является легче парафрении. Для параноидального нарушения душевного состояния свойственны идеи преследования, а также воздействия с аффективными расстройствами. Зачастую данное состояние отмечается при органических и соматогенных расстройствах, а также токсических нарушениях душевного состояния (алкогольный психоз). Параноидальный психоз при шизофрении сочетается с психическими автоматизмами и псевдогаллюцинозом.

    Параноидальный психоз отличается злопамятностью, постоянным недовольством окружающими. Человек болезненно воспринимает все отказы, а также неудачи. Индивид превращается в высокомерного, ревнивого, следящего за своей половинкой – супругом (супругой).

    Параноидальный психоз в основном случается в молодом возрасте, преимущественно у мужчин. Все эти подозрения, которые свойственны для больного, значительно ухудшают его жизнь и вносят социальные ограничения. Такие личности не переносят критику, имеют репутацию скандальных, а также заносчивых людей. Данное состояние неминуемо загоняет человека в самоизоляцию и при отсутствии лечения жизнь больного превращается в мучение. Чтобы избавиться от параноидального нарушения душевного состояния необходима своевременная психотерапия. Психотерапевтический подход направлен на повышение общих жизненных навыков, улучшение качества социального взаимодействия, а также укрепления чувства собственного достоинства.

    Параноидальный психоз лечится ограничено медикаментами. Используют в лечении антидепрессанты, транквилизаторы, нейролептики.

    Заболевание имеет второе название — сенильный психоз. Данное расстройство свойственно для людей после 60 лет и характеризуется состоянием помрачения сознания. Старческое нарушение душевного состояния часто напоминает маниакально-депрессивный психоз.

    Старческий психоз отличается от старческого слабоумия отсутствием тотального слабоумия. Острая форма старческого нарушения душевного состояния отмечается очень часто. Причиной возникновения выступают соматические заболевания.

    Причиной старческого нарушения душевного состояния зачастую выступают хронические или острые заболевания дыхательных путей, а также сердечная недостаточность, болезни мочеполовой системы, гиповитаминозы, оперативные вмешательства. Иногда причиной является гиподинамия, неполноценное питание, нарушения сна, снижение слуха и зрения. Для хронических форм старческих нарушений свойственно протекание в виде депрессивных состояний, которые часто отмечаются у женщин. В легких случаях возникают субдепрессивные состояния, для которых характерна вялость, адинамия, чувство пустоты, отвращение к жизни.

    Читайте также:  При неврозе ком в грудине и лечение

    У детей психозы протекают тяжело. Для заболевания характерно нарушение способностей различать реальность и фантазию, а также возможность адекватно оценивать происходящее. Любой тип нарушения душевного состояния существенно вредит жизни малыша. Заболевание создает проблемы в мышлении, в контролировании побуждений, проявлении эмоций, а также портит отношения с другими людьми.

    Психоз у детей принимает разные формы. Распространены галлюцинации, когда ребенок слышит, видит, осязает, обоняет и ощущает на вкус то, чего не существует. Малыш придумывает слова, смеется без причины, сильно раздражается по любому поводу, а также беспричинно.

    Пример психоза у детей: после прочтения сказки «Золушка» ребенок воспринимает себя главной героиней и верит, что злая мачеха находится рядом в комнате. Такое восприятие малышом относят к галлюцинациям.

    Нарушение душевного состояния у детей возникает из-за кратковременных, а также длительных физических состояний, длительного использования лекарств, нарушенного гормонального равновесия, высокой температуры, менингита.

    Психоз у ребенка 2-3 лет во многих случаях заканчивается, когда разрешаются его проблемы или немного притупляются. В редких случаях полное выздоровление наступает после вылечивания основного заболевания.

    Заболевание у ребенка 2-3 лет диагностируется после неоднократного осмотра в течение нескольких недель. В диагностике принимают участие детский психиатр, невропатолог, отоларинголог, логопед.

    Диагностические процедуры заключаются в тщательном физическом и психологическом обследовании, лонгитюдном наблюдении за поведением малыша, тестировании умственных способностей, а также проверки слуха и речи. Заболевание у детей лечится специалистами только после тщательного обследования.

    Психоз после операции возникает сразу непосредственно или спустя две недели. Такие нарушения отмечаются после нейрохирургических операций на головном мозге. Для послеоперационного нарушения душевного состояния характерно спутанное сознание или оглушение сознания, аффективно-бредовое расстройство, психомоторное возбуждение. Причиной выступает влияние наркоза. Выход из наркоза сопровождается онирическими эпизодами с аутоскопическими галлюцинациями или фантастическими комбинированными галлюцинациями, а также отмечается эмоциональным состоянием, которое близко к экстатическому.

    Психоз после наркоза близок в воспоминаниях больного к полетам в направлении манящего источника ослепительного света, представляющимся раем в ярких тонах. У пожилых людей вероятность послеоперационного нарушения душевного состояния намного выше.

    Психические нарушения зачастую появляются сразу в первую неделю после инсульта. Причиной психоза после инсульта выступает отек мозговой ткани. Своевременная правильная коррекция состояния улучшает самочувствие пациента. Такие нарушения при лечении проходят за несколько дней.

    Диагностическое обследование включает изучение особенностей клинической картины, а также характерной динамики расстройства психики. Большинство симптомов заболевания возникают в облегченной форме, еще до возникновения болезни и выступают ее предвестниками.

    Первые признаки очень затруднительно распознать. Самые первые симптомы, на которые следует обратить внимание это перемены в характере (беспокойство, раздражительность, сердитость, нервозность, расстройство сна, гиперчувствительность, потеря интересов, отсутствие аппетита, необычный и странный вид, безинициативность).

    Больные психозами нуждаются в госпитализации, поскольку зачастую они не контролируют поступки и неосознанно могут причинить вред себе и окружению. Терапевтическое лечение назначается после установления точного диагноза, а также определения остроты состояния и симптомов.

    Как лечится психоз? Медикаментозное лечение включает психотропные препараты, нейролептики, транквилизаторы, антидепрессанты и общеукрепляющие препараты.

    Излечим ли психоз? Это зависит от вида заболевания и его остроты.

    Средство от психоза при возбуждении — это транквилизаторы Седуксен, нейролептик Трифтазин или Аминазин. Бредовые идеи устраняют нейролептиками Стелазин, Этаперазин, Галоперидол. Реактивный психоз лечится после устранения причины заболевания и если к болезни присоединилась депрессия, то назначаются антидепрессанты Пиразидол, Герфонал, Амитриптилин.

    Выход из психоза должен включать динамичную медикаментозную терапию. Психологическая реабилитация после психоза повышает эффективность медикаментозной терапии. Основной задачей психиатра выступает налаживание доверительного контакта с больным, а комплексное лечение: медикаментозная терапия с психотерапевтическими сеансами ускоряет выздоровление.

    Реабилитация после психоза включает обучающие занятия. Широко применяются всевозможные физиотерапевтические процедуры: электросон, иглорефлексотерапия, лечебная физкультура, трудотерапия. Физиотерапия способна снять утомление, эмоциональное перенапряжение, улучшить обмен веществ, повысить работоспособность.

    Восстановление после психоза может затянуться на месяцы, поскольку организм тяжело переносит болезнь, истощается эмоционально, умственно, физически. Для выздоравливающего важен отдых и постепенное вхождение в жизнь. Необходимо потихоньку проверять память, упражнять мозг, выполнять простейшие логические операции.

    Сразу вернуться в прежнее эмоциональное состояние и стать прежним не получится. Наберитесь терпения. Увлечение арт-терапией или каким-нибудь творчеством поможет вам, иначе депрессия после психоза неминуемо настигнет. Это происходит потому, что человек начинает осознавать и анализировать, что с ним произошло. Поэтому важно не замыкаться в себе, на своих прошедших состояниях. Это уже в прошлом, необходимо сделать все возможное, чтобы подобное не произошло в будущем, и научиться себя контролировать.

    Восстановление после психоза для одних проходит быстро и достаточно легко, для других затруднительно и долго. Тут важно учесть, что психика является гибкой структурой, откликающейся на воздействия, которые неуловимы зрением, слухом, осязанием. Она не вправляется моментально в то положение, в котором первоначально была. Все происходит индивидуально, постепенно привыкая к новым условиям. Это подобно механизму выработки иммунитета.

    источник

    Психическое состояние человека не всегда бывает стабильным и любое отклонение от нормы свидетельствует о том, что присутствуют патологические нарушения, которые способны искажать реальность не только мышления, но и восприятия окружающего мира.

    Больной в таком состоянии не способен адекватно мыслить и реагировать на какие-либо просьбы или замечания. Поступки зачастую имеют угрожающий характер и для больного, и для его близких.

    Параноидальный психоз проявляется в тех ситуациях, когда больному человеку в реальности грозила опасность. Несмотря на то, что все страхи должны быть уже позади, чувство тревоги и подозрительности становятся частью жизни человека, что в свою очередь вызывает опасение у его родных и друзей.

    Первые проявления психоза не воспринимаются как нечто серьезное, поскольку постоянное нервное напряжение и стрессы не лучшим образом воздействуют на психику человека. Само по себе состояние тревоги не проходит, отмечается характерная агрессия, сопровождаемая бредовыми идеями и манией преследования.

    Стоит отметить, что данное расстройство личности чаще диагностируют у мужчин в молодом возрасте. Человек не видит положительных моментов, а считает, что все настроены к нему враждебно. Это и побуждает развитие бредовых идей. Параноидальные мысли, мнительность и тревожность становятся естественным состоянием души.

    Существует ряд факторов, наличие которых провоцирует развитие либо же возникновение параноидального психоза.

    В большинстве случаев это предшествующие расстройства ЦНС и другие заболевания, которые оказали негативное влияние на состояние психики человека. Среди прочих самые распространенные следующие:

    • заболевание эндокринной системы;
    • сбой обменных процессов;
    • алкоголизм;
    • наркомания;
    • атеросклероз;
    • постоянные стрессы;
    • травмы головного мозга;
    • инфекционные заболевания, перенесенные в тяжелой форме;
    • ухудшение работы нервной системы;
    • работа во вредных условиях (постоянное воздействие химических веществ и ядов);
    • сифилис головного мозга;
    • полученные травмы, повлекшие сильнейшее психоэмоциональное потрясение.

    Параноидальный психоз зачастую является следствием течения такой болезни как шизофрения. Как правило, расстройства личности наблюдаются у людей, ведущих неправильный образ жизни (алкоголики, наркоманы и т.п.). У них искажается способность адекватно реагировать на происходящее вокруг.

    Человек постепенно деградирует, замечая только негатив и агрессию. Специалисты считают, что подобное психическое состояние может быть заложено генетически. Толчком к развитию патологии становится какая-либо психологическая травма.

    Параноидальный психоз, как и любое другое заболевание, имеет ряд характерных симптомов. В результате патологических изменений в психике болезнь проявляется следующими симптомами:

    • чрезмерная подозрительность ко всему окружающему;
    • не доверительное отношение даже к близким и родным людям;
    • эмоциональное восприятие любой критики либо же замечаний;
    • непредсказуемость реакций;
    • боязнь предательства окружающих;
    • постоянное состояние обиды;
    • отсутствие стремления прощать;
    • нежелание забывать обиды;
    • податливость влиянию стрессовых ситуаций;
    • постоянное ощущение чувства тревоги;
    • раздражительность;
    • фобии;
    • резкие перепады настроения и активности;
    • отсутствие способности на чем-то концентрировать внимание;
    • склонность к депрессиям;
    • нежелание общаться с другими людьми, что приводит к сужению круга общения;
    • проявление интереса к магическим ритуалам и прочей мистике;
    • постоянное желание быть в одиночестве;
    • эпизодическое проявление галлюцинаций;
    • недовольство собой и окружающими.

    Это далеко не полный перечень симптомов, которые можно наблюдать у больного. Каждый случай индивидуален и может быть дополнен иными проявлениями, такими, например, как беспочвенная ревность и бесконечные подозрения в измене.

    В большинстве случаев параноидный психоз не является постоянным состоянием, а проявляется эпизодически, если имеют место вышеописанные симптомы, то при первых же их проявлениях необходимо срочно обратиться к специалисту, который после детального изучения клинической картины сможет поставить окончательный диагноз и назначить адекватное лечение.

    Ни в коем случае не стоит медлить, поскольку, если своевременно не принять надлежащих мер, то болезнь может перейти в хроническую форму. Жизнь пациента и окружающих людей станет просто невыносимой.

    С медицинской точки зрения параноидальный психоз подразделяется на виды, которые описывают состояние больного, его бредовые идеи. К таковым относят:

    1. Амбициозность и мания величия – ситуация, в которой пациент возомнил себя знаменитой личностью, придумал себе некие сверх способности. Как правило, больные представляют себя в качестве писателей, героев фильмов, великих ученых и даже религиозных деятелей.
    2. Эротомания – выдумываются любовные похождения неких знаменитых личностей к объекту страсти, то есть к больному. Обычно, сексуальностью пациент не отличается, а любовной связи, тем более со знаменитостью, вообще не существует.
    3. Соматический бред – больной внушает себе и уверяет всех окружающих в том, что он имеет некую смертельную болезнь или увечье.
    4. Преследование – пациенту кажется, что за ним либо его близкими ведется постоянная слежка, целью которой является причинение вреда.
    5. Патологическая ревность – подозрения в измене своей супруги не дают покоя. Бредовые идеи могут относиться как к настоящим событиям, так и к прошедшим. Довольно часто мужчины уверены в том, что биологическим отцом его детей является другой человек.
    6. Не уточненный вид – состояние бреда такого вида включает в себя несколько типов бредовых направлений. Наличие какой-то адекватной мысли уловить в разговоре с таким больным крайне проблематично. Один бред переплетается с другим.

    Состояние больного при параноидальном психозе может быть разным. Возбудимость часто может сменяться безразличием, растерянностью, заторможенностью. Довольно часто отмечается полная апатия ко всему происходящему и присущ некий внутренний ужас.

    Внешние факторы и внутренние нарушения влияют на вариативность течения заболевания, которое может развиваться в следующих видах:

    1. Мутность сознания – в процессе разговора больной может проявлять эмоции различного характера (смеяться, рыдать, плакать, дурачиться). Как правило, человек находится в прострации.
    2. Псевдодеменция – данной форме болезни присущи интеллектуальные нарушения. Больной не способен понять в какой обстановке он находится, отвечает нелепо на поставленные вопросы, крайне рассеян.
    3. У больного поведение ребенка (пуэрилизм) – пациент ведет себя как ребенок, строит неправильно речь, называя при этом всех окружающих тетями и дядями. Несмотря на подобное «детство» человек может совершать взрослые поступки, например, курить.
    4. Истерия – эмоционально раздраженный человек с помрачением сознания может впасть в оцепенение, возникает медлительность и заторможенность. Однако, такое состояние кратковременно, на лице появляется характерная мимика (злоба, отчаяние, скорбь). После выхода из подобного ступора часто развивается маниакально-депрессивный психоз. На начальных этапах у больного отмечается эмоциональное напряжение. Возможно искажение происходящего, а за счет действия раздражающего фактора (стресса) симптоматика сохраняется либо же клиническая картина усугубляется.

    Назначение лечебной терапии возможно только после постановки точного диагноза. Врач первоначально оценивает состояние пациента визуально. Затем проводится опрос больного на различные тематики.

    Адекватность ответов, поведение во время сеанса, личностные характеристики человека, являются теми ключевыми факторами, которые анализируют при установке диагноза.

    Полное отрицание происходящих в настоящее время событий свидетельствует о том, что пациент страдает параноидальным психозом и требует лечения.

    При обращении на ранних этапах проявления болезни к квалифицированному психиатру возможно проведение лечения в условиях амбулатории. В том случае, если действия и поведение больного представляют потенциальную угрозу для него самого и близких людей, возможна госпитализация. Однако подобное решение принимается после досконального проведения обследования.

    Лечить параноидальный психоз необходимо комплексно. Любые терапевтические назначения и правильность их исполнения проходят строго под контролем лечащего врача. На сегодняшний день практикуется применение таким методик терапии:

    1. Психотерапия – проведение сеансов преследует цель повысить самооценку пациента, разобраться в причинах формирования фобий, направить мышление на позитив для вырабатывания навыков коммуникабельности.
    2. Прием медикаментов – прописываются успокоительные, седативные препараты. Если состояние больного слишком тревожное, то назначают также антидепрессанты и транквилизаторы. Для каждого отдельного пациента разрабатывается индивидуальная схема лечения с определением дозировки и продолжительности приема лекарственных средств.

    Стоит отметить, что прежде, чем врач выберет методику лечения пациента, он тщательно изучит историю болезни. При назначении дозировки учитывается возраст больного и его психическое и эмоциональное состояние.

    Как правило, безнадежных больных не бывает. Даже незначительное улучшение свидетельствует о положительной динамике. Добиться эффективности лечения можно не только при использовании различных методик, но и благодаря улучшению качества жизни пациента.

    Читайте также:  Как долго может длится психоз

    В данном случае речь идет о создании благоприятной атмосферы в семье. Если пациент, страдающий параноидальным психозом, будет окружен любовью и заботой близких (они перестанут реагировать на его выходки и речи), постепенно болезненное состояние улучшится и человек будет вполне адаптирован к реальной жизни/

    источник

    После обзора работ, в которых хроническое систематизированное бредообразование рассматривается как проявление атипично протекающей шизофрении, необходимо кратко остановиться и на исследованиях, рассматривающих паранойю как атипичный циркулярный психоз. Речь идет об оживленной, хотя и относительно непродолжительной, дискуссии, развернувшейся в 10–20-х годах XX столетия вокруг концепции G. Specht, квалифицировавшего паранойю как разновидность хронической мании. Суть построений G. Specht (1905, 1908) сводилась к утверждению, что патологический аффект – необходимый компонент хронического паранойяльного бреда. Об этом свидетельствовал, по мнению автора, ряд признаков паранойи, которые могли бы рассматриваться в то же время как характерные симптомы хронической мании: речевой напор, графомания, общее беспокойство, повышенная деятельность, облегченное течение мыслей. Однако G. Specht не останавливается на этих, нашедших подтверждение и в дальнейших наблюдениях, выводах, а пытается доказать, что и сам бред при паранойе – явление вторичное, возникающее вследствие хронического маниакального состояния. Экзальтированные параноики («реформаторы», «политики», «философы»), по G. Specht, лишь вторично, вследствие разочарований, сопровождающих их всю жизнь, приходят к идеям преследования. Взгляды G. Specht не нашли широкого признания и были поддержаны лишь небольшой группой авторов, среди которых были P. Peters (1907), М. Lowy С1910), Ennen (1911).

    Наибольшую поддержку взгляды G. Specht получили в исследованиях G. Ewald (1925), одного из сотрудников клиники К- Kleist. Последний указывает, что в наследственности у параноиков почти всегда удается выявить гипоманиакальный темперамент, по крайней мере По одной линии. Маниакальные черты могут быть установлены и у самих больных, хотя это и не всегда легко сделать, так как нередко такие нарушения рассматриваются как следствие бредовой переоценки. Маниакальный компонент является, по мнению G. Ewald, не конституциональной особенностью, а эндогенным симптомом самой паранойи. Признаки гипомании видны в живости интрапсихической переработки, в «бегстве идей». Гипо-маниакальный темперамент и параноидный характер могут взаимодействовать различно, в связи с чем и определяются различные группы параноиков (например, при более выраженном маниакальном компоненте – бред величия, при преобладании параноидности – бред преследования).

    Следует подчеркнуть, что попытки представить паранойю как заболевание циркулярного круга встретили ряд возражений и были- полностью отвергнуты в работах таких психиатров, как Е. Kraepelin, J. Lange, E. Bleuler, Н. Maier (1912), S. Thalbitzer (1910), Forster (|1908), E. Rittershaus (1923).

    He отрицая наличия аффективных нарушений, в клинической картине многих случаев паранойи, E. Bleuler и Н. Maier показали (это и явилось одним из основных аргументов, выдвигавшихся против концепции G. Specht), что, с точки зрения психопатологии, связь аффекта с бредообразованием, да и сам аффект у этих больных носят принципиально иной характер. Клиническая дифференциация паранойи от случаев атипично протекающего циркулярного психоза была проведена в работах E. Kraepelin и J. Lange. Параноики представлялись E. Kraepelin эмоционально более «свободными»: в отличие от боязливого и тревожного настроения депрессивных больных у них отмечается только раздражительность и озлобление. Стойкое однообразие стремлений к одной цели у параноика противостоит беспокойству, отвлекаемости и все новым планам, наблюдающимся при хронической мании. Полная достоинства и убежденности сдержанность параноика существенно отличается от гипомании со вспышками гнева. J. Lange подчеркивал, что у многих параноиков не отмечается ни депрессивных, ни маниакальных черт. Исследования наследственности, указывает далее J. Lange, не свидетельствуют в пользу циркулярной природы паранойи, так как в семьях параноиков отчетливые аффективные приступы составляют редкость.

    Н. Krueger (1917), выступая против концепции G. Specht, указывает, что при паранойе вообще нет первичного нарушения аффекта. Основную почву для возникновения бредовых идей создают расстройства интеллектуальной деятельности и «смещение сознания личности», причем эти нарушения остаются и в то время, когда аффект уже давно отзвучал. Дифференциация возможна даже в наиболее трудных в этом отношении случаях кверулянтства. Маниакальный больной кверулирует «из принципа», при любой возможности, в то время как параноик – в основном лишь в определенном кругу мнимого правового ущерба.

    Следует подчеркнуть, что и в публикациях, появившихся в последующие годы, не удается найти убедительных данных, которые подтверждали бы концепции G. Specht и G. Ewald. Таким образом, с точки зрения нозологической квалификации паранойи приведенная выше дискуссия представляет в настоящее время лишь исторический интерес.

    Паранойя – заболевание из группы эндогенных психозов вне рамок шизофрении и циркулярного психоза (французские авторы, Н. Krueger, а также К. Kleist и его школа).

    Среди исследователей, рассматривающих паранойю вне рамок шизофрении и маниакально-депрессивного психоза, но в группе эндогенных заболеваний, следует прежде всего упомянуть французских психиатров и психиатров школы К- Kleist, а также некоторых других авторов, придерживающихся в вопросах классификации бредовых психозов близкой к ним клинической ориентации.

    При общности взглядов на принадлежность паранойяльных состояний к группе хронических бредовых психозов во французской литературе существуют две различные тенденции в оценке положения интерпретативного бреда среди других бредовых психозов. Если одни авторы, как на это указывал В. Frey (1923), при систематике параноидных состояний объединяют паранойяльные с иными бредовыми (и не только бредовыми) синдромами, то другие авторы рассматривают резонирующее помешательство в качестве самостоятельного вида хронического бредового психоза. Работы последней группы авторов немногочисленны и выполнены под несомненным влиянием исследований P. Serieux и I. Capgras (1909).

    Так, J. Levy-Valensi (1926) выделяет в составе систематизированного хронического бреда негаллюцинаторный параноический бред и систематизированный галлюцинаторный бред (хронический галлюцинаторный психоз). В качестве общих признаков, характерных для случаев хронического параноического бреда, автор отмечает ясность ума, отсутствие деменции на всем протяжении заболевания, неизлечимость, отсутствие или эпизодичность галлюцинаций.

    Эволюция клинической картины подразделяется в соответствии с наблюдениями P. Serieux и I. Capgras на три фазы: переработки, систематизации и стереотипии. G. Genil-Perrin (1926) отделяет паранойю как особую форму психического расстройства, с одной стороны, от хронического, галлюцинаторного бреда, с другой – от бреда преследования в рамках раннего слабоумия. Паранойя в описании G. Genil-Perrin (по сравнению с резонирующим помешательством Серье и Капгра) охватывает более широкий круг психических нарушений. Наряду с паранойяльными больными, психоз которых протекает в рамках бреда интерпретации («большие параноики»), к группе параноиков G. Genil-Perrin относит также «малых конституциональных параноиков» (имея в виду параноическую психопатию), а также атипичных параноиков.

    Н. Claude (1925, 1926) также выступает за выделение резонирующего помешательства, включающего и бред притязания (бред интерпретации Серье и Капгра), в качестве самостоятельного заболевания. Последнее автор относит к группе конституциональных психозов. Болезнь развивается у преморбидно психопатических личностей с чертами высокомерия и предвзятости. Н. Claude подчеркивает, что рассматриваемая им клиническая картина по существу идентична крепелиновской паранойе, с той лишь разницей, что к паранойе присоединяется еще и бред кверулянтов (идентичный бреду притязания французских авторов).

    М. Dide и P. Cuiraud (1956) относят к группе прогрессирующих форм бреда ряд психопатологических синдромов, в их числе хронический бред, парафрению и паранойю. Вся эта группа бредовых психозов объединяется общими признаками: перманентный характер бреда, преобладающего в клинической картине с момента заболевания и до смерти; тенденция к прогредиентности, проявляющаяся в нарастающей систематизации и генерализации; отсутствие видимых причин для формирования бреда. Сходную систематику приводит и Н. Baruk. Однако, как уже говорилось, большинством французских авторов, особенно в последние годы, паранойяльные состояния рассматриваются не изолированно, а в совокупности с другими бредовыми проявлениями. Так, С. Nodet (1938) объединяет в составе паранойяльных психозов следующие разнородные группы. 1. Бред воображения Дюпре (Е. Dupre, 1925) с преобладанием конфабуляторных структур. 2. Любовный бред, включающий эротоманический бред, бред ревности и притязания; сюда относится как интерпретативный, так и галлюцинаторный вариант эротомании. 3. Интерпретативный бред Серье и Капгра. 4. Галлюцинаторный бред в двух его видах: бред преследования с акустико-вербальной галлюцинаторной активностью и бред влияния со всеми видами психического автоматизма. 5. Гипостенический бред, к которому, в частности, относится и сензитивный бред отношения Кречмера.

    А. Barbe (1950) включает в рамки систематизированного бреда не только состояния, близкие к паранойе, но и галлюцинаторно-бредовые психозы как с непрерывным, так и с ремиттирующим течением. Показательным в этом отношении является многообразие состояний, включаемых наряду с паранойяльными в рамки психозов страсти (R. Priori, 1956; I. F. Buisson, 1959).

    Другие авторы (I. Alliez и A. Savy, 1956; J. Bastie и др., 1961) состояния, которые могли бы быть расценены в качестве одного из вариантов и этапов развития паранойи, рассматривают как отдельные заболевания (интерпретативный психоз, болезнь преследования и Др.). Обращает на себя внимание попытка I. Lemaire (1958) объединить в одну группу различные паранойяльные состояния (конституционально и реактивно обусловленные,. процессуальные и др.), связав их, но не идентифицируя с понятием «параноическая личность». Такое объединение диктуется, по мнению автора, отсутствием четких границ между конституциональными формами, не представляющими больших отклонений от нормы, «стертыми» и латентными состояниями и психозами с паранойяльной картиной.

    Таким образом, паранойя в работах большинства французских авторов оказывается «растворенной» в группе, бредовых психозов (синдромов), границы которых более всего соответствуют рамкам первичного помешательства, выделявшегося в докрепелиновский период, чем паранойе Крепелина. В связи с таким положением, естественно, возникает ряд затруднений в соотнесении этой группы исследований с большим клиническим материалом, накопленным при изучении паранойи как относительно редко встречающегося бредового психоза с изолированным бредом и хроническим течением.

    Обратимся к другому аспекту исследований этой группы авторов. Как уже говорилось, состояния, близкие к паранойе, описываемые в пределах бредовых синдромов, рассматриваются ими вне рамок шизофрении. Каковы же критерии, используемые для дифференциации ряда хронических бредовых психозов (а в их числе и хронического бреда интерпретации Серье и Капгра, ближе всего стоящего к крепелиновской паранойе) от шизофрении? Для ответа на этот вопрос перейдем к исследованиям, в которых рассматриваются проблемы дифференциации бреда при шизофрении и при других, более благоприятно протекающих психозах.

    С. Pascal (1911) различает в рамках раннего слабоумия лишь две категории бреда: инкогерентную и стереотипную. Инкогерентный бред характеризуется полиморфизмом, разнообразными абсурдными и нестойкими патологическими идеями. Галлюцинации и иллюзии выступают в клинической картине почти с самого начала заболевания. Стереотипный бред имеет лишь видимое сходство со стойкими систематизированными бредовыми состояниями. Стереотипность принципиально отличается от систематизации. Для стереотипного бреда характерны возникновение его на «базе» галлюцинаций, бедность эмоционального фона, слабость суждений и доказательств. Позже, когда деменция становится более грубой, бредовые идеи распадаются и исчезают, остаются лишь фрагменты, обломки старого.

    Таким образом, в рамках раннего слабоумия С. Pascal рассматривает галлюцинаторно-параноидные состояния, наблюдающиеся лишь при быстро нарастающих и выраженных проявлениях деменции. Более благоприятно протекающие бредовые психозы, в том числе и паранойяльные, автор относит к систематизированным формам бреда, рассматриваемым вне рамок шизофрении. В связи с отсутствием, особенно на начальных этапах болезни, отчетливых негативных изменений возникновение бреда связывается не с прогрессирующим распадом психической деятельности, а лишь с ее бредовой перестройкой. По мнению автора, бред в этих случаях подобен злокачественной опухоли, которая располагается в органах, однако не нарушает их функций. Психическая жизнь не нарушается, а лишь видоизменяется, определяясь конструкцией и кристаллизацией бредовых идей. Бред продолжает развиваться вследствие сохраняющейся психической активности и способности к синтезу. Так, С. Pascal пытается объяснить механизм стойкого, сохраняющегося в течение десятилетий бреда у параноиков, у которых не удается, несмотря на большую давность болезни, выявить заметных изменений личности.

    На таких же позициях стоит и большинство других авторов (Е. Marandon de Montyel, 1905; J. Vie, 1939; E. Regis, 1923; Th. Kemmerer, 1968).

    E. Regis также относит к шизофрении лишь те параноидные психозы, которые характеризуются ранним интеллектуальным снижением, быстрым присоединением обманов чувств и малосистематизированным бредом. Бред в этих случаях быстро стереотипизируется, но не прогрессирует.

    В работах Н. Claude (1925, 1926) и его последователей наметился некоторый отход от такого резкого разграничения бредовых состояний, различающихся между собой в основном лишь по степени прогредиентности. Не признавая границ шизофрении в рамках, очерченных E. Bleuler, H. Claude допускал в то же время возможность ряда постепенных переходов от шизоидии к шизомании и шизофрении. Однако и в исследованиях Н. Claude, несмотря на, казалось бы, более «расширительную» трактовку шизофрении, психозы с интерпретативным бредом оказываются все же вне рамок этого заболевания. Среди заболеваний с хроническим бредообразованием Н. Claude различает две большие группы: 1) паранойяльные психозы и 2) параноидные психозы.

    В рамках шизофрении рассматривается лишь вторая группа, к которой относятся: а) параноидная гебефреническая деменция с исходом в гебефреническое слабоумие, б) параноидный шизофренический психоз с преобладанием в клинической картине несистематизированного бессвязного бреда, а на более поздних этапах – глубоких изменений личности по шизофреническому типу. В связи с быстрым развитием процесса у – больных этой группы очень рано обнаруживается невозможность приспособления к окружающей среде. Варианты психозов, относимые Н. Claude к первой группе (хронический бред Маньяна, хронические галлюцинаторные и интерпретативные психозы, а в их числе и паранойя, бред влияния, а также некоторые другие формы, протекающие с преобладанием явлений психического автоматизма), рассматриваются в качестве нозологически самостоятельных заболеваний, главным образом на основании более доброкачественного течения.

    Читайте также:  Можно ли водить автомобиль при неврозе

    Особенности приведенной выше классификации бредовых психозов подчеркивались еще А. Кронфельдом (1936), который отмечал, что под шизофренией в узком смысле Н. Claude и его сотрудники понимают группу прогредиентных психозов Крепелина – Мореля, но за вычетом хронических бредовых форм.

    В этом отношении характерны последние исследования Н. Еу (1959, 1967), соответствующие точке зрения той части французских авторов, которые в отличие от Н. Baruk (1959) не стоят на крайних синдромологических позициях. Вне рамок шизофрении Н. Еу выделяет две формы хронического бреда: систематизированный и фантастический. К первой группе, которая и представляет для нас интерес, относятся бред интерпретации, хронический галлюцинаторный психоз с систематическим развитием и др. Что же с точки зрения Н. Еу позволяет дифференцировать указанную группу бредовых психозов от шизофрении? При истинной шизофрении, по Н. Еу, имеет «место процесс бредового превращения и прогрессирующего разрушения личности, доходящий до такой степени, что возникает разрыв с реальностью. Шизофрения– это такой прогрессирующий психоз, который, даже не доходя до деменции, постепенно приводит ко все большей замкнутости. При психозах же с систематизированным бредом психические нарушения не приводят больного целиком в противоречие с реальностью, оставляя нетронутыми его взаимоотношения с окружающими на уровне повседневных «будничных» связей. У таких больных отсутствует аутизм. С другой стороны, у них не обнаруживается, по мнению автора, и интеллектуальный дефект. Прогноз при этих психозах также иной, отличный от «прогрессирующей регрессии» при шизофрении. Таким образом, одним из ведущих критериев, служащих основанием для выделения хронических бредовых психозов из группы шизофрении, является отсутствие выраженных негативных изменений.

    В работах немецких авторов в ряде публикаций паранойя также рассматривается в группе эндогенных психозов, но вне рамок шизофрении. При этом здесь, как и у французских авторов, отмечается тенденция к расширению границ паранойи за счет присоединения к ней бредообразующих заболеваний, сопровождающихся многочисленными галлюцинациями и аффективными нарушениями. Показательными в этом отношении являются исследования Е. Stransky (I1913), Е. Moravcsik (1916), Н. Krueger (1917).

    Е. Stransky подчеркивает внутреннее родство выделявшихся Е. Kraepelin вне рамок шизофрении бредовых психозов – паранойи и парафрении. Различия между ними сводятся, по мнению автора, к дифференциации между более легкими и более тяжелыми вариантами одного и того же заболевания. Е. Stransky подчеркивает единую для всех случаев паранойи и парафрении дегенеративную почву. Характерная особенность этого предрасположения в отличие от предрасположения при маниакально-депрессивном психозе состоит в склонности не к аффективной лабильности, а, наоборот, к стабильности аффекта, что и обусловливает превалирование в клинической картине стойких экспансивных бредовых идей.

    Н. Krueger относит паранойю к эндогенным процессам. Он подчеркивает, что определение этого заболевания как психического уродства, предлагавшееся Е- Kraepelin, подходит лишь для параноической конституциональной основы, на которой развивается паранойя. Границы паранойи, по Н. Krueger, также существенно отличаются от описаний Е. Kraepelin. H. Krueger выделяет в составе паранойи три подгруппы: комбинаторную, галлюцинаторную и кверуляторную. Следовательно, автор также Расширяет рамки паранойи за счет случаев систематизированной и экспансивной парафрении Крепелина. Несмотря на некоторые различия в клинической характеристике дебюта и ранних этапов течения, исход заболевания во всех трех подгруппах паранойи почти одинаков.

    Автор подчеркивает, что с годами параноики становятся все более похожими друг на друга. Хотя бредовая система сохраняется, развитие ее происходит все медленнее, а в параноидной симптоматике обнаруживается все большая однотонность. Представления, мышление, суждения, чувства, поведение – словом, вся психическая жизнь приобретает в этот период оттенок крайней ограниченности и однообразия. Как видно из описаний Н. Krueger, в этих относимых к паранойе случаях налицо медленно нарастающие изменения личности. Однако с точки зрения самого автора признаки слабоумия при паранойе полностью отсутствуют. Дело в том, что о слабоумии, по мнению Н. Krueger, можно говорить лишь тогда, когда явны грубые выпадения психических функций. Наблюдающиеся же в случаях паранойи негативные изменения он не склонен в связи с этим рассматривать как проявления деменции – это «лишь видоизменение, сужение психических функций». Естественно, что такая позиция в значительной степени «облегчает» Н. Krueger дифференциальную диагностику между паранойей и параноидной шизофренией.

    В исследованиях К- Kleist (1913, 1947) и представите- лей его школы (Н. Schwab, 1941; Е. Neele, 1942; К- Leon-hard, 1960) паранойя, как и у Н. Krueger, а также у Н. Еу и других французских авторов, рассматривается вне рамок шизофрении и в то же время лишена самостоятельности, будучи объединенной с другими благоприятно протекающими психозами (атипичные эндогенные психозы Клейста). В группу параноидных психозов, часть из которых рассматривается в качестве «краевых» по отношению к паранойе, К- Kleist наряду со случаями хронического систематизированного бредообразования включает и острые бредовые и аффективно-бредовые психозы, также возникающие, по его мнению, на почве гипопараноической конституции (экспансивная и персекуторная паранойя). Характерно, что и к инволюционной паранойе, описанной К- Kleist в 1913 г., были отнесены не только поздние параноидные психозы с систематизированным бредом, но также галлюцинаторно-параноидные и депрессивно-параноидные синдромы. В отличие от французских психиатров К. Kleist, как в последующем и его ученик К. Leonhard, отмечает при психозах с систематизированным бредообразованием наличие нерезко выраженных изменений личности. Однако с его точки зрения возникшие нарушения не являются достаточным основанием для диагностики шизофрении.

    В соответствии с классификацией К. Leonhard (1960) паранойя относится к аффективной парафрении. В таких случаях, в отличие от параноидных состояний при шизофрении, бред, по К- Leonhard, сопровождается патологическим аффектом. Более легкие случаи аффективной парафрении, где аффект не выступает так остро, описывались ранее под названием «паранойи Крепелина». Следует подчеркнуть некоторые отличия в позициях К- Leonhard и французских авторов.

    К. Leonhard относит аффективную парафрению (а вместе с ней и паранойю) к несистемной шизофрении, для которой автор допускает возможность возникновения известных негативных изменений. Однако в то же время он подчеркивает, что связь между несистемной и системной (т. е. истинной) шизофренией практически ограничивается лишь традиционной терминологией и не имеет генетических обоснований.

    Сходную с принятой во французской психиатрии, а также в школе Кляйста позицию в отношении классификации бредовых психозов занимает, как уже отмечалось, и ряд других авторов. Следует подчеркнуть, что в отечественной литературе публикации, в которых высказываются подобные взгляды, немногочисленны. Речь идет о работе Ю. С. Николаева «О сензитивном бреде физического недостатка и его нозологической принадлежности» (1945), а также об исследованиях И. Ф. Случевского (1957)-и некоторых других авторов (Б. Я. Первомайский, 1964; Ю. А. Антропов, 1964; Л. А. Алексеева, 1964). Критерий негативных изменений, понимаемый в свете концепций французской психиатрии и школы Кляйста, используется и в исследованиях польских психиатров P. Bilikiewicz, W. Sulestrowski и L. Wdowiak (1957, 1959). Авторы различают в группе эндогенных психозов шизофрению, паранойю и парафрению. Каждому из этих психозов соответствует свой эндогенный процесс, который и определяет сущность специфики и вида заболевания. При различных неблагоприятных влияниях параноик наиболее часто реагирует рецидивом одного из паранойяльных синдромов: больной парафренией – парафренных, больной шизофренией – рецидивом кататонических, гебефренических или параноидных состояний. Исходя из этого, к истинной паранойе могут быть отнесены только тс паранойяльные психозы, которые возникают на основе специфического эндогенного процесса; остальные же паранойяльные состояния (в том числе и психогенно обусловленные) относятся к симптоматическим картинам. Для подтверждения своих предположений о существовании трех отдельных эндогенных процессов (паранойя, парафрения и шизофрения) авторы пытаются привлечь данные терапии психотропными средствами. При этом выдвигаются следующие соображения. При паранойе и парафрении после исчезновения в процессе терапии позитивных психопатологических проявлений не остается негативных симптомов; в то же время у больных шизофренией после лечения, напротив, еще более отчетливо выступают такие проявления дефекта, как аутизм, расщепление личности, ригидность, амбивалентность, потеря активности и жизненной энергии. Результаты нейролептической терапии выступают здесь, казалось бы, в качестве дифференциально-диагностического признака, свидетельствующего о психопатологических различиях между шизофренией, с одной стороны, и паранойей – с другой.

    Суть дела, однако, в том, что именно подразумевается под негативными изменениями. В работах P. Bilikiewicz, W. Sulestrowski и L. Wdowiak речь идет лишь о глубоких психических нарушениях. Другие же, нерезко выраженные, негативные изменения, более адекватные медленно развивающемуся заболеванию, не расцениваются как следствие процесса. Нетрудно заметить, что такая позиция основывается на представлении о почти полном отсутствии – корреляций между негативными и позитивными проявлениями болезни, с чем едва ли можно согласиться. Следует подчеркнуть, что такие взгляды на соотношение негативной и позитивной симптоматики свойственны в той или иной степени большинству исследователей рассматриваемого направления, а в работах P. Bilikiewicz и сотрудников они выступают лишь более отчетливо.

    Позитивные проявления трактуются этими авторами в качестве функциональных, «привитых», излечимых (под воздействием нейролептических средств) синдромов, которые лишь осложняют или наслаиваются на основной специфический эндогенный процесс, не поддающийся. никаким терапевтическим влияниям и при лечении шизофрении проявляющийся грубыми изменениями личности. Однако такое воззрение не находит подтверждения в клинической практике, в данных общей психопатологии. Как указывает А. В. Снежневский (1960), «… позитивные и негативные симптомы при так называемых прогредиентных психозах представляют собой единство». Степень выраженности как тех, так и других определяется одним и тем же фактором – глубиной и распространенностью поражения деятельности мозга. В связи с этим удается установить тесную взаимосвязь между формой позитивных психопатологических нарушений и характером изменений личности. Так, позитивным проявлениям более глубокого уровня поражения (кататония, гебефрения) соответствуют и более грубые изменения личности в виде аутизма, «эмоционального оскудения», «падения энергетического потенциала». Но если поражение психической деятельности не столь «глубоко» (что психопатологически наряду с навязчивостью и аффективными расстройствами может проявиться, в частности, и паранойяльным бредом), то негативные изменения в рамках того же эндогенного процесса будут значительно менее выражены и нередко определяются лишь нарастанием психопатоподобных расстройств.

    Итак, представление о единстве позитивных и негативных проявлений противоречит точке зрения авторов (преимущественно французской школы) о грубых изменениях личности как неотъемлемом признаке шизофрении. Такое расхождение во взглядах подчеркивается нами не с целью анализа принципиальных разногласий различных школ в психиатрии. Задача наша значительно скромнее: показать, что указанные противоречия существенным образом отражаются на подходах к решению вопроса о нозологической самостоятельности паранойи. Между тем предположение, что шизофреническому процессу независимо от стадии его развития обязательно присущи выраженные изменения личности (отражающие глубокий уровень поражения центральной нервной системы), естественно, должно было повлечь за собой и ограничение круга позитивных проявлений, включаемых в рамки этого заболевания. И действительно, авторы рассматриваемых исследований, ориентируясь на грубые изменения личности, вынуждены признать наиболее свойственными (гомогенными) шизофрении лишь те психопатологические нарушения, которые также наблюдаются при глубоких поражениях деятельности мозга, т. е. симптоматику, свойственную ядерной группе заболевания. В связи с этим значительная часть бредовых состояний (также и паранойяльные), являющихся признаком более легкого нарушения психической деятельности и не сопровождающихся в соответствии с этим глубокими изменениями личности, не относится этой группой авторов к шизофрении. В этом состоит важная причина того, что паранойя, также включаемая в круг хронических бредовых психозов, рассматривается в качестве самостоятельного эндогенного заболевания.

    Если попытаться сопоставить позиции по проблеме паранойи представителей школы Кляйста, французской школы с примыкающими к ним исследователями, с одной стороны, и психиатров, придерживающихся в нозологии крепелиновского направления, – с другой, то можно сделать следующий вывод. Выделение паранойи вне рамок шизофрении, осуществляемое школой Кляйста и французскими авторами, является прежде всего результатом принципиально иных взглядов на систематику эндогенных психозов, а не следствием иной психопатологической оценки клинической казуистики. Поэтому указанная точка зрения не может служить аргументом в пользу нозологической самостоятельности паранойи, если понимать нозологическую систематику в традиционных рамках Е. Kraepelin и Е. Bleuler.

    Однако было бы упрощением утверждать, что все разногласия в отношении нозологической принадлежности паранойи сводятся в настоящее время лишь к противоречиям во взглядах различных школ. Дело в том, что вне рамок шизофрении, но в пределах эндогенных психозов, а не психопатии (в ее динамическом аспекте), паранойя рассматривается не только представителями французской синдромологической психиатрии и последователями школы Кляйста, но, как показывают публикации последних лет, и рядом других авторов, в числе которых есть и сторонники крепелиновского направления в нозологии. Ниже мы остановимся на некоторых из этих исследований.

    источник