У клоуна депрессия и он приходит к доктору и говорит

Есть кем-то придуманная история про клоуна.

Пациент приходит к врачу и жалуется на депрессию.

-доктор, мне очень плохо, я грущу , мне пусто и т.п.

доктор дал ему лекарства и попросил придти через несколько дней

пациент пришёл через несколько дней .

-доктор, мне не помогли эти лекарства. что мне делать ?

доктор прописал ему самые сильные антидепрессанты, попросил придти через неделю.

пациент пришёл через неделю к врачу.

— доктор , мне не помогли эти таблетки, все методики тоже не помогли.

— ну хорошо , ответил доктор, — в город не так давно приехал очень весёлый клоун, он веселит всех , он может развеселить каждого. Я сам слышал как самые серьёзные и грустные люди смеялись после посещений его шоу. Сходите к этому клоуну, к этому самому весёлому шутнику и он вас вылечит, гарантирую )

-доктор , я и есть тот клоун .

——- История крайне близка, так что позволю себе написать свою.

Сидя ночью за двумя чашками горячего чая перед открытым окном, за которым лил дождь и дул прохладный ветер шелестя листвой не позволяя каплям падать без аплодисментов на земь, он вспоминал как был счастлив с той гостьей, что навещала его жизнь меняя её на нечто волшебное и неземное. Звуками флейты наполнялось его сердце, когда она пела ему о своей любви к полётам, за что он её так любил. Они работали в цирке, она звала его работать с ней в паре — воздушными акробатами , но его не принимали из-за здоровья, к тому же хозяин цирка был крайне доволен его ролью и всегда отказывал ему оставляя на прежнем рабочем месте. Он работал клоуном , веселя публику. Некоторые зрители не любили его вначале, но если клоун им нравился — они приходили снова и снова на его выступлении. А где-то наверху, под куполом летала она исполняя немыслимые трюки без страховки. Он всегда переживал за неё, часто выходил из цирка

и бродил по ярмарке, на котором он находился. Он не всегда любил свою работу, но так получалось, что из него выходил идеальный клоун. Он ходил по рядам ярмарки выделяясь среди толпы своим гримом, он выглядел чужим, словно он был пришельцем прилетевшим с другой планеты, однако он улыбался людям, а те фотографировались с ним иногда, улыбаясь в ответ. Он видел других работников ярмарки, продавца сладкой ваты, владельца дрессированных собак, кто-то из них приходил в цирк посмотреть её выступление, как она парит над ними, но клоун , он был уверен, что она летает лишь над ним. Поэтому он не уходил за пределы цирка, он хотел быть ближе к ней. Они молились перед выступлениями , чтобы всё прошло хорошо, они гуляли по ярмарке посмеиваясь над работниками , над тем же дрессировщиком, собаки которого порой путались, они просто гуляли, с ней он чувствовал себя обычным человеком, родившимся на своей планете, со своими людьми. Она чувствовала себя желанной. Шло время, зрители улыбались акробату, смеялись над и вместе с клоуном, работники ярмарки выполняли свою работу. Перед очередным выступлением они обращались к владельцу цирка, чтобы тот помог им при выступлении выполнив определённые условия для неё. Но он не выполнил. То ли по случайности, то ли специально. Она упала выполняя очередной перелёт над зрителями и разбилась. Клоун выбежал к ней и сел рядом с её телом сжимая её руку, было поздно вернуть её, она умерла. Зрители покинули цирк, клоун остался на орене с ней.

Вечером, следующей недели, в комнату клоуна постучался владелец цирка с просьбой выйти на работу. Клоун, молившийся в это время, сидел молча. Он потерял веру , однако согласился выйти в последний раз, дабы показать всем своё настоящее лицо, без грима. Он вышел под хлопки восторженных , где-то сочувствующих, зрителей. Он услышал крики «вот наш любимый клоун», «это клоун !» — они узнали меня без грима, но как ? Он спросил их об этом, но зрители лишь смеялись, тогда он переспросил , все продолжали смеяться, он стал спрашивать вновь и вновь, пока в цирке не стало совсем тихо. Клоун тихо занял уготовленное для него место в первом ряду. Он , грустный, сел рядом с ребёнком, который улыбался смотря на него, рядом с ним сидела его мать и так же улыбалась показывая на клоуна. Он спросил, что смешного, но они лишь засмеялись ешё сильнее. Он повернулся к арене и увидел новую акробатку, она летала так же потрясающе как и прежняя, все восхищались, а он, сдерживая слёзы, понял, что вместе с ней, с погибшей, ушёл и он, оставив от себя лишь клоуна веселящего народ. Даже без грима он виделся людям как клоун, когда ему было плохо — он воспринимался как клоун, ровно как и его слёзы воспринимались искуственно. Через некоторое время он покинул цирк. Он покидал его с одним пустым чемоданом. Он метался в поисках той, кто погибла, все видели в нём грим, шутки, несерьёзноть, он видел в них чужих людей, мир стал для него чужим. Он сжился с этим, но потерял вместе с той веру, он по прежнему наливает кипяток в две чашки, сидя у открытого окна перед зеркалом, играя со своим лицом так, как ему было угодно. Он мог быть любым, но он не видел себя без неё. Он испортился, стал презирать людей, его улыбка сменилась на ухмылку, радость в глазах сменилась тяжёлой грустью.

Читайте также:  Депрессия у женщин во время месячных

Его жизнь перестала меняться, она замерла на том месте, когда ушла она .

«Счастливые часов не наблюдают»

..Несчастные вынуждены считать время, лишь бы оно шло чуть быстрее медленного.

владелец дрессированных собак — манипулятор людьми (увправляющий/ведущий)

В Ижевске прошёл III Международный цирковой фестиваль. Как всегда было красочно и захватывающе. Чего, например, стоит аттракцион «Колесо смелости», где артист Евгений Петров без страховки вытворял такое, что наиболее впечатлительные дамочки визжали в голос. А Мстислав Запашный со своими тиграми на шарах…

И всё-таки я, вооружившись волшебным журналистским бейджиком, выискивала за кулисами цирка именно клоунов.

Я их очень люблю.

Анвар Либабов, актёр театра «Лицедеи» (Санкт-Петербург)

Расскажите про себя, с какой программой вы приехали на фестиваль?

Вообще, мы — клоун-мим-театр «Лицедеи». Пятеро актёров, из которых старики-апологеты: Александр Скворцов, который вместе с Полуниным создавал театр, Роберт Городецкий — автор неизменного «Блю-блю-блю канари. », а также «Лицедеи» второго созыва: Леонид Лейкин, Анвар Либабов — я, и уже дочка Александра Скворцова, это выпускники нашей школы клоунады Лицедеев. Три поколения, три средства, три пласта одной — «Лицедейской» — культуры. Привезли мы номера, что называется, от классики до современности. В запасниках у нас достаточно большая программа, но здесь на фестивале, мы показываем только четыре работы.

Вы участвуете в конкурсе?

Нет. Мы — приглашённые гости. Поначалу, когда мы приехали, я немного возмутился. Потому что мы выступали, когда шла монтировка (подготовка к следующему номеру), заполняли, так сказать, паузы.

Вы хотели участвовать в конкурсе?

Да нет, в общем. У меня нет таких амбиций, желаний. У нас есть движение художников — «Митьки», они говорят: «Мы никого не хотим победить». Хотя актёрам присуще тщеславие, но в цирке, наверное, это проявлено больше. В цирке есть дух боевитости, соперничества, и вообще, в цирке всё по-настоящему. В театре можно сфальшивить, сделать, спустив рукава, можно дать какого-то пафоса, слезу пустить, мизансценически всё закрыть. Всё в горизонтальной плоскости — опоздал на 2 минуты, паузами смогут прикрыть. А в цирке всё по-честному, по-настоящему, по-мужски, я бы так сказал, и более мужественная, героическая профессия цирковая. Потому что без страховки. Это высота, это страх, риск и большая авантюра.

То, что вы делаете — цирк, театр, эстрада?

Мы называем это театральной клоунадой, на стыке театра, цирка, эстрады и уличного действия. Всё это вышло, конечно же, из пантомимы, из комической пантомимы, и каким-то образом трансформировалось, переросло жанр. Я даже не знаю, в чём секрет лицедейства, но наша задача или даже секрет — то, что мы можем по-своему, по-лицедейски смешить так, что это любимо народом и всем понятно — папуасу, эскимосу, хохлу, монголу.

А в Ижевске вас публика понимает?

Ой… у нас первый номер был «Канареечки», это хит, это на памяти. Горячий приём почти обеспечен всегда. Но, когда мы стали работать с Леонидом Лейкиным номер «Ай-ай-ай», это чистый номер «на паутине», как мы это называем, то есть, тонкий номер, как паутина, там — тонкости, там нет буффонады. В номере два шарика, два стула, два актёра – всё. Это номер Леонида, я ему там только помогаю. Когда мы услышали реакцию, когда зритель почувствовал все нюансы – это было здорово, вообще я вам не льщу. Чем дальше от Москвы, тем искренне публика.

Что вы вкладываете в понятие «дурак»?

Я долго думал про это. Даже есть Всемирный конгресс дураков. Знаете, я, по большому счёту, думал, что же это я, дурака валяю, скоро мне на пенсию, 52 года. Сам себе говорю – вроде, нужно мужским делом заниматься, бизнесом или ещё чем-то.

Но всё равно — в природе человека есть потребность – «отрываться», дурачиться. Такие уж мы, нам нужно возвращаться в мир детства! Так устроен мир, так природа создала, это нужно. А стесняться быть «дураком», или говорить – «нужно серьезным быть, я не хочу смешить людей»… Знаете, каждый выбирает своё, каждый волен выбирать. Ничего в этом нет зазорного и нет ничего унизительного. Я считаю, человек не дурачится от комплексов, от зажатости, от боязни быть собою.

А зачем это делать?

А зачем солнце выходит и светит? Есть хмурое небо, есть тучи, когда светит солнце, радостно становится. Есть цикл года, есть дети, которые смеются. Я не говорю, чтобы взрослые, приходя на проходную своего завода, начинали смеяться и продолжали в течение дня. Нет! (смеётся). Нужно просто относиться к жизни с юмором! И так всё вокруг серьёзное. Мне один настоятель сказал: «Настолько суровая жизнь здесь, в России, что ещё и быть суровым — это не то. Надо улыбаться больше». Я думаю, что это спасёт, правда!

Читайте также:  Депрессия по поводу выхода в декрет

Что Вас в вашей работе вдохновляет?

Вера, наверное. Я верю, что в человеке что-то изменится. Я без пафоса хочу сказать, что мы приносим добрый смех, — на грани слёз и радости. Мы даём возможность оторваться от мирских сует зрителю, даём возможность вернуться в мир детства, быть счастливым какое-то время, даём возможность разгрузиться — душе, мозгу, телу, сбросить что-то. И ещё, наверное, помогает ощущение предназначения – значит, так волей суждено, значит, судьба такая: быть не посмешищем или на смеху у всех, а вызывать смех и рождать смех у людей!

Георгий Делиев, художественный руководитель комик-труппы «Маски» (Одесса)

Я вас всех увидела сегодня, и с приятным удивлением обнаружила, что вы не изменились. Что вам помогает оставаться такими же молодыми и красивыми?

Наукой уже доказано что внутренний возраст и реальный возраст могут не совпадать. Очевидно, то, чем я занимаюсь, позволяет мне оставаться внутренне молодым.

Что нужно сделать, для того, чтобы этим было всегда интересно заниматься?

Это не зависит от того, хочешь ты этого или нет. Я знаю многих людей, которые начинали вместе со мной. Кто-то сейчас бизнесом занимается, кто-то шарики продаёт, кто-то пишет мемуары, а кто-то продолжает заниматься. Просто делаешь и всё. Есть ещё много другой деятельности побочной у каждого из нас, ведь профессия артиста, тем более, клоуна, нестабильна.

А от чего зависит стабильность?

Сложно сказать. Вот в моду вошли расклешенные брюки, потом зауженные. И от чего это зависит, никто не знает. Тут есть какие-то свои законы. Мы только можем делать все от нас зависящее, то есть — получать кайф, а если ты получаешь кайф, то и зрители получают кайф.

В Ижевске зрители — какие? Только честно скажите!

Ну, скажем так. Детей было много на нашем выступлении, больше чем взрослых, это немножко нас пугает, настораживает. Потому что у нас программа сугубо взрослая. Но я уже давно заметил, что дети получают больше кайф, чем взрослые. Хотя у нас есть репризы для взрослых, во-первых, много сексуального юмора, много шуток, основанных на социальности в отношениях «мужчина — женщина»… А дети просто смотрят на яркие меняющиеся картинки и кайфуют, это ещё по телевизионным фильмам я как-то обратил внимание, что в 3 годика ему поставили «Маски-шоу», он смотрит, и непонятно даже, что именно его так рассмешило. Видимо, есть близкая им энергия, которая исходит больше от образа, от персонажа. Дети как рентген, они видят честность актера, который играет персонажа: если он настоящий, они в него верят.

Ловите энергию от зала?

Да, конечно. Но вот в первый день выступали, где-то что-то не поймали, на следующем выступлении мы это все исправим.

То есть, вы развиваетесь от начала?

Да. Я вчера посмотрел выступление «Лицедеев», по их выступлению я уже понял, как здесь принимают.

Присоединяется Анвар Либабов: «Мы на разогреве были у вас» (смеются)

Георгий Делиев: …а если бы мы были на разогреве, то «Лицедеи» меньше бы шишек набили. Так что благодаря им, шишек меньше у нас.

Анвар Либабов: А вы их собираете.

Георгий Делиев:Мы собираем их и откладываем в загашник.

Анвар Либабов: Вы шишкоеды! (смеются)

А как вы друг другу относитесь? Вот такая очная ставка!

Анвар Либабов: Мы ненавидим их, люто ненавидим. (улыбается)

Георгий Делиев: А как вы думаете?! Сколько уже, 30 лет с 1979 года мы знакомы. В 1977 году в Одессе начинали учиться в студии пантомимы, в 1978 или 1979 годах приехал театр «Лицедеи». Тогда — в составе мюзик-холла ленинградского — Вячеслав Полунин, Скворцов Александр, Феликс Гаджанян, Галина Полунина, Николай Терентьев…

Анвар Либабов: Ты не сказал, что мне нравился коллектив «Маски-шоу», я говорил: «Вот, возьмите меня! У вас небольшой состав и постоянный». А он мне говорит: «А мне нравится идея, чтобы был и постоянно меняющийся коллектив». (смеются)

Георгий Делиев: Поэтому мы друг друга и любим! Мы в 1979 году были такими серьезными, серьезные философские темы раскрывали, а приехали «Лицедеи» и сказали: «Нет, нужно вот такими дураками быть. А мы к этому и стремились внутренне, думаем: «Так нам и не надо меняться!» Мы эту энергию сразу почувствовали. «Лицедеи» стали первыми нашими учителями – Вячеслав Полунин. И мы начали перенимать, подражать, глупо, тупо. Хотя, в общем, когда идёт ученический процесс, ученик всегда подражает учителю: Чарли Чаплину, Бастер Китону, Олегу Попову, Юрию Никулину, Енгибарову, Вячеславу Полунину, Елизарову, ну, в общем, всем кто были тогда, в том числе и «Лицедеям». Они задали моду нового театра без слов. Мы одна из первых студий, которая начала подражать, делать яркие гримы, большие ботинки носить. Постепенно мы прошли большую серьёзную школу, потом в 1982 году в Ленинграде был Мим-парад.

Читайте также:  Книги которые помогли вам выйти из депрессии

Анвар Либабов: Первый в советские времена…

Георгий Делиев: Я приезжал ещё в 80-е годы, выступал с Виталием Вишневским, мы показывали номер «Патефон», и в составе «Лицедеев» выходили на маленькие площадки.

Анвар Либабов: …чем я горжусь. Мне кажется, нормальное такое слово – «гордость», в смысле, достопочтенное. В той студии, а это был набор первого созыва клоунады, учились: Георгий Делиев, Антон Адасинский, Леонид Лейкин, Наташа Пивоварова, Наташа Фисон (Лапина) и комик Трест, Маски-шоу, театр «Дерево», «Лицедеи» и «Колибри».

Какой самый приятный момент в вашей работе?

Георгий Делиев: Хочется сказать — получение денег (смеются все). Когда мы вместе собираемся вот на такие фестивали, когда собираются клоуны это такое ощущение что…

Анвар Либабов: …ууух!

Георгий Делиев: Когда мы собираемся, повышается рождаемость детей!

Присоединяется Александр Фриш, ведущий фестиваля: И все думают, мы говорим о творчестве, о смехе, а мы говорим про любовь, про деньги, про любовь к деньгам. Поэтому как платят, так и работаем.

Георгий Делиев: А работаем мы хорошо.

Хочу давно спросить, похож ли на жизнь известный анекдот про клоуна.

Пациент приходит к врачу и говорит: «Доктор, ничего не помогает, грусть, тоска, апатия…» И доктор советует ему сходить в цирк на представление некоего клоуна: «Очень смешно, сходите не пожалеете!» – «Дело в том, что я и есть этот клоун».

Георгий Делиев: Это не анекдот. Это рассказ о Гаспаре Дебюро, великом миме, который жил во Франции. Это его личная история, когда у него был период депрессии, ему сказали, идите в цирк, там клоун, он удивительный, он вас рассмешит. А он ему говорит, доктор дело в том, что это и есть я. Это реальная история.

Сколько правды в этой истории? Эта история про вас или нет?

Георгий Делиев: Знаете, в 2009-м году мы отмечали свой юбилей — 25 лет.

Анвар Либабов:если это существует 25 лет, и если это живет, и все любят это, значит, существует жизнеутверждающая жажда искусства. Она помогает, она держит на плаву!

Вообще, да, более 25-ти лет работаем…

Александр Фриш: Представляете, какая плесень клоунады собралась на самый молодой фестиваль, третий всемирный фестиваль. (все смеются) Значит так, а теперь о творчестве. (серьёзным тоном)

Георгий Делиев: А до этого мы про что говорили?

Александр Фриш: Про любовь к смеху, а теперь о творчестве.

Откуда приходит к вам энергия?

Георгий Делиев: Мне сразу вспоминается анекдот про энергию клоунов.

Встречаются два товарища один другому говорит:

— Серега, не понял, чего ты опять такой избитый, что случилось?

— Да вот пошёл я на рынок, купил яйца, петрушки купил, на отбивную мяса несу жене, апельсинов, главное, не забыл. Иду, две авоськи, прохожу мимо цирка, это два часа дня, дневное представление, я не знал, что у них там — или антракт, или закончилось. Вдруг так — опля, дверь открывается со служебного входа, выбегают клоуны, пять человек, в больших ботинках, клетчатых костюмах, пиджаках, в париках, раз — и как дубинами начали меня дубасить, подножку мне поставили, на пол повалили и ногами, ногами меня отметелили и руками.

— Что, просто так взяли и отметелили?

— Нет, не просто так, — с репризами, с шутками с прибаутками. (все смеются)

Так что, видите, у клоунов очень много энергии. Когда не успевают отдать её там, на манеже, они её вот так выплёскивают.

Ещё про ваш цирк хочу сказать. Цирк очень хороший. Видно, что люди, которые здесь работают, следят за каждой мелочью, пылинки сдувают, то есть люди, которые содержат этот цирк, любят его по-настоящему, поэтому артистам кайфово сюда приезжать, работать.

Анвар Либабов: Здесь можно даже, если жить в гостинице, выступать на арене и кушать, год не выходить. (смеются).

Получается как космическая орбитальная станция — вот это ижевский цирк.

Чем сейчас живут «Маски-шоу»?

Георгий Делиев: У нас свой театр. Дом клоуна в Одессе и кинотеатр «Маски» — всё это в одном здании происходит и ресторанчик маленький — «Мана-мана тыщ-тыщ тырырым» мы там одно время играли единое шоу. Вообще, мы регулярно играем свои спектакли, у нас 7 спектаклей постоянного репертуара. Мы вот так вот поддерживаем в дефиците, «впроголодь» одесситов — не играем слишком много, 4 раза в месяц. Кстати, с каждым годом все больше и больше приезжих у нас. Это уже стало такой небольшой диковинкой. В этом году мы приехали на открытие театра «Лицедеи», у них, конечно, всёе это грандиознее. У них прекрасный театр!

Анвар Либабов: Мы дружим не только коллективами, а дружим уже театрами!

Ольга Сорокина: Успехов вам всем, мы очень рады вас видеть здесь!

Фото — Екатерина Дериглазова, а также «Маски-шоу», «Лицедеи» и TimeOut