Звуковой вектор в состояние шизофрения

Шизофрения – состояние невроза в звуковом векторе, тяжелейшее психическое нарушение. Шизофрения может развиться исключительно у людей со звуковым вектором. Наиболее частые симптомы шизофрении: слуховые галлюцинации (шизофреники часто слышат голоса), параноидный или фантастический бред, дезорганизованность речи и мышления (бессвязная, трудная для понимания речь, частые задержки мышления, при которых у человека мысль внезапно обрывается и исчезает), неспособность сосредоточиться, со временем развивается значительная социальная дисфункция.

Человек со звуковым вектором сосредоточен на своих внутренних состояниях. Мировосприятие любого человека, кроме звуковика, четко разделено на его собственный внутренний мир (мир внутри) и мир окружающий (мир снаружи). Для всех, кроме звуковиков, — это два совершенно разных мира, где мир внутри – это удел человеческого «Я», а мир снаружи — это огромное жизненное пространство, внутри которого человек пытается занять достойное место. В ощущениях звукового человека оба этих мира находятся у него внутри, как бы являются частью его «Я», его сознания и бессознательного. Звуковое желание не нацелено на то чтобы занять в мире достойное место, оно «выше» этого. Звуковика привлекает загадка, сложность окружающего мира, он естественным образом сосредотачивает свой ум, желая осознать, понять эту сложность. По сути, сами категории деления мировосприятия на мир внутри и мир снаружи исходят из природы звукового вектора, его желания понять, почему мир предстает перед человеком именно в том виде, в котором он его ощущает, возможно ли расширить пределы этого восприятия, и в чем это может проявляться. Его видовая роль – это раскрытие связи с первопричиной существования, т.е. по сути, осознание метафизического. Звуковик сосредоточен на собственных внутренних состояниях, на бессознательном.

В человеческой природе заложено стремление к развитию. Все векторальные свойства имеют свой диапазон развития. Однако, нередко случается так, что родители вместо обеспечения необходимого чувства защищенности и безопасности, здоровой среды, в которой ребенок может нормально психически развиться, сильнейшим образом травмируют ребенка. В качестве примера можно взять истеричную, с большими страхами в зрении и неразвитым, скандальным кожным вектором кожно-зрительную мать замужем за анально-звуковым мужчиной. Такой человек постоянно будет провоцировать скандалы со своим мужем, устраивать истерики, срывать свою злость и недовольство жизнью на маленьком сыне звуковике(например, анальном звуковике). Это может сильнейшим образом психически травмировать его именно в звуке. Например, частые тирады о том, что сын – придурок, идиот, такой же ни на что негодный человек, как и его отец, и что лучше бы она его и вовсе не рожала, может колоссально травмировать ребенка. Если ребенок будет, например, подвергаться еще и дополнительному давлению в школе от сверстников, то внешний мир может стать для него слишком болезненным.

Для здорового звуковика развитие его «Я», его звукового ума основывается на понимании и осознании мироустройства на разных уровнях, от неживой природы до способности заглянуть глубоко в человеческие души. Ведь развитый звуковик — знаток человеческих душ. Это его видовая роль. Пласт коллективного бессознательного, прикоснуться к которому желает звуковой вектор, скрыт в пределах мира снаружи, в психическом других людей, в законах взаимодействия между людьми, во взаимосвязях между восемью мерами человеческого психического.

Если для звуковика с раннего детства взаимодействие с миром снаружи настолько болезненно, что он не только не способен научиться адекватно контактировать с людьми, а вовсе не готов ни с кем идти на контакт, то закончиться это может расстройством личности аутистического спектра или, в худшем случае, неврозом, шизофренией. У здорового звуковика мироощущение равноценно сбалансировано между миром внутри и миром снаружи, несмотря на то, что оба этих мира заключены для него как бы внутри. Восприятие обоих миров цельно. Внутри этого мировосприятия происходит развитие звукового «Я», которое во многом зависит именно от полноценного взаимодействия с «миром снаружи», его осмысления и наблюдения за ним, понимания своего места в нем относительно других людей. Если человек отказывается от своего желания, от стремления к наслаждению, т.е. звуковой вектор уходит в невроз, целостность мировосприятия рушится, происходит расщепление между миром внутри и миром снаружи, расщепление их целостности.

Основным жизненным лейтмотивом невротика становится облегчение страдания, источником которого является внешний мир. Это является одной из причин появления навязчивых и неконтролируемых внутренних голосов. Здоровый звуковик может сознательно разговаривать сам с собой, иногда даже голосом, если он один и его никто не видит. Этот разговор — диалог, обсуждение важных (невсегда) вещей с «человеком понимающим». Звуковик сам с собой обсуждает свои звуковые нехватки (и не только звуковые), успокаивая себя таким образом в звуке, несколько балансируя свое внутреннее состояние. Звуковику крайне важно слышать. Звуки, слова, речь, музыка, а самое главное, глубина смыслов, заключенных в них, — это то, что стимулирует звуковое желание, звуковой ум. Смыслы доходят до сознания через ухо, через звуки.

При шизофрении происходит потеря способности отличать звуки, рождающиеся внутри (внутренний голос, внутренний диалог), от звуков, приходящих извне. Происходит потеря контроля, осознанности того, как возникает внутренний диалог, внутренний голос. Неконтролируемые внутренние голоса — это голоса той же звуковой природы, что и в диалоге с самим собой, но они появляются спонтанно, приобретают самостоятельность. Голоса — это знак прогрессирующей болезни. Голоса говорят сами по себе, и поначалу звуковику интересно их слушать. Это может быть какой-то незнакомый голос, комментирующий или делающий замечания. Это могут быть и несколько голосов, обсуждающих что-то между собой. Обычно человек отдает себе отчет в том, что голоса говорят у него в голове, ему интересно пообщаться с ними, обычно они отвечают, когда он спрашивает их, например, кто они, откуда и т.п. Голоса со временем становятся все более частыми, настойчивыми, неконтролируемыми и все больше отвоевывают часть сознательной реальности звуковика. В какой-то момент он может потерять способность отличать нереальность внутренних голосов, они начинают занимать настолько много внутреннего пространства и внимания, что становятся более реальными нежели сама реальность окружающего мира. К тому же нередко голоса слышатся именно снаружи, размывая четкую границу внутреннего и внешнего.

Шизофреник всегда обладатель как минимум двух векторов, один из которых – нижний. Нижние вектора – это проявление жизненной силы человека, его сексуальности, образа мышления и способа адаптации окружающего мира. Поэтому нижние вектора в купе с неврозом в звуковом векторе дают разные клинические картины шизофрении.

Например, обычная форма шизофрении, ранее именовавшаяся вялотекущей – это сочетание звукового вектора с мышечным.

Параноидальная форма шизофрении наблюдается в сочетании звукового вектора с кожным.

Кататоническая форма шизофрении наблюдается в сочетании звукового вектора с анальным.

При шизофрении характерны периоды обострения болезни – психозы. Психотические проявления (бреда, слуховых галлюцинаций) настолько сильны, что это сразу замечают окружающие. Поэтому обычно самый первый психотический эпизод заканчивается посещением психиатрической больницы и первичным диагностированием шизофрении. Например, человек может слышать демонов, которые не просто говорят с ним и указывают ему, но еще и берут контроль над его поведением, например, начинают вслух говорить его ртом.

У некоторых людей психозы могут длиться неделями или даже месяцами с последующей полной ремиссией симптомов вплоть до следующего рецидива болезни. У других полной ремиссии не происходит, но наблюдаются продолжительные подъемы и спады интенсивности симптомов. У части шизофреников изменения в симптоматике относительно невелики на протяжении всего хода болезни.

Читайте также:  Знаменитые люди с диагнозом шизофрения

«У меня шизофрения» — самый страшный диагноз… Никому такого не пожелаешь. Шизофрения — непредсказуемая болезнь с множеством проявлений. В этой статье мы рассмотрим проблему шизофрении при помощи системно-векторной психологии Юрия Бурлана, которая впервые выявляет причины шизофрении и систематизирует ее проявления.

«У меня шизофрения» — самый страшный диагноз… Никому такого не пожелаешь. Шизофрения — непредсказуемая болезнь с множеством проявлений. И хотя симптомы и признаки ее известны, тем не менее эта болезнь до сих пор остается загадкой для психиатрии. Врачи-психиатры лечат таких больных с самыми лучшими намерениями, но из-за незнания причин лечение оказывается в лучшем случае симптоматическое.

Упор в основном делается на психофармакологию. В лучшем случае это позволяет страдающим шизофренией облегчить симптомы и признаки болезни и хоть как-то адаптироваться в обществе. И все же большинство пациентов сразу или со временем становятся нетрудоспособными, получают инвалидность, выпадают из общества.

В этой статье мы рассмотрим проблему шизофрении при помощи системно-векторной психологии Юрия Бурлана, которая впервые выявляет причины шизофрении и систематизирует ее проявления. В статье будут также рассмотрены вопросы:

что делать, когда появились первые признаки и симптомы;

бывает ли легкая форма шизофрении —

какое лечение может помочь при данной проблеме.

продуктивные симптомы (например, галлюцинации);

дефицитарные симптомы (например, ангедония);

когнитивные нарушения (специфические расстройства мышления, восприятия, синдром деперсонализации-дереализации и другие).

Пациенты погружены в свой внутренний мир, замкнуты, воспринимаются неадекватными, их боятся, они не способны адаптироваться в социуме… Нередко уже в подростковом возрасте они выглядят чудаковатыми, странными.

На тренинге «Системно-векторная психология» Юрий Бурлан раскрывает точную, наблюдаемую причину шизофрении. Этой причиной является сильнейшая травма звукового вектора в детстве, в результате которой возникает невроз звукового вектора.

Каждый вектор развивается в свою противоположность. Так, абсолютный интроверт, сосредоточенный на своих состояниях, — звуковой ребенок — должен в процессе развития до пубертата научиться сосредотачиваться снаружи, чтобы в дальнейшем суметь реализовать звуковую задачу познания себя и мира.

Если же окружающий мир оказывает исключительно болезненное воздействие на сверхчувствительную зону звуковика — ухо, то развитие останавливается, и в случае крайних травм происходит отказ от желаний, свойственных вектору. Так психика защищается в попытке выжить во что бы то ни стало. Возникает невроз вектора и неспособность реализовать потенциал, заложенный в векторе. В дальнейшем все проявления вектора будут с точностью наоборот от нормы.

В звуковом векторе происходит полный уход в себя, потеря способности к обучению, к восприятию смыслов, окружающего мира, людей. Человек оказывается словно замкнут в своей черепной коробке. Он теряет способность соотносить реальность с тем, что рождается в его голове. Происходит это до полного созревания, то есть до пубертата. Этим объясняется, почему симптомы и признаки шизофрении проявляются впервые чаще всего у молодых людей.

Заболеть шизофренией, если человек не имеет в своем векторальном наборе звуковой вектор, — невозможно.

Описанный психиатрами «синдром метафизической интоксикации» свидетельствует о том, как подросток пытается реализовать свой звуковой вектор, он ищет ответы на волнующие его вопросы, но не находит, увы. И если проследить клинически, то можно увидеть, что уже в подростковом возрасте их звуковой поиск становится болезненным, носит оттенки сверхценных и уже сформированных бредовых идей.

Шизофрения не передается генетически в том плане, что если у ребенка нет звукового вектора, то и шизофрении у него не будет. И даже если звуковой вектор есть у ребенка, но он получает правильное развитие и воспитание, то вероятность заболеть шизофренией равна нулю.

Ухо — самая чувствительная зона ребенка со звуковым вектором. Это прямая связь с психикой. Звуковой ребенок болезненно реагирует как на громкие, так и на тихие, но неприятные звуки. Это могут быть и какие-то механические звуки, и фальшивые музыкальные напевы. Крики, шум, оскорбления наносят непоправимый вред психике маленького звуковика. Слишком больно снаружи — и ребенок уходит в себя, то есть еще больше сосредотачивается на своих собственных внутренних переживаниях, что тормозит его психическое развитие. Человек, рожденный, чтобы вслушиваться наружу, не приобретает навыков для реализации.

В более осознанном возрасте болезненная реакция такого ребенка распространяется и на смыслы звучащих слов. Обидные и оскорбительные слова, сказанные звуковому ребенку или сказанные при нем, также имеют огромное разрушительное действие. Звуковик — тот, кто вслушивается в звучание речи или интонации, сосредотачивается на смыслах каждого слова. Особенное значение для него имеет то, что говорит мама. Ей может казаться, что она «ничего такого не сказала», но ребенок так не думает. «Вроде умный, а простые вещи не понимаешь, будто тупой», «Ты что, придурок?». То есть в смыслах ребенок слышит — «ты глупый». Для звуковика, потенциального гения, эти слова глубоко уничижительны.

Бывает еще хуже, когда мама говорит: «Столько проблем из-за тебя, лучше бы я аборт сделала!», «Если б я знала, что у меня такой придурок родится, то не беременела бы». То есть в смыслах ребенок слышит, что лучше бы он не рождался, что он никому не нужен. Ребенок вмиг теряет чувство защищенности и безопасности. И еще больше уходит в себя, его развитие затормаживается. Нейронные связи в коре головного мозга, ответственные за обучение на слух, гибнут, ребенок утрачивает способность сосредотачиваться на смыслах слов речи окружающих людей. «Я ему говорю, а он как будто не слышит или слышит через раз» — родители не понимают, какой эффект имеют их слова и действия. Так они вымещают на ребенке накопившееся психическое напряжение от неудовлетворенности своей жизнью.

Если в раннем возрасте звуковой вектор сильно травмируется (аналогично вышеописанному), то у ребенка выявляют заболевание — «ранний детский аутизм». Можно сказать, что возникновение аутизма и шизофрении имеет один корень. Неслучайно шизофрения и аутизм находятся в одной патологической линейке. И то, и другое — заболевания только человека со звуковым вектором.

Вялотекущая (простая, легкая)

Симптомы и признаки кататонической формы шизофрении могут возникать у людей со звуковым и анальным векторами. Эту форму заболевания характеризуют: ступор, вязкость мышления, мутизм, негативизм, симптом воздушной подушки, каталепсия. В оцепенелой, неудобной позе больные могут проводить много часов.

В случае кататонической формы шизофрении у пациента наблюдаются характерные симптомы: смена ступора на хаотичное возбуждение. Ступор — это проявление анального вектора. Люди с анальным вектором реагируют на сильный стресс сжатием не только гладкомышечных волокон, но и скелетных мышц. На то, что больные находятся в ступоре, влияет также тяжелое состояние в звуковом векторе.

По моим наблюдениям, смена ступора на возбуждение у больных кататонической формой шизофрении является также проявлением анального вектора, но имеет обратный характер. Когда он сначала мышечно расслабляется, а потом мышечно начинает функционировать хаотично. В таком состоянии человек, не осознавая окружающую обстановку, опасен. Он может наносить повреждения как нематериальным объектам (крушит, ломает), так и людям. И сам может выпрыгнуть в окно, но не с целью суицида, а потому что не понимает сам, что с ним происходит, — не видит этого окна в своем восприятии.

Читайте также:  Наиболее эффективные препараты при шизофрении

Клинический случай: меня вызывают в приемное отделение. Я вижу молодого человека 19 лет, который застыл в одной позе, «глядя» в окно. Со слов дежурного персонала он стоит так всю ночь. Ничего он там, на улице, не видел, конечно же, как и самого окна. Он был настолько погружен в себя, что разговорить его или как-то выйти с ним на контакт было невозможно. Он застыл, стоя, подогнув одну ногу под себя, в то время как другая его нога была неестественно согнута. Он стоял так уже более 7 часов с самого утра, когда началась утренняя смена медсестер.

Пока я осматривала пациента, пришла его мама. Через дверь отделения она кричала: «Скажи им, что ты нормальный, скажи, придурок! А то тебя увезут в психиатрическую больницу, а кто будет работать все это время? Я тебя, дурака, содержать не собираюсь!»

Надо добавить, что голоса в голове у пациентов с шизофренией — это чаще всего ругань матери, иногда спор с ней. Голоса часто начинаются с окрика по имени, «как будто кто-то зовет», а потом появляются развернутые голоса.

Пациенты с анальным вектором часто просят дать им ручку или карандаш. И на бумаге описывают свои состояния и симптомы. Так было и в случае с этим 19-летним парнем. Потом мама показала мне много тетрадей, исписанных его болезненными переживаниями. Он вел их с 14 лет.

В тяжелых случаях ступор может быть таким, что требуется специальный уход в условиях психиатрической больницы. Когда пациент сам уже не может обслужить себя: принимать пищу и мочиться.

Симптомы и признаки параноидной формы шизофрении возникают у человека с кожным и звуковым векторами. В здоровом, развитом состоянии кожный звуковик — это новатор, который создает научно-технические идеи, продвигает в жизнь идеи о социальных преобразованиях. Такие люди индуктивны и убедительны, так как движимы идеей, которая для них дороже жизни. Эти свойства, в искаженном виде, можно наблюдать и у больных кожных звуковиков. Кожный вектор в этой связке вносит ценность материального, экономии, страх материальных потерь, а также склонность к самоограничению и аскетизму.

Основными проявлениями здесь будут параноидное поведение, которое возникает вследствие специфических нарушений мышления. У такого пациента возникают бредовые идеи, например — идеи изобретательства или идеи преследования, ревности в отношениях с другими людьми. Эта форма шизофрении проходит несколько этапов развития, к каждому присоединяются новые симптомы и признаки — инициальный, паранойяльный, параноидный и парафренный (самый тяжелый).

У таких пациентов наблюдается появление психических автоматизмов. Кожные звуковики в плохих состояниях опасны — это индуктивные психопаты, которые могут становиться лидерами деструктивных сект, объединять других людей вокруг своих больных идей.

Клинический случай: Наблюдаю пациента, 21 года, в палате особого контроля. Чем он опасен, если его поместили туда? Он постоянно пытается найти рычаг, чтобы выключить электрическую машину. Ищет его повсюду, даже в головах персонала. Жалуется: «Доктор, выключите машину». В его восприятии эта электрическая машина воздействует на его здоровье, и каждый день ее «работы» отнимает у него две недели жизни. «Я старею, — говорит он. — Электрическая машина влияет на мой мозг». Она заставляет его делать действия, которые он никогда не сделал бы сам. Машина мучает его. Отбирает здоровье и силу, лишает его возможности скорее выздороветь и начать зарабатывать деньги.

«Хочу открыть автомойку, самую современную, там машины будут летать по воздуху». Потом добавляет: «Все равно все деньги растащат плохие люди и автомойку уничтожат, они все время за мной следят, причиняют вред». Плохие люди в его восприятии — это недоброжелатели, которые хотят лишить его денег и имущества, также они поспособствовали тому, чтобы уволить его с работы. Тут же сообщает, что сам может воздействовать на расстоянии на людей и неживые объекты. «Будет так, как я хочу!»

Все это его галлюцинации, симптомы шизофрении. Голоса появились у него в 18 лет, сразу несколько, они угрожали сжечь его дом, сделать нищим. Когда я прощалась с ним, он назвал мне несуществующий номер банковской карты, с которой я смогу снять денег столько, сколько захочу. «Вертолет купите себе».

В другом случае молодая женщина заявляла, что за ночь рожала по несколько детей и всех ее детей уносили санитары, чтобы «сдать на органы и получить деньги». Она требовала свою долю денег с продаж младенцев, подозревала весь персонал больницы в том, что они «воруют ее долю прибыли». То, что это ее дети, что они погибают, ее не волновало. Чувственная сфера больного шизофренией травмирована с детства. Он не ощущает других людей, их боль и чувства, в его восприятии они иллюзорные, неживые, как картинки. На эту женщину мама кричала, оскорбляла ее, подвергала физическим наказаниям. Пациентка делилась, что лучше не было бы матери, тогда «было бы больше денег на меня».

Такими симптомами проявляет себя наличие кожного вектора у больных параноидной формой шизофрении.

Часто спрашивают: у меня признаки и симптомы легкой шизофрении? Речь здесь может идти о вялотекущей шизофрении или других нарушениях в звуковом векторе.

Вялотекущая шизофрения не богата симптомами и признаками — нет голосов, нет бреда. Психиатры выделяют 7 симптомов и признаков вялотекущей шизофрении.

Появление безразличия, притупление чувств.

Изолирование себя от внешнего мира.

Сужение круга интересов и деятельности.

Нарастающая социальная дезадаптация.

Эти 7 признаков или их часть характерны для человека со звуковым вектором в состоянии ухода в себя в результате психотравм или хронической нереализации свойств звукового вектора, когда человек не выполняет свою задачу.

Так можно у многих звуковиков найти симптомы и признаки вялотекущей шизофрении. Но это ошибочный подход. Сегодня звуковик в таком состоянии, а завтра может быть в другом, когда находит реализацию своего звукового вектора. Далеко не всегда описанные семь признаков являются сигналом того, что у человека шизофрения. Эти признаки также могут говорить и о том, что у человека, например, звуковая депрессия.

В современной психиатрии данное сочетание не диагностируется.

Человек с мышечным вектором не разделяет Я и МЫ в своем восприятии, он ощущает себя неделимой частью семьи, коллектива. Поэтому если в его звуковом векторе возникает мысль о суициде, то для него это значит убить себя и всю семью — всех, кто входит в его МЫ.

В его восприятии это выглядит так: «Я избавляю вас и себя от этого мира смертью и приближаю рай». Ведь для такого человека четыре свойства тела: есть, пить, дышать, спать — и есть все, чего желает его мышечный вектор. И это он получал сполна, находясь в утробе матери. Рождаясь, он словно «изгоняется из рая». Для такого пациента самоубийство вместе с семьей — это как акт совершения «доброты». Так проявляет себя мышечный вектор в сочетании со звуковым вектором, травмированным до невроза в детстве, — так как звуковой вектор в любом векторальном наборе психики всегда доминирует.

У мышечных звуковиков одним из симптомов являются голоса, один из которых говорит ему «убей!», и он совершает расширенный суицид, идет и убивает всю свою семью и себя самого, «спасая» всех от этого мира. При этом внешне, казалось бы, ничто не предвещало беды. Такие случаи встречаются редко.

Читайте также:  Что такое шизофрения с точки зрения православия

Клинический случай: во время семейного застолья, когда все сидели за праздничным столом, молодой человек 22 лет зашел в квартиру и вырезал всю семью. Бабушек, дедушек, родителей, братьев, сестер и их маленьких детей, а потом убил себя. Он был самым младшим в семье. На него кричали в детстве, что он «лишний рот… зачем тебя родили… много ешь… всех обделяешь!». Отец много пил, на этой почве постоянно дома были крики, ссоры и скандалы. Также выяснилось, что его старший брат страдал аутизмом.

Маниакально-депрессивный психоз изначально описывался на основе наблюдений за носителями звукового и уретрального векторов. Его еще называют циркулярный психоз — чередование мании (период наполнения уретрального вектора) и депрессии (период звуковых нехваток).

Уретральный и звуковой вектора настолько полярны в своих свойствах и проявлениях, что, присутствуя в одном человеке, не смешиваются, «работают» отдельно. Оба эти вектора доминантны, что значит, что даже тяжелая звуковая депрессия не способна подавить проявления уретрального вектора. Таким образом у человека чередуются периоды, когда он в звуковом векторе (с соответствующими проявлениями и симптомами), и периоды, когда он в уретральном векторе.

В маниакальном состоянии человек наполняет уретральный вектор — в это время накапливаются нехватки в желаниях звукового вектора. Затем человека резко выбрасывает в депрессию. Периоды депрессии длятся дольше, пока не назреет новое уретральное желание, и больного снова резко выбрасывает в манию. Учащение периодов депрессии указывает на ухудшение состояния больного и является признаком высокого риска суицида.

Самым болезненным является момент перехода из мании: состояния полного жизнелюбия — в депрессию: состояние абсолютной черноты и бессмысленности. Контраст так велик и невыносим, что именно в этот миг человек может импульсивно совершить суицид, даже находясь в психиатрической больнице.

В современной психиатрии диагноз маниакально-депрессивного психоза ставят больным и без уретрального вектора (что ошибочно), а сам диагноз называют спорным.

Постшизофреническая депрессия — это затяжная депрессия, которая возникает вслед за приступом шизофрении, — так говорит психиатрия. На самом деле это депрессия, которая только в звуковом векторе и может возникнуть. Ее могут усугублять и принимаемые нейролептики, и потеря социальных контактов за время нахождения в психиатрической больнице. Депрессия может появиться и у людей, не болеющих шизофренией.

При эндогенной депрессии в головном мозге происходят изменения биохимических процессов — их принимают за причину тяжелых состояний. На самом деле это уже следствие на уровне тела, а главной причиной депрессии является ненаполненность желаний звукового вектора — познания самого себя, первопричины, замысла.

Мои наблюдения показывают, что когда у больного шизофренией среди симптомов в клинической картине присутствуют зрительные галлюцинации, то это говорит о присутствии у пациента еще и зрительного вектора. Зрительные галлюцинации могут наблюдаться как при параноидной, так и при кататонической формах шизофрении или других ее формах. Зрительные галлюцинации несут в себе патологические характеристики, согласно другим векторам пациента, и всегда это искаженная реальность, отражающая внутренние переживания больного.

Клинический случай: Пациентка, страдающая параноидной формой шизофрении. Кроме голосов, у нее возникают зрительные галлюцинации. «Не пойду с вами, там кто-то стоит. Вы не видите?» Ночью на ее дом нападают инопланетяне, причиняющие ей ущерб, она видит их, они кидают в нее бомбы, пускают удушающий газ. У нее в квартире более 12 кошек. Их наверняка больше, я не смогла всех посчитать. Стены ее квартиры раскрашены. Больше всего рисунков кошек и много надписей, отражающих ее болезненные переживания, в основном: «Оставьте меня в покое!», «Вам тут ничего не достанется» и тому подобных. Находясь в отделении психиатрической больницы, она видела картины, висящие на стенах, и описывала их. Картины, которых не было.

Больные шизофренией со зрительным вектором склонны к демонстративному поведению. Часто именно они посещают трудовые кружки по рисованию. И рисуют свои картины, отражающие их бред, идеи, их внутренние состояния и их, заточенное внутри, мировоззрение.

Клинический случай: Пациент 19 лет. Заболевание шизофренией дебютировало в 13 лет. Перестал ходить в школу, уходил из дома и бродил, избегал любого контакта. В возрасте 13-15 лет стал писать «философские трактаты», в которых отражал свое видение мира. В этом возрасте стал рисовать в странной манере. В возрасте 18 лет был призван в армию, где подвергся сверхстрессу. Были попытки суицида. Находясь в психиатрической больнице, мало говорил, но много рисовал, пытаясь через рисунки передать свои мысли и ощущения. Коллекция его рисунков стала основой музея творчества душевнобольных психиатрической больницы, где он проходил лечение.

Ребенок со звуковым вектором чувствителен к звукам и обладает врожденным абстрактным интеллектом, который, как и любой другой, требует своего развития. Это необходимо учитывать в процессе воспитания. Комфорт и абсолютное условие, необходимое для нормального развития звукового ребенка, — тишина. Самое важное — это понимание родителей, с каким ребенком они имеют дело, знания о том, что именно может нанести вред его психике. Родитель, обладающий знаниями системно-векторной психологии, уже сам может дать оценку тому, что стоит или не стоит делать.

На тренинге «Системно-векторная психология» также даются и практические советы. Например, для тренировки навыка сосредоточения Юрий Бурлан рекомендует прослушивание классической музыки. При этом ее нужно включить настолько тихо, чтобы ребенку приходилось вслушиваться. Тем самым малыш учится получать удовольствие от вслушивания наружу, от музыки — к людям. Подробнее читайте в этой статье Развивающие занятия для детей со звуковым вектором.

Чувство защищенности и безопасности и правильное воспитание ребенка гарантирует его нормальное развитие и профилактику симптомов и признаков шизофрении. Для каждого вектора — свое развитие и воспитание. Для того, чтобы определить, какими векторами наделен ваш ребенок, читайте статьи библиотеки, а еще лучше — посетите бесплатный онлайн-тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана.

Нейролептики купируют симптомы шизофрении, но не лечат ее причины. Лечение в лучшем случае облегчает жизнь пациентов, но не ликвидирует болезнь.

На тренинге «Системно-векторная психология» Юрий Бурлан раскрывает все особенности психики, вскрывает психотравмы, позволяя избавиться от их болезненного влияния, осознать себя, вернуть себе способность к реализации природных свойств. Конечно, невозможно помочь всем: в отдельных случаях, когда интеллект искажен до деградации, достаточного результата от тренинга может и не быть. Тем не менее уже имеются результаты, которые очень впечатляют и даже ошеломляют. Особенно удивительны они для тех, кто тесно работает с больными шизофренией. Есть уже отдельные случаи, когда люди с диагностированной шизофренией, пройдя тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана, лишаются своего официального диагноза — его снимают!

Пока человек способен слышать смыслы слов и воспринимать информацию, есть шанс на то, что симптомы и признаки шизофрении пройдут. Эти результаты повторяются. Значит, есть шанс, что болезнь отступит и у вас.

«Если бы не Системно-векторная психология, не Юрий Бурлан, меня бы не было на свете уже в апреле 2016. »