Дифференциальная диагностика шизофрения или умственная отсталость

1. Умственная отсталость средней степени тяжести.

Общие симптомы: затруднение формирования сложных понятий и обобщений, затруднение абстрактного мышления, конкретно-описательное мышление.

Однако при УО средней степени тяжести навыки самообслуживания развиты плохо, профессиональные навыки осуществляются только под контролем других лиц. У нашего пациента самообслуживание присутствует в полной мере (соблюдение личной гигиены, приготовление еды, уборка дома, отопление печи), пациент способен проживать один, независимо от родственников и близких. Профессиональные обязанности (физическая работа на вахте) выполняются хорошо без надзора.

2. Шизофрения (детская, злокачественная).

Общие симптомы: начало в детском возрасте, затруднение формирования сложных понятий и обобщений, затруднение абстрактного мышления, конкретно-описательное мышление.

Однако при детской шизофрении олигофреноподобный дефект имеет неравномерный характер: относительная сохранность способности к абстрактному мышлению при преобладании пассивности, незаинтересованности, равнодушия, замкнутости, что не свойственно детям-олигофренам. К тому же при шизофрении имеет место прогрессирующий характер расстройств, что крайне не характерно для олигофрении и не наблюдается у данного больного.

3. Задержка психического развития.

В отличие от умственной отсталости, где психическое и, в первую очередь, интеллектуальное недоразвитие имеет тотальный и необратимый характер, при задержке психического развития наблюдаются большие адаптационные резервы, наличие способности к научению. Кроме того, у людей с ЗПР есть стремление к знаниям, попытка понять прочитанное, у умственно отсталых желания такого не возникает, что можно наблюдать у нашего пациента (отсутствие интереса к книгам, предпочтение физического труда умственному). В связи с этим, в отличие от олигофрении во многих случаях при ЗПР имеется тенденция к сглаживанию интеллектуального дефекта с возрастом, чего нельзя отметить у нашего пациента.

Учитывая степень умственной отсталости, психический статус, жалобы на момент поступления:

Фармакологическая группа — нейролептики

Фармакологическое действие — гипотензивное, антигистаминное, нейролептическое, противорвотное.

Средства, предназначенные для лечения психозов и других тяжелых психических расстройств. К их основным фармакологическим особенностям относятся своеобразное успокаивающее действие, сопровождающееся уменьшением реакций на внешние стимулы, ослаблением психомоторного возбуждения и аффективной напряженности, подавлением чувства страха, ослаблением агрессивности. Они способны подавлять бред, галлюцинации, автоматизм и другие психопатологические синдромы и оказывать лечебный эффект у больных шизофренией и другими психическими заболеваниями. Антипсихотическое действие сопровождается седативным эффектом.

Необходимость и важность отграничения состояний общего психического недоразвития от клинически сходных явлений диктуется несколькими обстоятельствами. Прежде всего, оно связано с трудностью диагностики самой умственной отсталости. Ни большой опыт врача, психолога или педагога, ни одна из психологических методик не гарантируют безошибочного распознавания умственной отсталости у детей, особенно в раннем возрасте. В этих условиях надеяться распознать отсталость, не сопоставив картину нарушений с другими, на первый взгляд похожими, заболеваниями не только необоснованно, но и опасно, если учесть вытекающие для ребенка и его семьи последствия.

Многие синдромы умственной отсталости очень сходны с целым рядом состояний, в основе которых лежат не интеллектуальные, а другие нарушения психики: речевые расстройства, моторные нарушения, отклонения поведения и т. д. Невыраженность симптомов и атипичность симптомокомплексов психических расстройств в детском возрасте делают подчас сложным даже отграничение дефицитарной симптоматики от продуктивной. В то же время без такой дифференциации нельзя решить один из основных вопросов: процессуальный или резидуальный характер имеет заболевание, т. е. без знания этих особенностей психопатологии не может быть точной диагностики умственной отсталости. Различный подход к лечебно-абилитационным мерам при умственной отсталости и при других психических заболеваниях делает разграничение между ними особенно важным.

В связи с нередко наблюдаемым клиническим сходством от состояний психического недоразвития следует отграничивать следующие психические расстройства: 1) шизофрению, болезнь Геллера, органические (энцефалитические, травматические) и симптоматические психозы; 2) синдром раннего детского аутизма; 3) органические синдромы: церебральный паралич, хорею Гентингтона, синдром Жиль де ля Туретта, травматическую энцефалопатию, синдром Корсакова, церебрастенические, апато-абулические состояния, синдром гиперактивности и слабоумие; 4) эпилепсию; 5) парциальное психическое недоразвитие, связанное с задержкой речевого развития, отставанием школьных навыков и психомоторики; 6) психический инфантилизм; 7) синдромы нарушенного поведения: невропатический, психопатический; 8) астенический синдром; 9) психогенные и депривационные состояния: утрату навыков, псевдодеменцию, госпитализм, сенсорную и эмоциональную депривацию, семейно-бытовую и воспитательную запущенность. Задача врача состоит в том, чтобы выявить истинную причину так называемой псевдоотсталости и назначить совместно с педагогом соответствующие коррекционные воспитательные и педагогические мероприятия, сочетая их с лечением, назначенным, когда это необходимо, на значительный промежуток времени для стимуляции оставшейся неизменной части психики с целью коррекции развития.

Между умственной отсталостью и шизофренией имеется глубокое принципиальное различие. Умственная отсталость — это дефект психики, возникший в результате помех, вставших на пути нормального созревания интеллекта, шизофрения — либо текущий, либо уже отзвучавший болезненный процесс. Иными словами, шизофрения отличается динамично появляющейся, развивающейся и затем редуцирующейся продуктивной симптоматикой, тогда как при умственной отсталости никаких процессуальных явлений нет. В детском возрасте разграничение умственной отсталости и шизофрении нередко представляет значительные трудности. Во-первых, это связано с тем, что у детей психотическая симптоматика лишена яркости, стерта и рудиментарна, а при медленном развитии заболевания и вовсе не выражена. Во-вторых, чем младше ребенок, тем больше в процессе развертывания психоза наслаивается интеллектуальных изменений, которые затушевывают специфические симптомы. В-третьих, не всегда выявляется предшествующий психозу период психического здоровья. В-четвертых, преобладание вялых типов течения у младших детей почти полностью лишает симптоматику психоза убедительных признаков. Дифференциальному диагнозу помогает то, что структура интеллекта отсталых лиц более равномерна, чем при шизофрении. Если же умственно отсталому субъекту свойственна односторонняя одаренность (музыкальная, математическая), склонность к резонерству, бесплодное мудрствование, хорошая механическая память, то квалификация его состояния окажется сложной. Однако сходство такого отсталого с больным шизофренией ограничивается диссоциацией между богатым лексиконом и низкой продуктивностью. У него невозможно обнаружить шизофренические расстройства мышления и аффективности, его основное нарушение — недоразвитие познавательной деятельности. С. Koupernik (1960) подтверждает эту мысль, говоря, что наибольшую трудность среди психозов для диагностики представляют вялотекущие, а среди случаев умственной отсталости — те, при которых в клинической картине имеются странности и неравномерный тип дефекта.

Отграничение легких степеней умственной отсталости от шизофрении, как правило, значительных трудностей не представляет. Для них характерно более или менее соразмерное нивелирование интеллектуального профиля и типичный ход развития. В то же время оригинальные, странные, копающиеся в себе, малоконтактные, сверхподвижные, тревожно-возбужденные дети с легкой отсталостью нередко требуют серьезной диагностической работы. Обнаружение неврологических симптомов, психической истощаемости, неравномерности или выпадения некоторых психофизиологических функций делает более вероятным резидуально-органическую, а не шизофреническую этиологию дефекта. Тяжелые и глубокие формы умственной отсталости при наличии эхо-лалии, эхопраксии, аутистических форм поведения («псевдоаутизм»), вычурных, кататоноформных моторных проявлений, особенно в 3—4-летнем возрасте, также могут ввести в заблуждение (Wieck С., 1965).

Наибольшие сложности возникают в связи с отграничением атонической формы умственной отсталости от шизофрении. Преобладающие в ее клинической картине нарушения целенаправленной активности, недостаточность интереса к окружению, аффективная незрелость и неустойчивость, недифференцированность эмоций, слабость инстинктов, стереотипии нередко напоминают шизофрению или аутизм. Однако у отсталых детей уже с рождения резко замедлен темп психомоторного развития, весьма слаба память. Несмотря на все несовершенство и нарушения, речь служит средством общения. Недостаточная общительность этих детей объясняется не отгораживанием от окружающего мира, а неумением вступить в контакт. Их аффективная жизнь беднее, но она не извращена и не отсутствует вовсе, как это имеет место при шизофрении. Больные с атонической формой недоразвития привязаны к родителям, интересуются играми, не чуждаются детей. У них отсутствует продуктивная симптоматика, а возможные колебания в психическом статусе обычно связаны с неблагоприятными внешними обстоятельствами и никогда не завершаются стойкими ухудшениями, которые можно было бы рассматривать как шизофреническую деградацию.

ОТГРАНИЧЕНИЕ ОТ РАННЕГО ДЕТСКОГО АУТИЗМА

Ребенок с атонической формой умственной отсталости отличается от ребенка с детским аутизмом тем, что его поведение определяется грубой апрозексией, недостаточным осмыслением ситуации и своего в ней места. Рано появляющееся стереотипное поведение обычно очень примитивно (выкрикивания, подпрыгивания) и практически не меняется, отличаясь от более дифференцированных и редуцирующихся с течением времени аутистических ритуалов. При умственной отсталости посредством шкалы Векслера (WISC) обнаруживают при меньших результатах более низкие показатели по невербальным субтестам, меньший разрыв между вербальным и невербальным показателями, меньший диапазон различий по субтестам, чем при детском аутизме (Каган В. Е., 1981). Из четырех критериев, используемых М. Rutter (1978) для диагностики аутизма, умственная отсталость может быть отдифференцирована на основании несоответствия трем из них: иного типа развития навыков общения, отсутствия своеобразных языковых расстройств и стремления к сохранению неизменности порядка вещей или ситуаций.

Диагностируя тяжелые и глубокие состояния умственной отсталости, приходится иметь в виду редко встречающуюся инфантильную деменцию Геллера, которая является скоротечным атрофическим церебральным процессом. Болезнь Геллера возникает после нормального психического развития в первые годы жизни, начинается в 3—6-летнем возрасте периодом резко возбужденного, пугливого поведения, грубыми, выходящими на первый план расстройствами речи, завершающимися ее полной утратой, сохранностью моторных функций и отсутствием локальных поражений ЦНС, быстрым (1—1,5 года) исходом в глубокое слабоумие, своеобразным «неимбецильным» («осмысленным») выражением лица. Таким образом, от умственной отсталости это заболевание отличается утратой речи, отсутствием неврологических и дисгенетических симптомов, выражением лица, резко контрастирующим с глубоким интеллектуальным дефектом.

ОТГРАНИЧЕНИЕ ОТ СИМПТОМАТИЧЕСКИХ ПСИХОЗОВ

Эта задача ставится нечасто, так как в детском возрасте указанные психозы встречаются редко. Однако если в ходе их течения формируется психический дефект органического происхождения, то он иногда может быть расценен как умственная отсталость, осложненная аффективными и поведенческими расстройствами. В этом случае дифференциальная диагностика проводится на том основании, что при умственной отсталости нет предшествующего благополучного развития и что интеллектуальные нарушения, как правило, более равномерны. Психозу предшествует вызвавшая его вредность (сепсис, травма головы и т. д.). Кроме того, острый период психоза проявляется продуктивной симптоматикой (расстройством сознания, восприятия и т. д.), что находит отражение в анамнезе.

ОТГРАНИЧЕНИЕ ОТ ПРЕХОДЯЩИХ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ НАРУШЕНИЙ ОРГАНИЧЕСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ: ЦЕРЕБРАСТЕНИИ, АПАТО-АБУЛИЧЕСКОГО СИНДРОМА, ГИПЕРАКТИВНОСТИ

Не только непосредственно вслед за нейроинфекциями, черепно-мозговыми травмами и т. д., но и в отдаленном периоде после них могут возникать преходящие интеллектуальные нарушения: церебрасте-ния, апато-абулический синдром, брадифрения и состояние гиперактивности.

20 Октябрь 2011 | Автор admin

Умственная отсталость – это группа синдромов, вызванных органическим поражением мозга. Проявляется умственная отсталость в общем психическом недоразвитии с недостаточностью интеллектуальных способностей.
Задержка психического развития (ЗПР) – это нарушение темпов психического развития, связанное как с биологическими, так и с социальными причинами. Развитие ребёнка с ЗПР идёт в том же направлении, как и у нормы, но гораздо медленнее.
Теория наглядно показывает, что ЗПР и умственная отсталость – два разных нарушения. Однако, на практике дети с ЗПР и умственной отсталостью (особенно в лёгкой степени) очень похожи. У обоих категорий эмоционально-волевая сфера характеризуется инфантильностью, незрелостью, слабостью воли, псхопатоподобным поведением, запас представлений об окружающем мире ограничен, навыки интеллектуальной деятельности не сформированы, одинаково страдают мышление, восприятие, внимание, память, речь. В результате к началу школьного обучения у таких детей оказываются несформированными процессы анализа, синтеза, обобщения, сравнения. Сходств много, поэтому, чтобы правильно поставить диагноз, специалисты прибегают к дифференциальной диагностике. Дифференциальная диагностика помогает выявить степень, характер нарушения, первичные и вторичные дефекты, определить и обосновать педагогический прогноз, а также направление обучения, его формы и тип образовательного учреждения, в котором будет учиться ребёнок. Опираясь на результаты дифференциальной диагностики, специалист легко найдёт индивидуальный подход к ребёнку.
Вопросы дифференциальной диагностики ЗПР и умственной отсталости изучали М.С.Певзнер, В.И.Лубовский, Е.М.Мастюкова и др. Дифференциальную диагностику следует начинать с изучения анамнеза. Знакомясь с анамнезом, можно узнать о составе семьи, семейно-бытовых условиях, в которых воспитывается ребёнок, характерологических особенностях родителей, психологических, неврологических, хронических соматических заболеваниях родственников и ребёнка, а также различных патологиях развития и характере протекания беременности и родов. В анамнезе отражено развитие ребёнка в пренатальном, постнатальном периоде. На основании изучения анамнеза делается вывод о причинах нарушения, сопутствующих расстройствах, о первичном и вторичном дефекте. Диагносту следует знать, что в неврологическом статусе ребёнка с умственной отсталостью обычно отмечается грубая органическая патология и неврологическая микросоматика: венозная сетка на висках и переносице, гипертрофия отдельных частей языка, оживление сухожильных и периостальных рефлексов, ассиметрия лицевой иннервации. У детей с ЗПР этого нет. Кроме того, в отличие от малыша с ЗПР, у ребёнка с умственной отсталостью имеет место грубая наследственная отягощённость. Также следует обратить внимание на время воздействия вредоносных факторов: у детей с умственной отсталостью патологические факторы действуют в первой трети беременности и действует он дольше, чем на ребёнка с ЗПР. В анамнезе следует изучить жалобы родителей и педагогов. В случае жалоб на проблемы с поведением, нарушение адаптации, инфантильность, можно говорить о влиянии социокультурных факторов на развитие ребёнка и, следовательно, о ЗПР. При умственной отсталости основное влияние оказывают биологические факторы.

Читайте также:  Поведение больных шизофренией в период ремиссии

Также полезно провести беседу с родителями. В ходе такой беседы важно установить контакт и доверительные отношения. Диагносту следует выяснить уровень образования родителей, наличие вредных привычек, состояние здоровья, жилищно-бытовые и материальные условия жизни, педагогический и культурный уровень родителей, особенности взаимоотношения в семье, стиль воспитания ребёнка. В ходе такой беседы можно примерно определить причины нарушения, а также выявить, что усугубляет дефект ребёнка (например, гипоопека, неблагоприятная атмосфера в семье).

Используя наблюдение за ребёнком в естественных для него условиях, можно сделать выводы о развитии эмоционально-волевой сферы и игровой деятельности. Ребёнок с ЗПР во время игры очень эмоционален, правильно выбирает цель игры и способы её достижения, однако содержание игры не развёрнуто. Без специального обучения игра ребёнка с ЗПР носит сюжетный характер. У детей с умственной отсталостью игра не сопровождается эмоциями, в игре отсутствует цель и способы её достижения, действия с игрушками неадекватны (облизывание, бросание и т.п.). Игры умственно отсталых детей стереотипны, однообразны, без специального обучения остаются на уровне манипуляций.

Изучение анамнеза, беседа, наблюдение – вспомогательные методы дифференциальной диагностики. Основным методом является обучающий эксперимент. В ходе такого эксперимента оценивается уровень развития внимания, памяти, мышления, восприятия, речи, а также наличие произвольности в действиях, способы выполнения заданий, характер оказываемой помощи, способности к переносу. На основании полученных данных делается вывод об уровне психического развития. Во время обучающего эксперимента используются различные методики: складывание пирамидки, матрёшки, “Кубики Кооса”, “Почтовый ящик”, “Запоминание десяти слов,” “Рассказ по сюжетной картинке”, “Классификация предметов”, “Исключение лишнего”, “Складывание разрезной картинки” и т.п. В ходе обследования важно создать с ребёнком эмоциональный контакт и ситуацию успеха. Обследование должно проводиться в игровой форме, задания предъявляются от лёгкого к сложному, наглядные методики должны сочетаться со словесными, также учитывается уровень развития познавательной деятельности. Если у ребёнка ЗПР, то результаты проведённых методик будут следующими: восприятие недифференцированное, внимание неустойчивое, переработка вербальной информации затруднена, при этом, малыш хорошо выполняет невербальные задания, основные операции словесно-логического мышления не сформированы, наглядно-действенное и наглядно-образное мышление развивается нормально, нарушения памяти негрубые. Основное нарушение речи – фонетико-фонематическое недоразвитие (ФФН). Ребёнок с умственной отсталостью покажет иные результаты: одинаково плохо выполняются и вербальные, и невербальные задания, неразвиты все формы мышления, восприятие искажённое и нецелостное, память и внимание грубо нарушены, общее недоразвитие речи (ОНР). Уровень психического развития у ребёнка с ЗПР по результатам диагностики будет средним, а с умственной отсталостью – низким. В целом, у ребёнка с ЗПР страдает не мышление как таковое, а предпосылки к его развитию: память, восприятие, внимание, речь. При умственной отсталости наблюдается стойкое нарушение интеллектуальных процессов. При ЗПР психические функции повреждены неравномерно: одни сохранны, другие недоразвиты, третьи полностью повреждены. При умственной отсталости повреждение психических функций носит диффузный (разлитой) характер. При проведении диагностики важно обратить внимание на поведение ребёнка и на качество выполнения предлагаемых заданий. Ребёнок с ЗПР выполняет задание методом проб и ошибок, активно принимает помощь взрослого, после обучения появляется произвольность в действиях и ребёнок показывает более высокие результаты, способность переноса в новые условия не нарушена. Игровое предъявление заданий повышает продуктивность деятельности ребёнка, его заинтересованность в задании и сосредоточенность на нём. Ребёнок с умственной отсталостью при выполнении заданий прибегает к неадекватным, непродуктивным способам манипулирования, произвольность в деятельности отсутствует, помощь взрослого не принимает и не использует, способности к переносу нет или она затруднена. При игровом предъявлении задания внимание такого ребёнка непроизвольно соскальзывает с выполнения задания.

У детей школьного возраста оценивается сформированность процессов письма, чтения. При чтении ребёнок с ЗПР пытается понять прочитанное, а для этого прибегает к повторному чтению, пересказ прочитанного логичен и последователен, малыш с умственной отсталостью не пытается прочитать текст повторно, его пересказ отличается нелогичностью, непоследовательностью. Обследование письма оценивается с помощью слухового диктанта, самостоятельного письма и списывания. В письменных работах ребёнка с ЗПР встречаются замены, пропуски, ошибки из-за незнания правил и неумения их применять. Дети с умственной отсталостью на письме искажают слова, пишут их нелепо, не соблюдают строку, не выделяют самостоятельно клетку.

Рубрика: Новости

Одна из обязанностей педиатра — раннее распознавание нарушений развития. Подход к оценке развития должен быть многосторонним. Необходимо тщательно фиксировать наблюдения и опасения родителей. Они дают не меньше информации, чем общепринятые тесты. Необходимо выявлять факторы риска в индивидуальном и семейном анамнезе, обстановке, в которой живет ребенок. Факторы риска ( недоношенность , наркомания у матери , перинатальные повреждения ) должны быть отражены в карте ребенка. У детей группы риска следует оценивать отставание от возрастных стандартов развития в первые 2 года жизни и необходимость раннего реабилитационного вмешательства. В карте ребенка необходимо фиксировать вехи его развития. При каждом профилактическом осмотре обращают внимание на отклонения от нормы функций и внешние проявления аномалий. Что эффективнее — оценивать продвижение в развитии или соответствие его уровня ожидаемому для данного возраста, — сказать трудно.

Прежде чем диагностировать умственную отсталость, надо определить, нет ли у ребенка расстройств познавательных функций и расстройств адаптивного поведения . Эти расстройства могут имитировать умственную отсталость или сопутствовать ей. Так, умственная отсталость имеет место при церебральных параличах или аутизме . Диагностика церебрального паралича в подобных случаях основывается на более значительном дефиците двигательных функций по сравнению с познавательным , наличии изменений мышечного тонуса и патологических рефлексов . При аутизме задержка речевого развития и задержка навыков социальной адаптации выражена больше, чем задержка невербальных навыков , при умственной отсталости в равной степени страдают социальные, двигательные, адаптивные и познавательные навыки. Имитируют умственную отсталость сенсорный дефицит ( глухота , слепота ), коммуникативные расстройства , плохо поддающиеся лечению судорожные расстройства . В то же время умственная отсталость бывает первым проявлением некоторых дегенеративных заболеваний ЦНС .

Диагноз умственной отсталости должен быть подтвержден тестированием интеллекта и адаптивных функций. Наиболее распространены в практике США шкала развития грудных детей Бейли-II, шкала Стэнфорда-Бине и шкала Векслера.

При тестировании развития грудных детей шкала развития грудных детей Бейли-II включает показатели речевого развития, навыки достижения желаемого, пользуясь зрением, навыки крупной моторики у детей от 1 мес. до 3,5 года. На основании их оценки рассчитывают индексы умственного и психомоторного развития. Эта шкала позволяет подтвердить диагноз тяжелой умственной отсталости , но мало помогает выявить легкую умственную отсталость .

При тестировании интеллекта у детей старше 3 лет используют преимущественно шкалы Векслера для детей дошкольного и младшего школьного возраста, позволяющие оценить умственное развитие детей 3-7 лет. 3-ю редакцию шкалы Векслера используют для тестирования детей, умственный возраст которых превышает 6 лет. Обе шкалы содержат ряд тестов для оценки речевого развития и навыков выполнения различных действий. При умственной отсталости результаты всех тестов обычно ниже средних, но иногда результаты тестов в 1-2 невербальных областях достигают средних. У детей школьного возраста можно использовать и шкалу оценки интеллекта Стэнфорда-Бине. Шкала содержит 15 тестов, с помощью которых оценивают четыре области интеллекта: речевые возможности , осмысление зрительной информации , навыки счетных операций и способность к кратковременному запоминанию . Тестирование позволяет (с известной осторожностью) судить о более сильных и более слабых сторонах интеллекта. У детей дошкольного возраста шкала Стэнфорда-Бине в определении умственной отсталости недостаточно информативна.

Тестирование адаптивных функций. Наиболее широко для исследования адаптивного поведения используется шкала адаптивного поведения Вайнленда (Vineiand). Она включает полуструктурированное интервью с родителем или другим ухаживающим лицом или учителем, посвященное четырем аспектам адаптивного поведения: общению с окружающими , повседневным жизненным навыкам , социализации и двигательным навыкам . Используют также шкалу независимого поведения Вудкока Джонсона (Woodcock-Johnson) и шкалу адаптивного поведения Американской ассоциации умственной отсталости. Обычно (но не всегда) показатели шкал оценки интеллекта и шкал оценки адаптивного поведения бывают близкими. Основные адаптивные возможности увеличиваются в ответ на реабилитационную терапию в большей степени, чем показатель IQ. Кроме того, показатели адаптивных возможностей зависят в определенной мере от причины умственной отсталости и ожиданий ухаживающих за больным лиц. Так, при синдроме Прадера-Вилли показатели адаптивных возможностей остаются на одном уровне вплоть до зрелого возраста, а при синдроме ломкой Х-хромосомы по мере взросления ребенка снижаются.

Умственную отсталость следует дифференцировать с рано начавшейся шизофренией, деменцией, с внешне сходными состояниями, которые могут быть: при педагогической запущенности, выраженной длительной астенизации, прогредиентных психических заболеваниях (особенно шизофрении и эпилепсии), возникших в раннем возрасте и повлекших за собой выраженное слабоумие.

Умственная отсталость (олигофрения) — это врожденное или приобретенное в раннем возрасте общее недоразвитие психики с преобладанием интеллектуального дефекта. Умственная отсталость отражается на всех психических процессах, в основном — познавательных. У таких деток нарушено активное внимание, а способность к запоминанию обычно замедлена. Словарный запас у детей с умственной отсталостью бедный, а для речи характерно неточное использование слов, неразвернутых фраз, нарушением произношения и т.д. У детей с умственной отсталостью отмечают недоразвитость высших эмоций. Для поведения детей с умственной отсталостью характерны отсутствие мотиваций, зависимость от внешних обстоятельств, недостаточность подавления инстинктивных влечений, неспособность прогнозировать последствия своих поступков.

При педагогической запущенности, когда некоторое замедление психического развития может наблюдаться у здорового ребенка, но лишенного по тем или иным причинам условий для правильного умственного развития, не получающего необходимой информации.

При выраженной длительной астенизации вследствие тяжелых соматических заболеваний, нарушений питания и т.д. При такой астении психически здоровый ребенок также может развиваться с некоторой задержкой, обнаруживать рассеянность внимания, плохую память, замедленность мышления.

При педагогической запущенности и выраженной астенизации дети, несмотря на некоторую задержку психического развития, не обнаруживают свойственных олигофрении симптомов (невозможность вырабатывать понятия или представления, нарушения абстрактного мышления и т.д.) и довольно быстро выравниваются при соответствующей педагогической и медицинской помощи.

При прогредиентных психических заболеваниях (особенно шизофрении и эпилепсии), возникших в раннем возрасте и повлекших за собой выраженное слабоумие. При этом помимо данных анамнеза (до определенного возраста ребенок не выявлял никакой патологии, хорошо развивался), помогает обнаружение типичной симптоматики, свойственной этим болезням.

В отличие от олигофренов, у больных шизофренией задержка развития носит частичный, диссоциированный характер; наряду с этим в клинической картине обнаруживается ряд свойственных эндогенному процессу проявлений — аутизм, патологическое фантазирование, кататонические симптомы.

Атипичный аутизм впервые проявляется после наступления трёхлетнего возраста. Для атипичного аутизма характерно отсутствие хотя бы одного из трех диагностических признаков аутизма: 1. достаточно отчётливые нарушения социального взаимодействия,

2. ограниченное, стереотипное, повторяющееся поведение,

3. тот или иной признак аномального и/или нарушенного развития проявляется в возрасте после 3-х лет.

При атипичном аутизме либо нарушено социальное взаимодействие, либо нарушено общение, либо имеет место ограниченное повторяющееся поведение (стереотипность). Возможно присутствие двух критериев одновременно, в то время как для диагностики аутизма необходимо наличие трех вышеуказанных признаков.

Атипичный аутизм чаще возникает у детей с глубокой умственной отсталостью, а также встречается у детей с тяжелым специфическим растройством рецептивной речи (снижение способности к пониманию и слуховому восприятию речи при сохранном физическом слухе).

Читайте также:  Какие таблетки принимают при шизофрении

Одним из основных дифференциально-диагностических критериев при отличии олигофрении от последствий каких-то прогредиентных заболеваний нужно считать критерий прогрессирования патологического процесса вообще и, в частности, слабоумия, свойственного этим заболеваниям. Именно по признаку прогредиентности исключаются из группы олигофрении (патологических состояний) ряд болезней (патологических процессов), сопровождающихся нарастающим слабоумием.

К таким страданиям относятся туберозный склероз, болезнь Реклингхаузена (нейрофиброматоз), болезнь Тея-Сакса (семейная амавротическая идиотия) и родственные ей заболевания (другие формы «липидов») и т.д.

Умственную отсталость отличают также от деменции — приобретённого слабоумия, при котором, как правило, выявляются элементы имевшихся знаний, большее разнообразие эмоциональных проявлений, относительно богатая лексика, сохранившаяся склонность к абстрактным построениям.

При ЗПР психическое развитие ребенка отличается неравномерностью нарушений различных психических функций. При этом логическое мышление может быть более сохранным по сравнению с памятью, вниманием, умственной работоспособностью. Кроме того, у детей с ЗПР отсутствует инертность психических процессов. Дети с ЗПР способны не только принимать и использовать помощь, но и переносить усвоенные навыки умственной деятельности в другие ситуации. С помощью взрослого они могут выполнять предлагаемые им интеллектуальные задания на близком к норме уровне.

У́мственная отста́лость (малоу́мие, олигофрени́я; др.-греч.ὀλίγος — малый + φρήν — ум) — врождённая или приобретённая в раннем возрасте задержка, либо неполное развитие психики, проявляющаяся нарушением интеллекта, вызванная патологией головного мозга и ведущая к социальной дезадаптации. Проявляется в первую очередь в отношенииразума (откуда и название), также в отношении эмоций, воли,речи и моторики.

Термин «олигофрения» предложил Эмиль Крепелин. Во многом он синонимичен современному понятию умственной отсталости. В то же время последнее понятие несколько шире, так как включает не только задержку психического развития, вызванную органической патологией, а, например, социально-педагогическую запущенность и диагностируется в первую очередь на основе определения степени недоразвития интеллекта без указания этиологического и патогенетическогомеханизма.

Умственную отсталость как врождённый психический дефектотличают от приобретённого слабоумия, или деменции (лат. de — приставка, означающая снижение, понижение, движение вниз + лат. mens — ум, разум). Приобретённое слабоумие — снижение интеллекта от нормального уровня (соответствующего возрасту), а при олигофрении интеллект взрослого физически человека в своём развитии так и не достигает нормального уровня и она является непрогредиентым процессом. Степень умственной недостаточности оценивается количественно с помощью интеллектуального коэффициента по стандартным психологическим тестам.

Некоторыми учёными олигофрен определяется как «… индивид, неспособный к независимой социальной адаптации».

Есть несколько классификаций олигофрений. Традиционно олигофрении классифицируются по степени выраженности. Есть также альтернативная, качественная классификация по М. С. Певзнер.

При одной и той же причине тяжесть нарушений может быть различна. На сегодняшний день по МКБ-10 выделяют 4 степени умственной отсталости. Согласно традиционной классификации существует 3 её степени: дебильность, имбецильность и идиотия.

Термины «дебильность», «имбецильность» и «идиотия» полностью исключены из МКБ-10. Это сделано в связи с тем, что они вышли за сугубо медицинские рамки, стали играть социальный (негативный) оттенок. Вместо них предложено использовать исключительно нейтральные термины, количественно отражающие степень умственной отсталости.

Рубрика (МКБ-10)

Степень умственной отсталости (МКБ-10)

Традиционный термин (МКБ-9)

Коэффициент интеллекта

Психологический возраст

Нерезко выраженная имбецильность

Когда оценка степени умственной отсталости затруднена или невозможна (например, из-за глухонемоты, слепоты), используется категория F78. «другие формы умственной отсталости».

Точная оценка распространённости олигофрений затруднена в связи с различиями в диагностических подходах, в степени терпимости общества к психическим аномалиям, в степени доступности медицинской помощи. В большинстве индустриально развитых стран частота олигофрений достигает около 1 % населения (0,39—2,7 %), при этом среди контингента олигофренов число лиц, имеющих лёгкую степень умственной отсталости — от 68,9 % до 88,9 %. Умеренная, тяжёлая и глубокая наблюдается у 11,1—31,1 % (1960—1970-е годы СССР), 0,13 % (1990-е годы РФ), 0,39—0,28 % по исследованию Раттера и Густавсона. Соотношение мужчин и женщин колеблется от 1,5:1 до 2:1.

Одно из эпидемиологических исследований СССР обнаружило долю олигофренов от 4,89 до 2,38 на 1000 населения.

А. А. Чуркин (1997) приводил цифры распространённости умственной отсталости в России — 608,1 на 100 000 населения (0,6 %).

  • Генетические;
  • Внутриутробное поражение плода нейротоксическими факторами физической (ионизирующее излучение), химической или инфекционной (цитомегаловирус,сифилис и др.) природы;
  • Значительная недоношенность;
  • Нарушения в процессе родов (асфиксия, родовая травма);
  • Травмы головы, гипоксия головного мозга, инфекции с поражением центральной нервной системы;
  • Педагогическая запущенность в первые годы жизни у детей из неблагополучных семей.
  • Умственная отсталость неясной этиологии.

Умственная отсталость является одной из основных причин обращения в генетическую консультацию. Генетическими причинами обусловлено до половины случаев тяжёлой умственной недостаточности. Основные типы генетических нарушений, ведущих к умственной недостаточности, включают:

  • Хромосомные аномалии, нарушающие дозовый баланс генов, такие как анеуплоидия, делеции, дупликации. Примерами могут служить трисомия хромосомы 21 (синдром Дауна), частичная делеция короткого плеча хромосомы 4, микроделеция участка хромосомы 7q11.23 (синдром Вильямса) и др.
  • Дерегуляция импринтинга вследствие делеций, однородительской дисомии хромосом или участков хромосом. Этим механизмом обусловлены такие заболевания, как синдром Ангельмана и синдром Прадера-Вилли.
  • Дисфункция отдельных генов. Число генов, мутации в которых вызывают ту или иную степень умственной отсталости, превышает 1000. В их число входят, например, ген NLGN4, находящийся на хромосоме Х, мутации в котором обнаружены у некоторых пациентов, страдающих аутизмом; ген FMR1, сцепленный с хромосомой Х, дерегуляция экспрессии которого вызывает синдром хрупкой Х-хромосомы; ген MECP2, также находящийся на хромосоме Х, мутации в котором вызывают синдром Ретта у девочек.

Недоразвитие познавательной и эмоционально-волевой сферы у олигофренов проявляется не только в отставании от нормы, но и в глубоком своеобразии. Они способны к развитию, хотя оно и осуществляется замедленно, атипично, иногда с резкими отклонениями. При этом происходят и количественные, и качественные изменения всей психической деятельности ребёнка.

В отечественной дефектологии умственно отсталых детей традиционно делят на три группы: дебилы, имбецилы, идиоты. Дебилы — это дети с лёгкими степенями умственной отсталости. Они являются основным контингентом специальных детских садов и специальных школ для умственно отсталых учеников. Дети со средней и глубоко выраженной отсталостью (соответственно, имбецилы и идиоты) живут и воспитываются в семьях или помещаются в интернатные учреждения социальной защиты, где находятся пожизненно.

Дети с органическими поражениями коры головного мозга (олигофрены) растут обычно ослабленными, раздражительными. Многие из них страдают энурезом. Им свойственна патологическая инертность основных нервных процессов, отсутствие интереса к окружающему и поэтому эмоциональный контакт со взрослыми, потребность общения с ними у ребёнка в дошкольном возрасте часто не возникает. Дети не умеют общаться и со своими сверстниками. Спонтанность усвоения общественного опыта у них резко снижена. Дети не умеют правильно действовать ни по словесной инструкции, ни даже по подражанию и образцу. У умственно отсталых дошкольников ситуативное понимание речи может сохраняться вплоть до поступления в школу.

Для усвоения способов ориентировки в окружающем мире, для наделения и фиксирования ярко обозначенных свойств и простейших отношений между предметами, для понимания важности того ли иного действия умственно отсталому дошкольнику требуется гораздо больше вариативных повторений, чем для нормально развивающегося ребёнка.

У умственно отсталых детей-дошкольников, лишённых специального коррекционно-направленного обучения, отмечается существенное недоразвитие специфических для этого возраста видов деятельности — игры, рисования, конструирования, элементарного бытового труда.

Умственно отсталый ребёнок проявляет крайне слабый интерес к окружающему, долго не тянется к игрушкам, не приближает их к себе и не пытается ими манипулировать. В возрасте 3—4 лет, когда нормально развивающиеся дети активно и целенаправленно подражают действиям взрослых, умственно отсталые дошкольники только начинают знакомиться с игрушками. Первые предметно-игровые действия появляются у них (без специального обучения) лишь к середине дошкольного возраста.

У большинства умственно отсталых детей, не посещающих специальный детский сад, не имеющих дома контактов со специалистами-дефектологами или заботливыми и разумными родителями, графическая деятельность до конца дошкольного возраста находится на уровне бесцельного, кратковременного, хаотического черкания. У умственно отсталых детей в большой степени страдает произвольное внимание. Невозможным оказывается для них сколько-нибудь длительно концентрировать внимание, одновременно выполнять разные виды деятельности.

Сенсорное развитие в предшкольном и школьном возрасте у этих детей значительно отстаёт по срокам формирования. Они действуют либо хаотически, не учитывая свойства предметов, либо ранее усвоенным способом, не адекватным в новой ситуации. Восприятие олигофренов характеризуется недифференцированностью, узостью. У всех умственно отсталых детей наблюдаются отклонения в речевой деятельности, которые в той или иной мере поддаются коррекции.

Развитие речевого слуха происходит у умственно отсталых детей с большим опозданием и отклонениями. Вследствие этого у них наблюдается отсутствие или позднее появление лепета. Для олигофренов характерна задержка становления речи, которая обнаруживается в более позднем (чем в норме) понимании обращённой к ним речи и в дефектах самостоятельного пользования ею. У некоторых умственно отсталых детей наблюдается отсутствие речи даже к 4—5 годам.

Большие трудности возникают у умственно отсталого ребёнка при решении задач, требующих наглядно-образного мышления, то есть действовать в уме, оперируя образами представлений. Умственно отсталые дошкольники часто воспринимают изображения на картинке как реальную ситуацию, в которой пытаются действовать. Их память характеризуется малым объёмом, малой точностью и прочностью запоминаемого словесного и наглядного материала. Умственно отсталые дети обычно пользуются непроизвольным запоминанием, то есть запоминают яркое, необычное, то, что их привлекает. Произвольное запоминание формируется у них значительно позднее — в конце дошкольного, в начале школьного периода жизни.

Отмечается слабость развития волевых процессов. Эти дети часто бывают безынициативны, несамостоятельны, импульсивны, им трудно противостоять воле другого человека. Им свойственна эмоциональная незрелость, недостаточная дифференцированность и нестабильность чувств, ограниченность диапазона переживаний, крайний характер проявлений радости, огорчения, веселья.

Общие диагностические указания F7x.x в МКБ-10:

  • A. Умственная отсталость — состояние задержанного или неполного развития психики, которое в первую очередь характеризуется нарушением способностей, проявляющихся в период созревания и обеспечивающих общий уровень интеллекта, то есть когнитивных, речевых, моторных и специальных способностей.
  • B. Отсталость может развиваться с любым другим психическим или соматическим расстройством или возникать без него.
  • C. Адаптивное поведение всегда нарушено, но в защищённых социальных условиях, где обеспечивается поддержка, эти нарушения у больных с лёгкой степенью умственной отсталости могут совсем не иметь явного характера.
  • D. Измерение коэффициентов умственного развития должно проводиться с учётом кросс-культуральных особенностей.
  • E. Четвёртый знак используется для определения выраженности поведенческих нарушений, если они не обусловлены сопутствующим (психическим) расстройством.

Указания на нарушения поведения

  • F7x.0 — отсутствие или слабая выраженность нарушений поведения
  • F7x.1 — со значительными нарушениями поведения, требующими ухода и лечения
  • F7x.8 — с другими нарушениями поведения
  • F7x.9 — без указания на нарушения поведения.

Указания на причину

Пятым знаком обозначается причина (если она известна), приводящая к умственной отсталости:

  • F7x.x1 — …обусловленная предшествующей инфекцией или интоксикацией (например: пренатальные инфекции, такие как токсоплазмоз, краснуха, сифилис; постнатальные инфекции, такие как энцефалит,абсцесс мозга; интоксикации, такие как желтуха, токсикоз беременных, отравление свинцом)
  • F7x.x2 — …обусловленная предшествующей травмой или физическим агентом (например: постнатальная травма или гипоксия; механическая травма или гипоксия (асфиксия) при родах)
  • F7x.x3 — …обусловленная фенилкетонурией
  • F7x.x4 — …связанная с хромосомными нарушениями (например: синдром Дауна, синдром Клайнфельтера).
  • F7x.x5 — …обусловленная гипертиреозом
  • F7x.x6 — …обусловленная гипотиреозом
  • F7x.x7 — …связанная с недоношенностью
  • F7x.x8 — …обусловленная другими уточнёнными причинами (например: врождённая аномалия головного мозга, краниосиностоз, микроцефалия, гипертелоризм и т. д.)
  • F7x.x9 — …обусловленная неуточнёнными причинами

Трудности в диагностике умственной отсталости могут возникнуть при необходимости отграничения от рано начавшейся шизофрении. В отличие от олигофренов, у больных шизофренией задержка развития носит частичный, диссоциированный характер; наряду с этим в клинической картине обнаруживается ряд свойственных эндогенному процессу проявлений — аутизм, патологическое фантазирование, кататонические симптомы.

Умственную отсталость отличают также от деменции — приобретённого слабоумия, при котором, как правило, выявляются элементы имевшихся знаний, большее разнообразие эмоциональных проявлений, относительно богатая лексика, сохранившаяся склонность к абстрактным построениям.

Читайте также:  Вы находитесь на первой стадии шизофрении это скрытая вялотекущая ее форма

Для оценки уровня интеллекта детей с задержкой умственного развития обычно используются адаптированные тесты: шкала интеллекта Станфорд-Бине и тест Векслера (WISC — для детей от 6 до 16 лет, WPPSI — для детей от 2½ до 7 лет 7 месяцев). Данные тесты критикуются за ненадёжность результатов при IQ ниже 50, а также недостаточную чувствительность к индивидуальным творческим ответам и обнаружению парциальных сильных сторон интеллекта, тем не менее при сочетании с тестами для определения социальной компетенции они могут дать довольно достоверную глобальную картину умственного развития.

Органические поражения мозга выявляются гештальт-тестом Бендер (англ. BenderGestalt Test) и тестом на зрительную ретенцию Бентона (англ. Benton Visual Retention Test; BVRT). Гештальт-тест Бендер заключается в копировании 9 геометрических фигур с карт или диапозитивов, при этом гештальтпсихология используется для интерпретации результатов. Тест на зрительную ретенцию Бентона заключается в репродукции предъявляемых пациенту геометрических фигур. При органическом поражении мозга наблюдаются типичные ошибки.

Для оценки уровня социального приспособления используется Шкала Адаптивного Поведения Вайнленда (англ. Vineland Adaptive Behavior Scale) или Шкала Социальной Зрелости Вайнленда (англ. Vineland Social Maturity Scale). Шкала Социальной Зрелости Вайнленда рекомендуется в МКБ-10 для северо-американской иевропейской социо-культурной среды. Шкала Адаптивного Поведения использует данные интервью с родителями или опекунами, и показывает картину адаптации в следующих сферах: социализация, общение, моторика, дезадаптивное поведение и навыки повседневной жизни.

Специфическая терапия проводится при некоторых видах умственной отсталости с установленной причиной (врождённый сифилис, токсоплазмоз и др.); при умственной отсталости, связанной с нарушениями метаболизма (фенилкетонурия и др.), назначают диетотерапию; при умственной отсталости токсоплазмозного происхождения применяют сульфаниламиды с хлоридином (дарапримом); при эндокринопатиях (микседема, кретинизм) — гормональное лечение. Лекарственные средства назначают также для коррекции эмоциональной лабильности и подавления извращённых влечений (неулептил, феназепам, сонапакс). Большое значение для компенсации олигофренического дефекта имеют лечебно-воспитательные мероприятия, трудовое обучение и профессиональное приспособление. В реабилитации и социальной адаптации умственно отсталых пациентов наряду с органами здравоохранения играют роль вспомогательные школы, школы-интернаты, специализированные ПТУ, мастерские для умственно отсталых и др.

В обществе существует система отделения «особых детей» от «нормальных». Дети с относительно лёгкими нарушениями довольно быстро могут превратиться в инвалидов, неспособных к самостоятельной жизни. Дети с диагнозом «олигофрения» при таком подходе вынуждены жить в замкнутом мире, они не видят своих здоровых сверстников, не общаются с ними, им чужды интересы, увлечения обычных детей. В свою очередь, здоровые дети тоже не видят тех, кто не соответствует «стандарту», и, встретив на улице человека с ограниченными возможностями, не знают, как к нему относиться, как реагировать на его появление в «здоровом» мире.

Традиция разделять детей по степени умственной отсталости и «отбраковывать» тех, кто не вписывается в определённые рамки (ставить клеймо «необучаемый», помещать в интернат, специальную школу), устарела и не приводит к положительному результату. Если ребёнок с подобной патологией живёт дома, то сама ситуация стимулирует его осваивать разные навыки, он стремится общаться со сверстниками, играть, учиться. Однако на практике происходит так, что ребёнка с диагнозом «олигофрения» отказываются принимать в детский сад или школу и предлагают обучение в специализированном учреждении или лечение.

С 1970—1980-х годов наметилась тенденция воспитывать детей с разными нарушениями развития дома, в семье. До этого мать обычно ещё в роддоме уговаривали оставить «неполноценного» ребёнка, сдать его в специальное учреждение, то с этого времени все больше детей-олигофренов оказывается под опекой родителей, готовых бороться за их развитие и адаптацию в обществе. С помощью близких людей такой ребёнок имеет возможность претендовать на образование, лечение, общение со сверстниками.

Практика показывает, что даже самые «тяжёлые» дети при условии правильного обращения с ними стремятся к общению и активности. Дети, не умеющие говорить, плохо понимающие речь окружающих, с интересом смотрят на детей и взрослых вокруг, начинают интересоваться игрушками, в которые играют их сверстники. Через простые, доступные им игры начинается взаимодействие с педагогом, а потом — обучение ребёнка тем навыкам, которые впоследствии окажутся для него необходимыми (есть ложкой, пить из чашки, одеваться).

Ребёнок с проблемами в интеллектуальном развитии находится в специфической зависимости от коммуникативной помощи и поддержки. Он испытывает трудности в понимании того, что его окружает, и часто люди затрудняются в понимании его. Поскольку он более слабый партнёр по коммуникации, опасность заключается в том, что он либо отдаляется от любого контакта, впадает в коммуникативный негативизм, крайнее проявление, которое можно видеть в аутоагрессии, либо из-за своих проблем с поведением сковывается страхом, беспокойством, агрессией. Незнание этих процессов позволяет с излишней лёгкостью рассуждать о том, что дети с интеллектуальным недоразвитием не способны к общению.

Изучение социального развития, социального поведения и связанных с этим специфических проблем детей с недоразвитием интеллекта только начинается. Непосредственно педагогический интерес представляют исследования развития и условий межличностных (двусторонних) отношений.

Для развития детей, имеющих отставание в умственном развитии, качество межличностных отношений приобретает основополагающее значение. Небезразлично: разговаривают с ним или нет; что о нём говорят; обращаются ли к нему и как; стараются ли его понять и как это делают; полагают ли, что с ним нужно обходиться исключительно как с неподдающимся и неспособным к обучению объектом и им следует манипулировать, или же, несмотря на все коммуникативные трудности, воспринимают всерьёз и уважают как партнёра по коммуникации; в каком эмоциональном климате происходит это взаимное сближение, доверительное общение и взаимная оценка.

Для олигофренопедагогики центральным объектом обсуждения и исследований должны быть социальные взаимодействия, проблемы развития детей с интеллектуальной недостаточностью в аспекте «социального обучения». В нерешённом состоянии эти проблемы приводят к утрате взаимодействия и общения и тем самым к социальной изоляции.

Вероятность такой изоляции долгое время только усиливалась, вследствие ошибочного, исходящего от подчёркнуто дистанционного общественного мнения, что «слабоумный нуждается только в уходе». Принимая во внимание этот роковой исторический опыт, в качестве постулата следует признать, что ни один человек не нуждается только в уходе. Каждый осознанно или нет «тайно и робко ищет одобрения его бытия, которое может быть высказано только от лица к лицу».

Первый и элементарный интерактивный опыт ребёнок приобретает в общении с матерью и отцом как наиболее близкими людьми. Их действия и обращение с ребёнком драматическим образом обусловлены чувствами и установками, которые у них возникают при выявлении у ребёнка умственной отсталости. В эмоциональной сфере у них блокируется или затрудняется спонтанное внимание и тем самым уменьшается общение, поскольку раннее общение, в сущности, строится на чувствуемом и переживаемом. Дальнейшие коммуникативные проблемы возникают из-за того, что ребёнок не реагирует с ожидаемой живостью, которая обычно усиливает внимание к нему матери. И, в свою очередь, из-за меньшего внимания у ребёнка не возникает достаточная мотивация к общению, следовательно, затрудняется овладение речью.

Отсутствие ожидаемой детской активности, отставание в развитии, возможная общая слабость ребёнка могут также привести к тому, что о нём начнут проявлять чрезмерную заботу, мешая его самостоятельному становлению. В любом случае ребёнок с нарушением интеллекта нуждается, как минимум, в такой же мере социального внимания, теплоты и стимуляции к обучению, как и нормальный ребёнок, чтобы смогли развиваться его заблокированные коммуникативные способности.

Кроме семейной группы важное социальное значение имеет вхождение в группу сверстников: небольшую игровую группу, детсадовскую группу, школьный класс. При этом речь идёт не только о расширении радиуса социальной активности и области ориентации, но также о возможности в общении с другими и через их реакцию познавать самого себя и тем самым формировать собственную личность. Ребёнок с проблемами в интеллектуальном развитии, которому грозит опасность непринятия, остро нуждается в защите группы, где его социальные потребности не наталкиваются каждодневно на непонимание и неприязнь, а встретят поддержку. Индивидуальные специфические трудности коммуникативного понимания делают для него необходимой социальную и воспитательную помощь.

В соответствии с индивидуальным генезисом, в поведении наблюдаются большие или меньшие различия. Есть дети с недоразвитием интеллекта с неутомимой и неразборчивой тягой к обществу; есть такие, которые кажутся «погруженными в изолированное бытие».

По результатам исследования Уильямса и других учёных установлено, что социальный коэффициент у детей с интеллектуальной недостаточностью несколько выше, чем коэффициент интеллекта. Эти результаты в частности, свидетельствуют о том, что овладение социальными навыками в значительной мере зависит от окружающего мира, особенно от воспитания. Различия в овладении социальными навыками простираются от полной беспомощности до далеко идущей независимости и свободы в общении, от агрессии до проявления любви и доверия.

О. Шпек указывает, что некоторые дети пользуются особой любовью; других детей вообще отвергают, очевидно, из-за их малой общительности; способность к контактам очень сильно зависит от физического состояния; попытки установить контакт могут восприниматься как очень навязчивые и надоедливые — детям недостаёт умения представить себя на месте другого и понять его реакцию; возможна затяжная взаимная неприязнь и агрессивность, которые очень трудно преодолеть; робкие и неуверенные дети стремятся к более тесному контакту с воспитателем.

С возрастом социальные отношения в группе стабилизируются и у подростков они уже отличаются значительным постоянством. Симпатии и неприязнь, в сущности, определяются эмоционально-личностными мотивами и в гораздо меньшей степени уровнем способностей ребёнка.

Таким образом, взаимодействие с окружающим миром не является процессом, эффект которого предопределён заранее, и что индивидуальная реакция не всегда становится прямым результатом социальных воздействий. А дети с проблемами в интеллектуальном развитии успешнее овладевают навыками социального поведения под руководством и при обучении.

Шизофрения, возникающая на фоне умственной отсталости, называется пфропфшизофренией или олигошизофренией.

А. Глаусс выделял 2 вида пфропфшизофрении/пфропфгебефрении:

  1. комбинация олигофрении с шизофренией, для которой характерно катастрофическое течение и скудная продуктивная симптоматика (например, бред, галлюцинации)
  2. начало шизофрении в детском возрасте, при котором помимо олигофренических, наблюдаютсягебефренические черты. Затем, в возрасте 14—17 и 20—30 лет, у значительной части больных возникает настоящий гебефренический шуб.

Стоит отметить, что раннее начало шизофрении само по себе приводит к задержке умственного развития и формированию интеллектуального дефекта.

Умственная отсталость — дефект психики, появившийся из-за помех, помешавших нормальному созреванию интеллекта, а шизофрения — текущий или отзвучавший болезненный процесс. При умственной отсталости процессуальные явления отсутствуют.

При детской шизофрении психотическая симптоматика стёрта, рудиментарна, лишена яркости, при медленном развитии болезни может быть вовсе не выражена, поэтому разграничение её с умственной отсталостью порою представляет трудности.

Труднее всего ограничивается атоническая форма умственной отсталости от шизофрении. При данной форме олигофрении в клинической картине преобладает аффективная незрелость и неустойчивость, недифференцированность эмоций, недостаточность интереса к окружению, слабость инстинктов, нарушения целенаправленной деятельности, стереотипии, что часто напоминает аутизм или шизофрению. Тем не менее у таких детей с рождения заметно замедление темпа психомоторного развития и слабая память. Скудная общительность таких детей объясняется отсутствием умения вступить в контакт, а не отгораживанием от окружающего мира. Их аффективные проявления бедны, но не наблюдается их извращения или отсутствия, как при шизофрении. Они интересуются играми, привязаны к родителям, не чуждаются детей, что также отличает их от шизофреников. У больных атонической формой отсутствует продуктивная симптоматика и нет прогрессирующей деградации, как это имеет место при шизофрении.

В перечисленных ниже произведениях главный герой является слабоумным:

  • Уинстон Грум. «Форрест Гамп» (книга и фильм)
  • Дэниел Киз. «Цветы для Элджернона»
  • Игорь Поль. «Путешествие идиота»
  • Джон Стейнбек. «О мышах и людях» (книга и фильм)
  • Дорис Лессинг. «Пятый ребёнок». «Бен среди людей»
  • Александр Куприн. «Блаженный» (рассказ)
  • «День восьмой» фильм режиссёра Жако Ван Дормаля, снятый в 1996 году
  • «Я — Сэм» фильм Джесси Нельсона, снятый в 2001 году.
  • «Шум и ярость»
  • «День из жизни»